Midnighter's World

Привет, я Midnighter, и этот форум посвящен моим повестям в жанре мистика. Надеюсь, что вам они понравятся.
 
ФорумФорум  КалендарьКалендарь  ЧаВоЧаВо  ПоискПоиск  ПользователиПользователи  ГруппыГруппы  РегистрацияРегистрация  ВходВход  

Поделиться | 
 

 История из жизни одного вампира

Перейти вниз 
АвторСообщение
Midnighter
Admin
avatar

Сообщения : 26
Дата регистрации : 2015-02-01

СообщениеТема: История из жизни одного вампира   Вс Фев 01, 2015 5:06 pm

Не следуй мирно в даль, где света нет…
Бунтуй, бунтуй, когда слабеет свет.

Дилан Томас.

24 часа.

Стрелки часов сошлись вместе. Полночь наступила – самое страшное и темное время суток, в которое даже тени оживают. Опять же, смотря для кого. Мне ночь нравилась куда больше, ибо привык я к ней за свою долгую жизнь как никто другой.
Ведь я не сплю.
Накинув плащ и схватив связку ключей, я покинул свою квартиру. Временное пристанище осталось позади, и вот уже свежий воздух ударил в ноздри. Привычная вонь от чадящих авто пролезала даже через плотно закрытые ворота, отделявшие мой дом и скверик перед ним от шумной улицы. Но не только загазованностью пахло в воздухе. Не покидало меня смутное ощущение, что еще и мусор забыли вывезти. Что и говорить, в этой стране всегда незабываемо разило.
Приглушенный свет фонарей освещал обе стороны улицы, а проезжавшие мимо авто слепили своими яркими фарами. Когда гаишники спят в уютных кроватках, можно и погонять по ночному городу. Беспредел встречался не только на дорогах, ведь сама темнота будто бы заставляла с граждан сбросить оковы приличности и окунуться с головой в мир соблазнов.
Я двигался неторопливо. Размеренным шагом переходил дороги, кивком приветствуя мигающие желтым светом светофоры. Ночь являлась обителью таких, как я, потому в это время чувство комфорта всегда сопровождало меня.
Что можно делать глубокой ночью на одиноких городских улицах? Если скажу, что все, что угодно, то, боюсь, это окажется преувеличением. А вот если произнесу, что нечто недозволенное, то это будет близким к правде. И такие, как я, этим пользуются.
Грандиозное готическое здание стояло посреди длинного квартала. Статуи горгулий взирали с насмешкой на проходящих внизу людишек. Еще бы, куда им там до проблем суетящихся вездесущих менеджеров… Монументальные и величественные, они будто бы сторожили это место. Архитекторы из Германии остались бы довольны.
Толкнув обшитую кожей дверь, я оказался в вестибюле. Турникет преграждал путь нежданным гостям. Впрочем, имелось и второе препятствие – грузная и массивная тетка-охранница, дежурившая каждую ночь.
- Здравствуй, тетя Клава! – поздоровался я, становясь возле окошечка перед турникетом. – Как настроение?
- Бывало и получше, - произнесла из-под суровых, насупленных бровей крупная женщина. Она скосила взгляд на зеркало, стоявшее подле нее. Многим этот жест казался странным. На самом деле, метод, используемый тетей Клавой, являлся безошибочным, в отличие от всяких детекторов лжи.
Я даже крутанулся на месте. Понимаю, пижонство можно было оставить и на потом. Но отчего-то хотелось впасть в детство именно в эту секунду. Естественно, в зеркале я не отразился. Как будто могло быть иначе.
- Проходи, - тетя Клава нажала на кнопку, поднимая турникет.
- Спасибо! – крикнул я в ответ и направился дальше, вдоль длинного коридора.
Не все из нас являлись столь подозрительными, как тетя Клава. И сейчас я добрался по знакомому маршруту до двери с висевшей над ней табличкой «Кормежка», чтобы встретиться с более приятными личностями. За стеной меня поджидала моя доля.
Распахнулись створки, а затем вновь сомкнулись за спиной. И вот уже иду в конец очереди. Процедура донельзя примитивная – чуть-чуть отстоишь, и получишь свою порцию. Абсолютно бесплатно, ибо мы друг друга обязаны выручать. Вот оно преимущество этнического меньшинства. Шучу, конечно. К людям и их понятиям мы имеем весьма отдаленное отношение. Когда-то каждый из нас был человеком, но те времена остались в далеком прошлом.
- Генри, сколько лет! – восхитился я ради приличия.
- Вообще-то, виделись мы неделю назад, - добродушно произнес один из «кормильцев». – Как дела, Мишутка?
Не люблю, когда меня так зовут. Но это мои проблемы, в общем-то.
- Нормально. Все по-старому. Так что давай мою дозу и распрощаемся. Я хотел еще аниме на ночь посмотреть, - улыбнулся я.
- Да на здоровье, - Генри протянул мне два запечатанных пакетика с кровью. – Чтобы так часто не приходил.
Я сделал реверанс и послушно забрал причитавшееся мне. На остальных стоящих в очереди даже внимания не обратил. У каждого свои тараканы. Ну и общаемся мы не так тесно. Не потому, что не любим, а потому, что свободолюбивы. В этой стране это тренд последних лет двадцати-тридцати.
И вот обратный путь. Пара пакетиков с кровью лежат во внутреннем кармане плаща. Пара сапог настойчиво выстукивает ритм по гладкому полу. И впереди меня, и позади тоже. Молчаливый ритуал. Возле турникета мы уже стоим друг за дружкой и потихоньку выходим на улицу. Вереница людей не привлекает излишнего внимания – для простых смертных в этих стенах проходят корпоративы и дискотеки для избранных (читай – по приглашениям).
И вновь воздух на улице поменялся. Резкий ветер принес с собой колючий холод, но никому из нас он не страшен. Другие уже рассеялись во тьме, настал и мой черед вернуться домой. Без цели слоняться по городским улицам уже надоело. Путь был все тот же. Освещенная грустными фонарями улица, ревущие на трассе машины… Эх, ничто в этом мире не меняется.
Но вот к привычной вони от мусора и газов добавилась еще одна. Будто бы нечто покинуло нечистоты. Я напрягся и посмотрел в один из проулков. Горящие, полубезумные глаза показались из плотной ночной темноты. Это существо учуяло кровь сквозь запечатанный пакет и плащ.
Уродливый череп, обтянутый кожей, показался на свет и зашипел. Но это существо знало, кто является настоящим хозяином. Один лишь мой рык заставил тварь отступить назад, в любимую им темноту. Втянув клыки обратно, я развернулся и невозмутимо пошел дальше.
Таких тварей не люблю. Лицемерные они. Некогда сами отказались пить человеческую кровь, а теперь страдают. Вот вегетарианцы у людей тоже от мяса отказываются, а вместе с ними – от витамина B-12. И потом заболевают ужасными болезнями, вроде болезни Альцгеймера. Наш вид же и вовсе дичает. А все потому, что витаминов всегда должно быть достаточно.


*****

Утро медленными шагами отвоевывало темное время суток и плавно готовилось перейти ко дню. Мое времяпровождение являлось наискучнейшим – я всего лишь учил уроки. Интересное занятие для существа, чье существование измеряется веками.
Нет, я не спятил. Просто время для моего организма остановилось. Социальность еще никто не отменял, потому каждый представитель моего вида играет ту роль, которая положена человеку его лет. Меня обратили в 22 года. В 18 веке в это время люди служили в армии. В 20 веке работали на заводе. Нынче же – учатся в университете. Последнее занятие мне нравится куда больше предыдущих. Сиди себе и саморазвивайся… Не то, что раньше, когда приходилось постоянно воевать…
Я отмахнулся от надоедливо-назойливых мыслей о прошлом. Ими жить нельзя. Таково первое правило существа, чей век не отмерен временем. Постоянно подстраивайся под изменения общества, и будет тебе все тип-топ. Я вообще извлекаю из этого одни только плюсы – раньше даже и думать не мог об изучении гуманитарных наук. Теперь же для просвещения существовало все, вплоть до интернета. Дожил до таких благодатных времен…
Каждые пять лет (иногда больше, иногда меньше) я прохожу обучение в одном из университетов, благо нынче их целое море. После столь любимых мною политологии и истории поступил в юридический вуз. Законы знать тоже надо, пригодится эта сфера общественной жизни в дальнейшем. Пока что мое обучение только началось – 1 курс, основы социологии, истории и науки о праве. Скука смертная, но не поняв ее, никогда не доберешься до самой нижней точки айсберга знаний.
Солнце успело взойти, а я все еще читал теорию. Вдумчиво так изучал. Когда времени вагон и маленькая тележка, не придаешь особого значения быстроте любого дела. Днем все равно особо не погуляешь. Многолюдно, а не то, что можно было подумать.
Боюсь ли я солнечного света? Все представители нашего вида его боятся. Но ведь у Стокера Дракула не боялся света, почему нами должен владеть страх? Есть весьма важная вещь, которой обладает каждый дневной житель. Это обычное кольцо, надетое на любой палец. Да колечко все же не простое, а помогающее невозбранно шастать под солнечными лучами и не бояться сгореть. О его свойствах у нас не принято зарекаться. Мне кажется, что все дело в материале – янтаре. Но опыты над милым колечком не ставлю, уж больно высокую цену за него заплатил когда-то.
Да вот что-то я отвлекся… Ах, да. Скоро уже пора идти в универ. По причине ранних сумерек, мне удалось попасть в группу, учащуюся во вторую смену. Конечно, поход в час дня по освещенным улицам – не самое приятное событие. Зато возвращаешься с наступлением темноты. Красота.
И вот время уже приблизилось к часу. Двенадцать часов моей бессмертной жизни прошли не бессмысленно, но малорезультативно. Пора наведаться в университет.

*****

Не стоит думать, что бессмертным нечем заняться. Разумеется, есть чем. Просто наш век слишком долог, чтобы куда-то торопиться. Вот и сейчас я медленно брел по улице и смотрел на кольцо. Янтарь – самая удивительная вещь на свете. Прозрачно-желтая штука, которой легко придать любую форму. Особенно немцы славились изготовлением всяких разных предметов из янтаря, включая корпуса для часов. Нынче же такие вещи стали редкостью.
Но удивительность кроется в другом. Ни один кусочек янтаря не похож друг на друга. Некоторые – прозрачны как гладь воды. Некоторые – неотличимы от камня. И самый широкий спектр оттенков цветов, часть которых ночью еще и люминесцирует.
Я поднес кольцо к солнцу и посмотрел на то, как лучи заиграли миллионами искорок внутри самого предмета. Вот она, прозрачность…
Гигантское, массивное здание с безликими плоскими зеркальными окнами выросло перед моим взором. Любимый университет… Вернее, он должен стать любимым. Все-таки тут придется провести еще один отрезок своей жизни. Солнце играло бликами и расплывалось по синим зеркальным окнам, тянувшимися вдоль всего здания. Только здание не являлось типичным небоскребом из фильмов, в городе была построена еще парочка таких. Да и размерами не вышло – всего-то десять этажей. Больше университету и не требовалось.
На входе меня ждал очередной турникет. Только на сей раз все оказалось намного проще – приложил документ и получил зеленый свет. Раньше такой режим устанавливали лишь на заводах.
И вот я уже окунаюсь в бурлящий поток студентов. Шумит толпа, ревет… Утренняя смена сменяется дневной, одни покидают здание, другие туда стремятся. Хорошо еще, что все пять лифтов работают и помогают скрыться от толпы. Один минус – внутри кабины такие же зеркальные панели как и на фасаде. Нехорошо получается, я же не отражаюсь.
Тикают числа над створками. Первый этаж, второй… Вот и шестой, нужный. Приехали. И вновь спокойствие заканчивается, а шум и гам возвращаются. И почему мне не сидится в четырех стенах дома? Ах, да, это было бы асоциальным поведением. А привлекать к своей персоне лишнее внимание не стоит.
Я незаметной бледной тенью пробрался к лекционной аудитории. Резкая смесь духов и пота тут же ударила в нос. Вот она, прелесть российского студенчества – перемешались все, и кони, и люди… Ладно, не буду утрировать.
Место мое, как и полагается, чуть ближе к концу. Одиннадцатый ряд. Число мне нравится само по себе, да и видно всю аудиторию как на ладони.
- Здоров, Мих, - потрепал меня за плечо низкорослый парень.
Надо сказать, что социальные связи я не очень люблю. Зачем привязанности бессмертному существу? Но пять лет потерпеть чье-то присутствие рядом можно. Парень этот навесил на меня ярлык «друг», не буду его разубеждать.
- Привет, Рамиль, - пожал ему я руку. Хочешь выйти за своего – привыкай к новым жестам и фразам. Эх, как же я скучаю по тем временам, когда целовал в обе щеки своих друзей. – Как дела твои?
- Нормально. Новую девушку подыскал, - с гордостью произнес татарский друг.
Надо сказать, что у него эта тема весьма больная. Пубертатный период, что сказать. Не буду разочаровывать его и говорить, что все девушки одинаковы плюс-минус вредные привычки. Это я к тому, что надо выбирать одну девушку и добиваться ее, а следом воспитывать. Но Рамиль этого еще не понимает, потому засматривается абсолютно на всех.
- Привет, - опустилась крохотная сумочка на длинном ремешке справа от меня. Еще один «друг», теперь женского пола.
Зовут это русоволосое чудо Люсей. Семейное положение – не занята. Вернее, занята всегда учебой. Зубрила в самой запущенной стадии. Уже получает два высших образования и на этой самой учебе помешана, что аж мама не горюй. Зато староста моей группы, а потому я должен с ней поддерживать прекрасные отношения. Неприятности мне не нужны, верно ведь?
- Выглядишь уставшей. Всю ночь не спала? – любезно поинтересовался я. Если бы сказал, что она «отлично выглядит», то превратился бы в ее глазах в очередного парня, пытающегося завязать с ней отношения. – Опять готовилась к занятиям до жаворонков?
- Нет, просто соседи гремели, - натянуто улыбнулась Люся, доставая из своей сумочки планшет. Вот он прогресс – не нужно больше тащить с собой кучу книг, когда есть одно суперустройство.
- У них там была вечеринка? – очнулся Рамиль. – Я бы сходил. Кстати, может, выберемся куда-нибудь?
Приход преподавателя спас Рамиля от позора. Люся лишь смешно сморщила носик и уткнулась в планшет. Зубрежка не прекращается даже на паре.
Один боится умереть без девушки, другая боится не успеть все выучить. Какие же людишки торопыжки. Я лишь скромно ухмыльнулся и открыл тетрадку. В этом дурдоме и впрямь легко потеряться, поэтому важно сохранять спокойствие и отстраненный вид. Буду писать лекцию и делать удивленное лицо. Будто бы препод по истории сможет рассказать мне больше, чем я знаю.


*****

Лучше была бы теория государства. Вот честно! Хоть и люблю историю, но последние пять лет я именно в этом вузе и прохлаждался. Притом вдали от этого города. То было место более холодное и угрюмое…
Кхм, я же дал себе обещание больше не тормошить прошлое.
Вот и нынче огляделся по сторонам, ища своих верных товарищей. Надо бы попрощаться…
- Ты меня так и не спросил, кто же мне понравился, - нагнал меня Рамиль. – И эту девчонку ты уже видел. Такую темненькую, с красивой фигурой.
Ага, видел. Только тебе до нее как до Луны. Ведь это же очередной временный интерес.
- Ее зовут Альбина. И у нее нет парня! Я узнавал! – от радости мой друг был готов пуститься в пляс.
- Лучше бы подтянул учебу, - буркнула Люся, следом выходящая в ночную темноту. – А то скоро тебя на второй год оставят.
- Это не школа, не оставят.
За перепалками людишек весело было смотреть. Сыпали фразами направо и налево. Хотя больше тут преуспевал Рамиль – юный отпрыск татарской семьи мог заболтать кого угодно.
- Уже поздно, а вам еще домой долго добираться. Завтра поговорим, - с ленцой потянулся я.
- Вот вечно ты меня обламываешь, - засопел Рамиль.
Мы обменялись рукопожатиями на прощание, и юный татарин отправился навстречу темноте, сунув руки в карманы просторной куртки. Люся нацепила смешной розовый берет (ага, все девчонки обожают розовое) и помахала мне ручкой на прощание, отправившись вслед за Рамилем. Повезло пареньку, что им по пути.
Я же в одиночестве поплелся обратно к себе домой. Второй раз за день. Часы показывали уже двадцать часов ноль минут. Сутки приближались к своему логичному концу.
Итак, что я успел сделать? Поучить уроки, сходить за «едой» и… все. С одной стороны, этого, конечно, мало. С другой – каждый день становится размеренным, похожим на предыдущий. С одной разницей – саморазвитие с каждым днем выходит на новый уровень. За свою долгую жизнь мне удавалось примерить многие социальные роли. Так что теперь хочется хоть какого-то спокойствия и стабильности.
Темные аллеи и парки потянулись вереницей, последние прохожие торопились домой, а я бесшумно ступал по разбитой мостовой. Жуткие тени отбрасывались от бледных фонарей. Кустистые кроны деревьев шатались в вышине. Их становилось все меньше и меньше, ибо человек начал проникать даже в те сферы, где ему не находилось места.
Так неторопливо я добрел до дома. И вновь сел за учебу. Часовая стрелка лениво доползла до полночи. Сутки закончились.

Ночной поход.

Клуб – самое забавное место в новой России. Идея их создания – самая благородная. Место для танцулек и знакомств, место для отдыха от повседневности, где можно выплеснуть пар. И как люди быстро изгадили это место. Нет, танцы есть, только двигаются разгоряченные тела под оглушительную музыку не из-за желания потанцевать, а просто из-за приема горячительных напитков. Некоторые пошли еще дальше – тон настроения им задают «колеса». Ну а знакомства тут имеют случайный характер – пьяные парочки распадаются после первой же совместно проведенной ночи.
Прохладный ветер легонько трепал по моей макушке. Мрачные мысли не оставляли в покое, но природа будто бы пыталась подбодрить меня. Напрасно, конечно. Все равно в клуб иду не веселиться. Идея испоганена и втоптана в грязь, так что особого желания там оказаться нет. Все для поддержания облика социального существа.
Темно-зеленые листья экзотических низкорослых кустов потянулись стройным рядом вдоль обеих веток развилки. Я свернул направо и почувствовал, что на меня уткнулись чьи-то пристальные взгляды. Как ни смотрел внимательно, так и не нашел своего преследователя. Улица была пуста, если не считать одиноких прохожих, да ветра, перекидывающего бумажки с тротуара на дорогу, да обратно. Но все равно казалось, будто бы чьи-то глаза смотрят прямо в спину. Может, у меня уже развилась паранойя. Чрезмерная осторожность вырабатывается со второй сотни лет жизни.
Света на ночных улицах оказалось недостаточно. Одинокие окна в гигантских домах еще освещались. Хотя мало людей, находящихся в уютных квартирах, не спало в столь позднее время. Фонари вырастали по правую сторону от тротуара, будто бы лакеи, почетно склонившиеся при виде господина, выстроившиеся вдоль его пути. Ослепительно-яркие неоновые вывески тянулись вдоль первых этажей высоток. Их свет являлся ярким, но в то же время холодным. С солнечными лучами он имеет мало общего.
Именно вывеска и скопления людей ознаменовали появление конечного пункта моей прогулки – клуба. Может, я даже встречу кого-то из своих. Многие вампиры (не буду стесняться названия своего вида) пользуются беспомощным состоянием жертв, которые вряд ли вспомнят веселую ночь. Впрочем, кровь пьем мы редко – Инквизиция исчезла лишь пару столетий назад. Да и потребности в живительной жидкости нет, выдача всегда происходит в одну и ту же ночь. Никто не остается голодным.
Я же в клубе просто трачу время. Как мотыльки на свет сюда летят красивые и накрашенные дамочки, лакированные и улыбающиеся парни. Среди этого круга я чувствую себя неуютно.
Фейс-контроль пройти оказалась не проблемой. В русских клубах работают два принципа входа: по записи и по оплате. Второй способ мне подходит больше.
И вот – блеск неона, душный запах разгоряченных тел, смешанный с резким ароматом парфюма, громыхающая музыка, от которой потрясывает и пол, и потолок, приглушенная темнота… Сквозь плотную толпу пытаюсь пробраться, но выходит проблематично. Тесновато тут, то плечом заденут, то на ногу наступят, то локтем ударят… Но уже через полчаса толпа рассосется – самые умелые мотыльки соберут урожай из первых бабочек. Только мне от этого пока мало толку. Вот еще и шея попалась на глаза. Бьется артерия, блестят на ласковой раскрасневшейся коже капельки пота. С большим трудом удается оторвать взгляд, а тут толпа выбрасывает в другую сторону.
И всем весело.
Кружусь, дергаю телом. Но скованность в движениях все же присутствует. Все-таки раньше так люди не выделывались. Танцы являлись чем-то осмысленным, а не безобразным дерганием (к вопросу о деградации). Скованность вызвана моей совестью и рамками приличий, а не боязнью. Среди русских парней конкурентов нет – танцевать они не умеют. Вот в гопак пуститься или в хороводе покрутиться – это да. Чужим же танцам они не могут научиться априори. Может, где-то и есть уникумы, которые зажигали за границей и чему-то научились, но их довольно мало. Да и не в клубе их искать.
Впрочем, помимо знакомых лиц моего вида тут обитают и выходцы из университета. Тусовка проходит в режиме нон-стоп с первого по четвертый курс включительно, а иногда продолжается и до конца пятого, в особо запущенных случаях. Но пока ни одной знакомой рожи перед глазами не проплывало.
И вот я у бара. Бармен мешает коктейли, девчонки визжат, пара парней уже сопит и пускает сопливые пузыри. Ужрались вусмерть, как говорят русские.
- Двойной мартини, - попросил я у бармена. Ради приличия сделал заказ. Алкоголь не берет бессмертную тушу и не оказывает на нее никакого воздействия. Многие алкоголики отказались бы от бессмертия, узнав об этом факте. Наркотиков это касается в той же мере.
Но заказа я дождаться не успел, как почувствовал на своем плече чьи-то тонкие пальчики.
- Ну привет, - произнес мягкий, нарочито сексуальный голос. – Не угостишь ли даму?
Я отодвинулся чуть в сторону, давая стоявшей позади меня вампирше опуститься на стул. Грохочущая музыка не являлась преградой нашему общению, что разочаровывало.
- И как тебя сейчас зовут? – полушепотом спросил я.
- Маргарита Тихонова, так написано в паспорте, - пожала плечами девушка лет эдак тридцати на вид. – Не важно, Майкл.
- Михаил, - поправил ее я. – А Микаилом или Майклом меня уже давно никто не зовет.
Тут бармен и мартини принес. Я подвинул коктейль даме, пусть все думают, что пытаюсь ее склеить.
- Как хочешь. Это не так уж и важно. Не затем я гналась за тобой, чтобы об имени спрашивать, - произнесла Марго (буду теперь называть ее так).
- Люблю условности, - пожал плечами я.
Дама сделала пару глотков, не сводя с меня глаз. Я же сел в пол оборота и заметил танцующую в толпе девушку. Кажется, за ней собирался приударить Рамиль.
- Не пробуй даже сбегать, - прошипела Марго. – Я же тебя все равно найду. Как ни крути, но мы с тобой повязаны навек.
- По твоей прихоти, - фыркнул я.
- И это не имеет никакого значения.
Марго сделала еще пару глотков. Мне оставалось только делать вид, будто бы мое внимание приковано к однокурснице. Танцевала она здорово, не спорю. Бедрами крутила в такт музыке, выгибала локти, скромно смотрела из-под полуопущенных ресниц и ровно подстриженной челки. Если добавить к этому еще и весьма приличную одежду, закрывающую все прелести, то смотрелся ее танец очень и очень завораживающе. На секунду наши взгляды пересеклись, и я не стал отводить глаза.
- Флиртуешь, - фыркнула Марго.
- Это не имеет никакого значения, - спародировал ее я.
- Досмеешься же, Мишаня. Скоро твоей любимой стране капут придет. Много у нее врагов, очень много… Впрочем, не у одной России возникнут тогда проблемы. Мировая Гражданская Война – как тебе название, а? И это только середина айсберга. Назвать третью составляющую?
- Не стоит. Я все равно не могу ничем своей стране помочь.
- А бывшей своей стране помогал, - язвительно произнесла Марго.
Это и впрямь было когда-то. Многие столетия назад я принимал участие в разведке и шпионаже, сражениях и заказных убийствах вампиров – элиты других стран. Опыт у меня и впрямь имелся колоссальный, но в один момент он оказался похоронен под плитами учебы и тяги к знаниям. Прошло много лет, и от былого солдата не осталось даже напоминания. И ни в каких заварушках не собирался принимать участие.
- Поверь, ты – единственный, на кого я могу рассчитывать, - произнесла Марго. – Больше никому не доверяю прикрывать свою спину.
- Мы уже давно вместе не работаем, али ты забыла? – фыркнул я. – Не завербуешь ты меня, как ни старайся.
Музыка поменялась, став чуть более спокойной. Я позволил своему телу двигаться в такт волне, мягко и плавно… И под яркими лучами крутившегося под потолком диско-шара меня уже ожидала достойная партнерша по танцам.
- Классно двигаешься, - подмигнул я Альбине. – Если у меня была бы возможность подарить тебе звезду, то сделал бы это без промедлений.
- Можешь помочь мне стать звездой танцпола, - произнесла девушка, поворачиваясь ко мне спиной и поднимая руки вверх.
Я бережно провел по гладкой коже, опустился до рукава и резко развернул девушку к себе. Следом прокрутил ее вокруг собственной оси и притянул к себе. И как тут не исполнить наклон?
- Ты учился профессиональным танцам? – улыбнулась девушка, чья голова уже находилась ниже моих колен. Я как-то забыл о том, что для людей чувство равновесия очень важно. И одним рывком поднял ее.
- Немного, - соврал я. На самом деле, никогда профессионально танцами не занимался. Время само заставляло приобщаться к культуре.
Темп музыки начал нарастать, и вот мы начали уже крутиться вдвоем, выгибать колени и локти… Альбина пускала волны и исполняла более сложные трюки, которые я видел лишь по телевизору. На r’n’b-тусовках только так танцуют, но в чистом виде они есть только в Москве.
- Ты танцуешь куда лучше. Как лебедь держится на воде – гармонично и изящно, - вновь сделал комплимент я.
Альбина лишь рассмеялась. Ее щеки пылали не то от бешенного темпа танца, не то от употребленного алкоголя.
- Что-то я немного устала, - произнесла брюнетка, падая на мое плечо. – Хочу домой…
Вот только не хватало ее отключки! Слегка хлопнув по щекам, я привел девушку в чувство.
- Я тебя провожу, - пообещал я, кидая взгляд на барную стойку. Марго среди посетителей уже не было. И это меня настораживало.

*****

Прохладный воздух чуть-чуть привел в чувство мою спутницу. Все-таки организм воспринимает холод за угрозу и начинает потихоньку трезветь.
- Мне твое лицо кажется знакомым, - произнесла Альбина, бросая на меня кокетливый взгляд.
- Мы учимся на одном потоке, - пожал плечами я. – Только ты сидишь спереди. Никогда бы не подумал, что столь примерная девочка может так оттягиваться…
- Ты многого не знаешь, - улыбнулась девчонка, спотыкаясь.
Как галантный кавалер, я взял даму под локоть.
Ситуация казалась довольно дурацкой. В голову лезли всякие слащавые вампирчики из любовных романов. Нынче мачо и качки с бледной кожей да взором горящим являются трендом. Обезобразили вампиров до ужаса. Хотя и сам я теперь соответствовал этому образу, ведь вел себя галантно, да вонзить зубы в шею девушки не собирался.
Конечно, с одной стороны тут сугубо корыстный интерес – оставить свою персону нераскрытой. Это только в книге Эдуард может столь легко подставиться, а затем разболтать правду понравившейся девушке. В нашем обществе такое возможно только с новообращенными. Вампир, которому исполнилось сто лет, прекрасно видит процессы рождения и увядания. Когда близкие угасают на твоих глазах, а ты остаешься застывшим в одном и том же времени, то понимаешь, что нельзя к людям привязываться. Даже если некоторые из них безумно симпатичны. И дело касается не только внешности.
- Ты чего это такой задумчивый? – мягким голоском произнесла Альбина. – В клубе ты просто искры высекал, а тут будто бы из тебя весь воздух выпустили.
- Ночь не очень люблю. Она делает меня эмоционально холодным, - поежился я.
- Ты тоже любишь странные фразы, да? – девушка попыталась заглянуть в мои глаза. – Тогда, возможно, мы с тобой подружимся.
Мы остановились возле мрачного подъезда, подмигивающего своим единственным желтым глазом. Во всех окнах пятиэтажки свет уже не горел.
- Я тебя еще увижу? – кокетливо спросила Альбина на прощание. – Ты мне очень понравился.
- Разумеется. На парах, - не стал давать надежду я. Все-таки использовал девчонку в своих интересах, так что больше она мне не нужна. Ну и ее вызывающее признание сыграло свою роль – в мое время девушки вели себя скромнее.
Хрупкая фигурка притопнула каблуками перед обитой железом дверью, прислонила ключ к домофону, да скрылась внутри старинного дома. И никаких тебе воздушных поцелуев…
Вот так, будучи немногословным, легко завоевать внимание девушки. Напустишь на себя таинственность, а потом это расхлебываешь. Хотя с Альбиной вышел фактор новизны – узнает меня получше, я и разонравлюсь. И правильным это будет. Она-то повзрослеет и состарится, а я так и останусь двадцатилетним пареньком.

*****

И вновь мир темноты окружил меня со всех сторон. На сей раз ночь выглядела не манящей и притягательной, а довольно пугающей. На каждом повороте поневоле вздрагиваешь от непроглядной черноты и неизвестности, которую она вынашивает в своем чреве. Разломанные скамейки тянулись вдоль длинного сквера, а позади них расположились густые кусты с насыщенно-серой листвой. Казалось, что там кто-то тихо сидит в засаде. Может, даже и Марго.
Ее так и звали в момент нашей первой встречи. Привязанность к именам – беда всего вампирского рода. Поэтому нас легко выследить, но… обычно обмен информацией происходит внутри общины. Марго редко остается в одном городе. Лягушка-путешественница нового века. Настойчивости ей не занимать, так что новой встречи не избежать. Хотя хотелось бы…
И вот уже сквер позади, дом Альбины тоже. Пройдя через длинную улицу, весело шаркая по неровно выложенной плитке, я добрался до небольшого скверика перед моим жилищем. Вот и конец мытарствам. Впрочем, в воздухе пахло чем-то непонятным. К привычной смеси добавлялся противно-резкий запах. Я оглянулся и заметил храпящего на земле алкоголика. Виктимное поведение представителя рода людского само искало неприятностей. Впрочем, вряд ли вампир полакомится бедолагой. Свои же и ограбят, и разденут. Если на тот свет не отправят. Ну а мы пожнем плоды.
К слову, о плодах. После универа не мешало бы подкрепиться кровью.
И вот уже ключи открывают дверь, я прохожу внутрь квартиры, а там… сплошная темнота. Привычно задернутые шторы слегка колыхались, хотя окна обычно держу закрытыми. Аккуратно захлопнув дверь, зажимаю в руке ключи. Но не враги пробрались в мое жилище.
Щелчок пальцев, и вот уже светодиодные лампы на двух противоположных концах комнаты зажглись. На кресле расположилась довольная Марго.
- Так и знала, что ты решил на молоденьких переметнуться, - пошутила она.
- Даже не рассчитывай на ночевку, - презрительно бросил я, опуская руку. Ключи с грохотом опустились на тумбочку. Но вампирша даже не вздрогнула.
- Мне некуда податься. Да и вдвоем веселее будет. Тем более, когда жить осталось не так-то много.
Я лишь пожал плечами. Любое слово будет использовано против меня. Марго хочет пробуждения интереса и любопытства, но этого не будет. Щелчок пальцев, и свет гаснет. Последнее, что я вижу – по-кошачьи суженные глаза Марго. Затем темнота на секунду ослепляет меня.
Ложусь на диван и отключаюсь от мыслей. Иногда хорошо и просто полежать в относительном одиночестве. Можно и подремать, хотя толку от этого процесса мало – нервной системе восстановление не нужно. Марго подозрительно тихо сидит в кресле. И время медленно тянется, будто бы взбитая карамель.
- Чтобы ты делал без «театра»? – внезапно выводит меня из состояния абсолютного спокойствия голос вампирши.
Ну а что бы мы делали? «Театром» мы называем нашу социальную жизнь. В греческом театре у каждого актера имелось две разных маски, которые они часто меняли в рамках одной пьесы (ибо достойного народа оказалось маловато). Наша жизнь также двойственна, отсюда и название. С незапамятных времен до наших дней система совершенствовалась и обретала все новые и новые детали. И мы никогда не убивали людей. Эпидемии, несчастные случаи, гражданские войны – всем этим человечество страдает и по сей день. А уж с появлением машин смертность иногда и зашкаливает. Некоторые вампиры влезли во власть и сознательно толкают людей на совершения всяких непотребств, но и те ведь поддаются! И впрямь, машина оказалась мерой статуса, а про то, сколько народа погибло под колесами или в самой консервной банке, история умалчивает.
Зато недостатка в крови у нас нет.
- Пришла бы за нами очередная инквизиция, - произнес я.
- Нет, все куда страшнее. Сейчас люди бы ставили над нами опыты, ибо любознательность современного человека не знает пределов. И они уже хотят найти границу между реальностями. За их спинами уже стоят кукловоды, и вот совсем скоро они прибудут в Россию, - произнесла Маргарита. – Я посмотрю на твою достойнейшую жизнь, но уже сейчас вижу, что тебе не за что бороться. Ты не расстроишься, если на этой территории начнется новая гражданская война.
- Не расстроюсь.
Хотя на самом деле я бы конечно стал переживать. Гражданская война в России была ужасающим событием в истории человечества, которое я, к счастью, застал уже в затихающей фазе.
- В конце концов, мы и не такое переживали, - пожал плечами я. – Но и ты из себя не корчь благодетельницу всея Земли.
- Не корчу, - Марго встала с кресла. – Но нас, готовых к противостоянию, очень мало. А люди не подозревают об опасности, да и не положено им знать. Я не хочу умирать и не хочу, чтобы погибла моя родная планета.
- Я останусь упертым. Твои проблемы меня не касаются.
Марго прилегла рядом. Приятный запах ванили достиг моего носа, а в глазах девушки я заметил растаявший лед. С прошлой нашей встречи она действительно изменилась. Глаза – зеркала души, не дающие соврать. Марго действительно была напугана. Прямо как в тот день (или ночь?), когда обратила меня в вампира.

Прослушка.

Даже не знаю, как так вышло, что я аж отключился. Просто на секунду закрыл глаза, а открыл уже с первыми лучами солнца. Пару часов пробыл в неведении (не называть же это сном?!). Чуть коньки тут же не отбросил – пристальный взгляд пары голубых глаз, смотрящих в глубину твоей души, могут повергнуть кого угодно в панику.
- Марго, ты меня испугала! – отшатнулся я. – Умеешь же ты подкрадываться незаметно.
Девушка лишь потянулась, вольготно расположившись на второй половине моего любимого диванчика.
- Я пока побуду у тебя. Съезжу за вещами, заберу их из камеры хранения… Пока напала на твой след, столько времени убила, - цокнула языком вампирша.
- Я найду того злодея и заставлю каяться. Теперь на моей шее висит ядовитая кобра, от которой невозможно избавиться.
- Не стони ты так, Мишка-трусишка.
Сотовый телефон ночью все-таки покинул карман и вывалился на пол. Пришлось ногой придвинуть его, да нажать на кнопочку. Ага, двенадцать часов. Самое время отправляться в университет.
- Уже уходишь? – скосила взгляд Марго. – Жаль, я бы еще с тобой поболтала.
Девчонка свесила ровные ножки с кровати и принялась их обувать в сапоги на высокой платформе. Что-то общее с армейскими ботинками проглядывалось в них. Наверное, Марго сейчас ощущала себя солдатом. Впрочем, моя догадка оказалась неверна.
- Я с собой тут привезла прослушивающие устройства, - вампирша порылась во внутренних карманах плаща, прежде чем выудила на свет малюсенький предмет в виде плоского кругляшка. – И хотела бы послушать твою жизнь в универе. Мне интересно, почему ты за нее так цепляешься. Неужели там действительно интересно?
- Очень, - кивнул я. – Давай эту свою ерунду. Послушаешь, поймешь всю серьезность моих намерений и дальше продолжать такую жизнь, да отстанешь. И побыстрее отправишься к следующему обращенному тобой вампирчику. Ему на мозги капать будешь.
Предмет лег в мою ладонь. Одним легким движением я приколол микрофон к воротнику кардигана, в котором собирался отправлять в университет.
Марго накинула плащ, поправила янтарное кольцо, да потянулась к ручке двери.
- Я обратила только тебя, - произнесла вампирша, прежде чем вышла за порог и скрылась.
Оснований доверять ей не имелось, но и смысла врать у девушки тоже не находилось. Впрочем, сии мысли занимали меня не больше секунды. Если к людям нельзя привязываться, то к вампирам – тем более.


Последний раз редактировалось: Midnighter (Сб Фев 21, 2015 2:41 pm), всего редактировалось 2 раз(а)
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль http://midnightersworld.profiforum.ru
Midnighter
Admin
avatar

Сообщения : 26
Дата регистрации : 2015-02-01

СообщениеТема: Re: История из жизни одного вампира   Пн Фев 09, 2015 10:06 am

*****

На лекции по социологии студенты отсыпались. Преподаватель вечно бубнил себе под нос, а потому я уже представил себе картину конца ноября, когда от потока останется лишь десять самых упертых студентов, которые никогда не пропускают лекции. Вот и сейчас перед парой оказалось не столь многолюдно, но мои друзья уже заняли привычные места.
- Привет! – пододвинулся Рамиль. – Так что насчет Альбины?
- Я с ней знаком. И она тебе не по зубам, - не стал затягивать разговор я. – Она весьма странная девушка, но также и очень интересная. И добиться ее очень сложно. Ты вряд ли из тех, кто методично идет к цели шаг за шагом. Тебе не взять столь неприступную крепость, верно, Пафнутий?
Кучерявая блондинистая голова повернулась к нам с Рамилем. Пафнутием я называл девушку, сидящую перед нами. Была дева сия безобидна и молчалива, потому над ней и прикалывался народ. Хотя нет, только мы с Рамилем. Дарвин бы одобрил теорию принижения слабых.
- Верно, - из-под насупленных бровей произнесла девушка.
- Еще и Наф-Наф на твоей стороне, - фыркнул Рамиль, назвав девчонку другим прозвищем. – Вы будто все сговорились.
- И я присоединяюсь к словам Миши, - подала голос Люся. – Без цели жизнь совсем не та. А ты так уже привык, что ищешь легкие пути. Так что об Альбине забудь.
- А о тебе?
Мне хотелось закрыть лицо руками. Уж с Люсей-то у него точно шансов не имелось никаких. Ровно как и у меня. Учебу из ее головы не выбить никакими киянками.
- Не поминай ее всуе, - подал голос я.
Рамиль обиженно отвернулся, а тут в аудиторию вошло яблоко раздора. Альбина шла мягко и грациозно, легонько поправляя волосы. На ее щеках горел румянец, но не такой яркий, как ночью в клубе. И выглядела девушка отнюдь не уставшей, хотя плясала после полуночи.
- Она тебе понравилась, - догадался Рамиль.
- Притом раньше, чем тебе, - соврал я. Право первого взгляда все еще действовало между парнями. – Просто не говорил.
Надеюсь, теперь мой татарский приятель сменит гнев на милость. Впрочем, если он даже не станет со мной дружить, я не обижусь. Каких-то пять лет мне тут прозябать…
И вот уже спускаюсь по ступенькам ближе к первым партам. Альбина удивленно выгибает брови, и я ловлю на себе взор ее притягательных глаз. Так, что-то романтикой в воздухе запахло.
- Я так и знала, что увижу тебя сегодня, - произнесла Альбина. – И надеюсь, что в ближайшее время мы как-нибудь повторим наш танец.
- Может быть, - покачал головой я. – Но у меня есть другое предложение. Может, пройдемся по сувенирным магазинам, мне надо сделать подарок одной знакомой.
- Твоей девушке? – любопытство девчонок не знает границ.
- Нет, я абсолютно свободен. А знакомую знаю с детства, скоро у нее день рождения, а что подарить, не знаю. Запутано объясняю, да?
Альбина рассмеялась и протянула мне листочек.
- Наберешь мне после пар, сходим, - кокетливо произнесла она.
Второй раз за сутки использую ее. Такая веселая девчонка докажет Марго, что пора студенчества куда интереснее мировых заговоров и путешествий. Так что пусть вампирша ищет другого солдата, готового совершать подвиги во имя благих целей. Я же не являюсь самым бескорыстным и добрым существом.

*****

Семинары по теории государства я люблю. Изучаем всякие партийные системы, формы правления и другие интересные вещи. Да и педагог хорошо объясняет, при этом успевает опросить всех.
Вопросы уже распределены между теми, кто готов. Лишь одной Люсе все равно, на какой вопрос отвечать. Она готова ко всему – не зря же она на планшете открыла не только лекции, но и учебники. Вот сидящий перед нами Рамиль, как и всегда, получит задолженность…
- Слушай, научишь меня добиваться девчонок? – обернулся мой татарский приятель. – Не Альбины, какой-нибудь другой. Просто мне хочется с кем-нибудь встречаться.
- Научу, - кивнул я. – Только ты сначала определись. И подумай пару дней, прежде чем сделаешь выбор.
Люся шикнула на нас. Мешаем учиться, ага.
- Так, тут у нас товарищ Соколов болтает, - негодующе произнес преподаватель. – Ну что ж, пусть он тогда нам разъяснит термины «глобализация» и «антиглобализм». Чтобы мы поняли, в каком направлении идут современные государства – пытаются ли они объединиться или предпочитают жить в изоляции?
Ах, да, эти термины – прямо-таки часть экономической политики. Тенденции к глобализации начались с начала Холодной Войны, а ныне они просто захватили умы всех ведущих ученых, ратующих за Единую Землю. Вот только этому не бывать – в периоды единения представители моего вида, да и других сверхъестественных существ начинают строить казни, дабы не дать осуществиться этой мечте. Будучи едиными, людишки начнут вести на нас охоту, а кто разобщен, тот не так силен.
- Лучше я расскажу про антиглобализм, - поднялся я. – Это ответная реакция на политику транснациональных корпораций. Сторонники антиглобализма мечтают об уравнении всех государств в правах и уничтожения ООН, Всемирного Банка и ВТО. Последние три организации используются в качестве ловких инструментов в руках сильных государств.
- Например, США? – улыбнулся преподаватель.
- Не только. Еще Франции, Великобритании, Японии, Китая и Германии. Наш «Газпром» тоже близится к ним. Правительства становятся игрушками в руках богачей, через Всемирный Банк они грабят страны третьего мира, наживаются на них, а затем получают сверхдоходы. Вот те семьи, которые контролируют транснациональные корпорации, и получают эти самые сверхдоходы. И живут припеваючи, пока основная масса населения Земли загнивает в трущобах. А люди привыкли завидовать более удачным. Им неважно, что хитростью и умом эти семьи пережили многих конкурентов и получили место под солнцем. Им нужно справедливое, по их мнению, распределение доходов.
- Коммунизм возвращается, - тихо хихикнула Люся.
- Потому основное направление развития государств – глобализм. И бедные будут тянуть богатых на своем горбе. Именно так я и вижу мир недалекого будущего.
Завершив свою речь, я плюхнулся на стул. Возможно, мои слова показались педагогу резкими, может, даже нахальными. Но я за них отвечал в полной мере. Более того, мне известно, кто стоит за спиной этих семей. Вернее, какой вид.
- Что ж, похвально-похвально, - произнес преподаватель. – Вы улавливаете смысл антиглобализма. Может, еще кто-то хочет высказаться?
- Это было потрясающе, - прошептала Люся.
Я лишь усмехнулся. Главное, что Марго эту речь тоже слышала. Я знаю, что происходит в мире, просто не собираюсь мешать этим вполне естественным процессам. Может, вампирша тоже решила присоединиться к антиглобалистам?!

*****

Впрочем, не на всех семинарах я так ярко выступаю. Рассуждения и мысли вслух приветствуются не всеми преподавателями. Оттого все так любят теорию государства, где можно безбоязненно размышлять о дальнейшей судьбе Отечества.
Или стране, которая тебя приютила.
Занятия подошли к концу, но даже в семь часов народу перед входом столпилось немало. К счастью, зрение у вампира развито не хуже обоняния. Альбину, укутавшуюся в плащ и надвинувшую на брови шапочку с помпончиком, я заприметил почти сразу же. Распрощавшись с друзьями (Рамиль негодовал, потому пришлось договориться о встрече завтрашним утром), принялся продираться сквозь толпу. Куча потных тел, упревших в душных и теплых аудиториях, не желала расходиться, но все-таки мне удалось выбраться из объятий скопища студентов.
- Ну что, пойдем, пока магазины еще не закрылись? – подмигнула мне Альбина.
- Или торопишься в клуб? – ехидно заметил я. И тут не преминул съязвить.
- Нет, этой ночи мне хватило.
Холодный ночной воздух приятно щекотал кожу. Людей он и вовсе приводил в чувство, а то бедняги совсем изжарились в душных помещениях. Ветер гнал облака, расчищая небесное полотно для звезд. А если одна из них еще на землю упадет… В древности люди загадывали желания при виде комет. Тогда не было столь продвинутой науки, а потому небесные тела делились на Солнце, Луну и звезды. Благодатное время, когда информация подменялась байками и мифами. И когда люди еще верили в чудо.
Но нынешний рациональный мир видел на небе лишь свет, исходивший от находившихся на расстоянии многих световых годов звезд. Даже скучно как-то жить в эту эпоху, когда любое явление имеет свое логичное обоснование. Тяга к знаниям порождает все новых и новых Викторов Франкенштейнов…
- Ты всегда такой мрачный? – спросила Альбина.
Мы остановились на перекрестке – единственном месте, где люди подчиняются воле зеленых человечков. Машины проносились перед нами, сверкая лакированными боками.
- Не всегда. Ночью я же веселился, - прозвучал мой ответ. – А ты всегда веселая?
- Тоже мимо, - отозвалась девушка.
Зеленый человечек загорелся, и мы пошли по расчерченной ровными полосами зебре.
- Я чувствую себя одинокой в этом крупном городе. Пара месяцев прошла с того момента, как началась учеба, а я все еще считаю себя «потеряшкой». Будто бы мое место не здесь, - поежилась Альбина. И поправила челку. – Этот город будто бы выпивает тепло из своих обитателей и повергает их в серость. Мне он совершенно не нравится.
- Не переживай, у тебя хотя бы нет эмоциональной холодности, - произнес я.
- Но скоро она появится. Даже клуб не дает мне ощущения жизни. Будто бы в один момент я была бодра и весела, и вот плохой дядька все это отнял. Огонек гаснет, а заставить пламя гореть не получается.
Вот с такими вот откровениями молодежь и живет. Сказать бы ей о живых мертвецах, да только или не поверит, или польет кучу розовых соплей. Одиночество нельзя испытать и за пятьдесят лет. Когда для тебя чужим станет все в этом мире, тогда понимаешь, насколько ты в самом деле одинок. В семнадцать лет это – глупость.
Вереницы магазинов потянулись сплошным рядом. Кое-где мелькали Макдональдсы и KFC (привет транснациональным корпорациям!), но большая часть принадлежала мелким предпринимателям. Сувенирных лавок пока не встречалось, но Альбина уверяла, что на этой улице их немало. Все-таки настойчивая девушка добилась своего. Лавка «Сувениры и подарки» обнаружилась в одном из новомодных центров. И вновь из мира холода мы попали в теплые помещения.
- Теперь ты чувствуешь тепло? – улыбнулся я. И получил тычок локтем. А у девчонки есть характер!
Сувенирная лавка пахла пряностями. В ней царила атмосфера праздника, притом неопределенного. Останься тут жить – каждый день превратится в сабантуй.
- И что ты планируешь подарить своей знакомой? – спросила Альбина, зарываясь в разноцветную мишуру. – Или ты, как и любой парень, не разбираешься в подарках?
- Ты права, - кивнул я. – Так что я куплю любую вещь, на твой выбор.
Девушка загадочно улыбнулась и принялась прохаживаться по магазинчику. С виду ассортимент казался непримечательным – часть безделушек была выполнена в духе самых разных праздников (включая дни рождения), часть являлась обычными сувенирчиками. Ничего необычного. Но Альбина все-таки останавливалась перед отдельными побрякушками, вертела их в руках, рассматривала со всех сторон… Она явно видела в предметах отличия. Не зря сделал ставку на черненькую.
- Здесь все вещи такие красивые, - призналась Альбина. – Вот, смотри.
Девушка протянула мне бусы. Черненькие, на красной ниточке. В них я не видел ничего особенного.
- На одном из шариков есть инициалы автора, - показала мне Альбина. – Эта вещь способна рассказать интересную историю. И таких тут много. Думаю, твоя знакомая обрадуется любой покупке, а вещь порадуется обретением новой хозяйки. Это не какой-то там китайский ширпотреб, выходящий с конвейера.
Зрит в корень девчонка! А по виду и не скажешь. Думал, что одни танцульки у нее на уме… Но орешек оказался крепким.
- Наверное, для меня многие вещи кажутся одинаковыми. Не привык вглядываться, - вернул бусы я. – Но если твой выбор таков…
- Не спеши, - Альбина бережно положила предмет обратно. – Если не выбирать вдумчиво, можно сильно пожалеть. Тем более, что выбирать придется за другого человека. Не дашь подсказку, о чем мечтает твоя подруга?
Я лишь пожал плечами. Официальной идеологией моего существования являлся эгоизм. О других не думал, наверное, с момента обращения.
- Ты сказал, вы давно знакомы, - Альбина куда-то ретиво помчалась со всех ног. – Значит, нужно подарить ей вещь, глядя на которую она всегда будет вспоминать о тебе.
Темноволосая красавица выудила будто бы из ниоткуда небольшой медальон на подвеске. Золотистая окантовка блестела и переливалась, притягивая взгляд. На ощупь медальон оказался гладким, легко вкладываемым в руку.
- Замечательный подарок, - отправился я с сувениром к кассе.
Начало моему исправлению положено. Эта девушка каким-то непостижимым образом влияла на меня, в лучшую сторону. Впервые за долгое время мне захотелось сделать приятное кому-то другому. Может, Альбина не чувствовала тепло, зато умела его создавать. Проследить за взглядом девушки, упиравшимся в браслет, оказалось не сложно. И на кассе мне пробили две покупки.
- И куда теперь? – спросила Альбина. – Неужели уже разбежимся по домам?
Я бы не прочь и дальше проводить вечер с ней, но надо все-таки домой попасть. Не то ковыряющаяся отмычкой в замке Марго вызовет у соседей опасения. Второй раз-то точно.
- Я был бы не прочь встретиться еще раз. Может, сходим на диснеевский мультик? – пригласил я девушку в кино.
- Лучше на что-нибудь другое. В фильмах Диснея всегда кто-то близкий умирает. Больная тема, - отказалась девушка. – Ты не против решительности с девичьей стороны? Не возражаешь, если я выберу фильм?
- Нет, конечно.
Жестом я поманил ее к себе. И взял за руку. Такая мягкая кожа, такие изящные очертания… Нет-нет, ни в коем случае не хочу ее кусать! Сделать приятное – другое дело.
- Зажмурься, - попросил я.
- И почему нельзя просто закрыть глаза? – вздохнула Альбина, смыкая очи.
- Тогда ты начнешь подглядывать.
Мягкий ремешок обвился вокруг запястья и защелкнулся. Девушка довольно улыбнулась. И раскрыв глаза, охнула от удивления. Для приличия.
- Замечательный подарок, - полюбовалась она браслетом. – Мне уже давно никто не дарил ничего подобного. Одни скучные цветы, одни дурацкие походы в рестораны и кафе…
- Так и знал, что ты пользуешься популярностью, - меня ее слова нисколько не задели.
- Все из-за внешней красоты. Но внутрь никто не хочет заглядывать.
Мы покинули центр. Наступил томительный момент расставания. Но уходить совершенно не хотелось. Может, ну эту Марго с ее проблемами? Как мешок на шее, ей-Богу!
- Знаешь, давно я себя так хорошо не чувствовала как сегодня, - призналась Альбина, крутя браслет. – С тобой я чувствую свою нужность. Глупо, правда?
- Возможно, - пожал плечами я. – Но такой ты мне нравишься куда больше, чем танцующей в клубе.
- Значит, я не ошиблась в своем выборе.
Девушка помахала мне рукой и скрылась в кромешной темноте улицы. Оставалось только догадываться, что же она имела в виду под выбором… И это меня отчего-то заботило…

*****

Закрыв дверь в квартиру, я понял, что улыбаюсь. Да, Альбина и впрямь умеет поднимать настроение. На второй план ушло даже желание потешаться над Марго.
Впрочем, вампирша оказалась уже дома.
- Не возражаешь? – спросила она, тряся в воздухе пакетиком с кровью.
- Я планировал долго не появляться в «столовой», - вздохнул я. – Но мне не жалко, если ты об этом.
Веселая мордочка вновь скрылась в просторной квартире. Я снял с кардигана микрофон и положил его на тумбочку. И тут заметил два больших пистолета с длинными обоймами, вольготно расположившимися на столе. Рядом лежала коробочка с патронами, еще не распечатанная. Кто-то готов к войне.
- Я почти все слышала, - из кухни послышался голос Марго. – Не слушала только последние несколько минут, когда ты один домой шел. Зато успела много дел переделать.
Это точно. В квартире пахло выпечкой и… стиркой. Большой стиркой.
- Мои вещи плохо пахли? – спросил я.
- Нет, мои, - отозвалась Марго. – Вот блины я тебе пожарила, да. Сытый русский медведь может и в поход отправиться.
- Не дожде…
На полуслове мое возмущение оборвалось. При входе в ванную последовательно сменилось несколько состояний: изумление, отрицание, принятие суровой реальности. Нет, натянутые веревки я еще пойму. Но лифчик, болтавшийся на них – отнюдь. И если бы эта черная латексная штука была бы единственной.
- Я так и знала, что ты так отреагируешь, поэтому испекла блинчики, - выросла за моей спиной Марго. – У тебя классная машинка, белье как новенькое.
- Мне обязательно стоило знать, в чем ты ходишь? – обернулся я. – Можно было бы куда-нибудь это спрятать, любительница эпатажа?
И только теперь я заметил, во что же сейчас одета Марго. Не то винил, не то латекс плотно облегал худенькую фигурку вампирши, подчеркивая все ее достоинства. Сексуальная революция стерла отодвинула границу приличия.
- Не бойся, при тебе одеваться не буду, - пожала плечами девушка. – Хотя ты бы не отказался посмотреть, а?
- И чего я там не видел?
Холодная вода немного привела меня в чувство, но лифчики все-таки напрягали. Зато Марго до конца вечера не приставала. Поинтересовалась моими делами, попросила запасные ключи и рассказала о своей встрече с одним представителем нашего вида. Засим откланялась и отправилась начищать до блеска свои пистолеты. Мне оставалось только готовиться к новому учебному дню, но из головы никак не выходила столь дивная прогулка с Альбиной. Впрочем, сумасшедший и насыщенный день пришел к концу, а я даже не заметил.

Первый росток в выжженной пустыне.

Когда мне говорят о гуманизме, хочется плакать. Резцы и клыки у людей предназначены именно для того, чтобы питаться мертвыми животными. Поедание плоти не превращает человека в трупоеда, но не делает его гуманистом. Люди безжалостны при достижении своих целей. Строятся целые скотобойни, где заканчивается жизненный путь прирученной скотины. Человеческое общество недалеко ушло от этой аллегории. Правящая верхушка относится к нижестоящим как к скотине. Нет, гуманистов не может быть среди всеядных людей. Не сможет человечество отказаться от мяса, ибо тогда болезнью Альцгеймера (а то и психическим расстройством) начнет страдать каждый. Ежели только человек не станет мазохистом, но это явление противно его природе.
Я раскрыл глаза. До встречи с Рамилем оставалось не более часа. Марго еще собиралась.
- Удачных переговоров, - пожелал я.
Вампирша никак не отреагировала. Вскоре хлопнула дверь, защелкнулся замок… Что ж, если Марго принесет проблемы в мою квартиру, я ей этого не прощу. Но надеяться нужно на хорошее. Быть может, встреча завершится гладко, и слежки за моей знакомой не будет.
Впрочем, мне уже тоже пора. Нельзя заставлять приятеля долго ждать.

*****

Приятный легкий ветерок трепал по макушке. Челка постоянно падала на глаза, носки туфлей спотыкались о неровную плитку, но на душе царило беззаботное веселье. Ведь меня ждало представление от несравненного клоуна.
От горячего кофе тянулся длинный шлейф. Пар выплывал на улицу через приоткрытое окно кафешки. Внутри уже набилось народу, но мой неунывающий приятель все равно стоял возле дверей. Пришел на пять минут раньше назначенного времени. Ай-яй-яй, не умеет он планировать…
- Здорово, - пожал я руку своему приятелю. – Вижу, места нам не найдется.
- Ничего, подождем, - пожал плечами Рамиль. – Не зря же собрались именно в «Матрешку».
- Молодец, - я хлопнул парня по плечу. – Теперь бы эту логику да на девчонок перевести…
В кафе сегодня не было ни единого знакомого лица. Обычно тут половина университета ошивается. Сегодня весь контингент составляли угрюмые дядьки и тетки, погруженные в свои мысли, неторопливо помешивавшие ложками сахар в высоких кофейных стаканах. Рамиль оформил заказ, а я, быстро сориентировавшись, успел занять освободившиеся места возле окна. Реакция у вампиров намного превосходит человеческую. У людишек не было шансов, чтобы опередить меня.
- Держи, - Рамиль протянул мне один из стаканов с кофе. – Теперь я замолкаю, а ты мне поведаешь рассказ о соблазнении девушек.
Надо признаться, опыт у меня в этом деле небольшой. К 22 годам грек в Османской Империи являлся торгашом или солдатом, который еще не покидал отчий дом. Браки заключались только по расчету, романтизм в Турцию не мог проникнуть ни под каким предлогом. Потому Марго удалось довольно быстро меня охмурить и превратить в существо, боящееся солнечного света. Тогда мне казалось, что бессмертие – истинное проклятие.
- Во-первых, тебе нужна цель, - произнес я. – Ты должен очистить свои мысли и сосредоточиться на завоевании одной девушки. Ты уже определился с кандидатурой?
- Если честно, то мне хотелось бы девушку яркую и интересную, но не имеющую всяких быдло-интересов. Чтобы не шаталась ночью пьяная, всегда готовила… - пальцы загибать мой товарищ мог еще долго. Что и говорить, такой идеал ему искать можно только в мечети. Проблема появится, если Рамиль окажется не той веры, но татарину в ислам податься – раз плюнуть.
Теплый кофе приятно обжигал пальцы и заставлял сосредоточиться. Надо бы вразумить паренька, а то его уже понесло…
- Знаешь, а у тебя подкачанный торс и широкие плечи? Умеешь ли ты собирать мебель не по инструкции из «Икеи» и ослепительно улыбаться? – засыпал я вопросами парнишку.
Рамиль остановился и так и застыл с открытым ртом.
- Тебе нужно поумерить аппетиты. Скажем, какая твоя сильная сторона? – поинтересовался я. Все же пришел не глумиться над находящимся в периоде полового созревания пареньком, а помогать ему.
- Я знаю стихи Есенина. Могу рэп там зачитать, если надо, - почесал голову Рамиль.
- Вот это уже другое дело, - поманил его пальцем к себе я. – Короче, будешь теперь учить стишки. Всякую романтичную блажь, да послаще. И отправишься к твоей даме, будешь ее засыпать стихами. Только моменты подбирай. В 10 ночи она либо спит, либо не дома.
- Уяснил, - кивнул юный татарин. – Выходит, со мной не все так безнадежно?
- Никто не безнадежен. Если претендуешь на хорошую девушку, то должен ей соответствовать. Никто не будет встречаться с тобой из жалости. Да и печальны будут такие отношения.
Кофе немного поостыл. Пар уже не валил к потолку, а пальцы уже даже не обжигались. Я сделал пару глотков горького напитка. Настало время следующей фазы обучения…
- Но твоего умения и выбора цели еще мало для начала отношений, - произнес я. Кофе не приободрил меня, но, как и любая жидкость, помог привести в порядок мысли. – Тебе нужна еще уверенность. Если стесняешься подойти к девушке, тебе нужно представить вместо нее толстого мужика в майке-алкоголичке.
- Я не стесняюсь, но за совет спасибо, - кивнул Рамиль. – Правда, иногда я заговариваюсь.
- Вот этого тоже делать не стоит. Помни, у тебя всего лишь минута, чтобы понравиться девушке. Не говори лишнего, а сразу зови ее в кино либо бери номер сотового. Дальше действуй по обстоятельствам. Вот и весь секрет успеха.
- Да-а…
Мой татарский друг посмотрел на стаканчик кофе, потом на соседний столик, потом на продавщицу… Очевидно, его мысли все еще пребывали в растерянности.
- Но если план провалится, не спеши менять цель или сразу же клеиться к другой девушке. Это правило дурного тона, - добавил я.
Надеюсь, что мои слова все-таки помогли парнишке. Хотя советчик из меня тот еще… Но на душе почему-то стало приятно от осознания своей значимости. Ведь Рамиль прислушивался к моим словам! Такое отношение весьма льстило, особенно мне, дитю цинизма. Может, и мои постулаты, основанные на стороннем наблюдении, пригодятся юному татарину, и он завоюет сердце молодой татарочки.

*****

По пути в университет Рамиль мне рассказал об одной девушке с потока, которая его зацепила пуще других. Как-то раз она выручила парнишку с домашним заданием, да и вообще вела себя скромно и тихо. Близко к идеалу молодого татарина.
- Начинай действовать. Теперь у тебя есть инструкция. Хотя эта девушка мне кажется крепким орешком, так просто ее не раскусить, - предупредил я.
- Не страшно. Ты вселил в меня уверенность, что со временем я все-таки добьюсь ее. А не добьюсь ее, так переключусь на другую девушку, - под моим тяжелым взглядом Рамиль аж переменился в лице. – Да я пошутил просто.
Впрочем, его старый подход еще долго будет давать о себе знать. Не зря же Люся называла Рамиля бабником, не пропускающим ни одной юбки.
Стоило только вспомнить о русоволосой девчушке, как она встретилась перед входом в университет. Методично жуя сушку, девушка приближалась к турникету. Проклятые уроки отвлекли ее от еды. Скоро заморят беднягу голодом, ведь ей еще столько учить нужно!
Цинизм вновь вернулся ко мне, но на сей раз его внутренний голос был не так силен. Будто бы во мне что-то надломилось.
- Привет. Классно выглядишь, - отчего-то брякнул я.
Люся аж чуть не подавилась сушкой. Оказывается, прикончить человека можно и более простым способом, нежели вонзать в его шею клыки.
- Миш, что с тобой случилось? – спросила девушка, ни разу не покрасневшая. Кое-кто отлично скрывает смущение. Или я начал себя чувствовать пупом земли? Ай-яй-яй, негодник… - Рамиль на тебя плохо подействовал?
- Нет, - подмигнул я своему приятелю. – Просто показываю нашему татарскому другу, как стоит себя вести при девушках. А теперь вперед, на пары!
- Вот оно что… - донеслось до меня бормотание Люси.
Народу в аудитории оказалось немало. Лекционное помещение гудело словно пчелиный рой в улье. Я поинтересовался у Пафнутия, что происходит, но кудрявенькая ничего толкового объяснить не смогла. Компашка борзых парней предлагала всем скопом пойти в клуб. Обсуждение велось, судя по всему, уже минут двадцать, но желающих собралось неплохое количество. Среди них я заметил и Альбину. Девушка коварно улыбнулась мне, будто бы дразнила. Впрочем, у нее все равно ничего не выйдет. Я не против развлечений ночью. Поддерживаю же социальный облик. Да и когда веселится, как не в студенческие годы?!
- Не переношу даже запах алкоголя, - фыркнула Люся, доставая планшет. – Всем кажется, что спиртное сделает их взрослыми. Клевые модные очки да расширенные зрачки – вот и весь смысл их жизни.
- Для того, чтобы птица-феникс восстала из пепла, она должна сгореть, - произнес я.
Эта фраза оказалась второй нотой, прозвеневшей в воздухе. Трудно сказать, когда у Люси закончится терпение…
- Ты ведь с ними пойдешь, да? – спросила отличница, отрываясь от планшета.
Рамиля уже как ветром сдуло. Он все-таки решился пригласить понравившуюся ему девчонку в клуб. Со стороны вроде кажется, что он и не навязывается. Да и девушка кивает головой… Может, в этот раз моему татарскому приятелю повезет?
- Эй? – провела перед моим лицом Люся. – Да что с тобой! Когда впервые тебя увидела, не подумала бы, что ты опустишься до их уровня.
- Я не опускаюсь, - скосил взгляд я.
- Ты можешь говорить смелые мысли, как тогда, на теории государства. И раньше, в нашу первую встречу. Но почему-то ты никогда не возражаешь большинству. Ты чего-то боишься?
Трудно сказать. Людей много, вампиров мало. Станешь белой вороной – привлечешь внимание. Этого никому из ночных созданий не нужно.
- Хорошо, если ты такой трус, то я тебе помогу. Я приглашаю тебя на прогулку, и если ты меня после пар не подождешь, нашей дружбе конец, - произнесла Люся, отворачиваясь. Медленно опускались русые волосы на плечи. Мир постепенно замер. А я почему-то решил наплевать на все правила.
- Я подожду тебя, - прошептал я.
На безжизненном лице Люси не отразилась ни одна эмоция. Она являлась белой вороной в мире студенчества, и никакие книжки не могли тут ей помочь. Но кто поддержит твой выбор, как не друг?
Цинник внутри меня захлебнулся слюной.

*****

Дома я натолкнулся на Марго. Кисти рук оказались перевязаны бинтами, на уголках губ оставалась кровь, а сама девушка выглядела очень плохо.
- Переговоры закончились плохо? – спросил я. Сил на очередное выяснение отношений не осталось.
- Скажи, тебе важны те люди, с которыми ты учишься? Представь на секунду, что Альбина, Люся и Рамиль мертвы, - произнесла Марго.
Она перезарядила пистолет и отложила оружие в сторону. Следом вампирша достала телефон и протянула его мне.
- Послушай запись номер четыре, - попросила Марго, усаживаясь на край дивана.
Щелчок… Шум и звуки улицы ворвались в мою комнату, но вместе с ними пришло и еще что-то, очень темное и пугающее… Двое мужчин разговаривали о чем-то, но слова записались обрывочно. Я слышал название города, Урал, план «Барбаросса», Гитлер, и никак не мог увязать все эти вещи в единую картину. Но конец действительно шокировал. Один из людей упоминал врата в другой мир, из которого должны были появиться «освободители». Кого освобождать и зачем, он скромно умолчал. Но чутье не предвещало ничего хорошего.
- И куда эти врата ведут? – спросил я, возвращая телефон.
- В мир, откуда придет армия злобных существ, мечтающих покорить Землю. Одни из древних вампиров, лишившихся почти всех человеческих черт и не приспособившихся к новой жизни, мечтают уничтожить человечество и стать доминирующей силой на планете. И демоны их в этом поддерживают, - сообщила Марго. – Ты многое упустил, Миша. Но не демоны и не инферналисты должны тебя напрягать. На самом деле, мы не знаем, что твари придут из того мира. Может, они уничтожат всех нас?! Только древним с их упрямствам ты ничего не объяснишь.
Марго скрылась на кухне, оставив меня наедине со своими мыслями. Мир, который я начал потихоньку любить, мог исчезнуть навечно. Картина, мягко скажем, не из приятных.
- В одиночку мы не справимся с древними, - произнес я, ложась на диван.
- Мы и не будем одни, - Марго погасила свет. – Но нас будет мало. Многие не понимают реальной опасности. Всем кажется, что времена Второй Мировой, когда демоны потерпели сокрушительное поражение, не вернутся…
- …но они заблуждаются, - закончил фразу я.
И всю ночь перед моими глазами пролетали образы разрухи и смертей. Очередная война уже маячила на горизонте. Неразумные люди, но и бессмертные тоже мозгом не обделены! Прожитые столетия не добавили разума, зато разожгли костер ненависти до предела. Поддавшиеся ярости, древние вампиры при попустительстве (или поддержке?) демонов решили попрать законы природы и уничтожить целый вид живых существ. Смертельная опасность вновь нависла над человечеством, и я понял, что остаться в стороне не смогу. Даже если, как и всегда, окажусь пешкой в игре более могущественных игроков.
- Я согласен тебе помогать, - решение было озвучено и принято. Безоговорочно.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль http://midnightersworld.profiforum.ru
Midnighter
Admin
avatar

Сообщения : 26
Дата регистрации : 2015-02-01

СообщениеТема: Re: История из жизни одного вампира   Вт Фев 17, 2015 11:31 am

Гангстеры, отмывавшие деньги.

Хоть мои отношения с Люсей и стали более напряженными, о традиции мы не забыли. Не знаю, Рамиль ли выступил посредником, благоразумие ли посетило нашу старосту, но сообщение ближе к ночи все-таки пришло. Игра должна была состояться завтра, перед парами.
Хотя с традицией я немного перегнул палку. Впервые наш поток собрался на игру в мафию месяц назад, где мы с Рамилем и Люсей подружились и из близких знакомых превратились в друзей. Тогда же прозвучала договоренность раз в месяц собираться на полтора часа.
Такое времяпровождение мне казалось весьма оптимальным. Социальные связи налаживаешь, за людьми наблюдаешь, следишь за соблюдением принципов «театра». Не в буквальном смысле, конечно же. Но общее у деятельности вампиров и реальных мафиози есть: и те, и те действуют скрытно. В игре принципы скрытных убийств также присутствуют. И часто мирные жители понимают, кто является мафией. В реальной жизни все куда сложнее, ведь смотреть в глаза преступников удается немногим. Если в игре не всегда удается понять, кто является мафиози, то как распознать его в реальной жизни? То же самое происходит и с вампирами. Мы прячемся в темноте, где еще несколько столетий назад совершали безнаказанные убийства. А потом только редкий «комиссар Каттани» умудрялся их раскрывать. Не считая инквизиции и охотников. Вообще-то всегда среди вампиров существовали изгои, отрицавшие правила «театра» и охотившиеся по ночам на людей. С приходом электричества, осветивших города, таких монстров стало меньше. Все-таки пока ты ведешь тихий малозаметный образ жизни, на тебя никто и не подумает. Прямо как в игре в мафию.
Всю ночь я думал о том, прибудет ли Альбина. Если наберется человек шестнадцать, можно подумать и о том, чтобы использовать в игре маньяка. Тогда моей жертвой, конечно же, будет… Рамиль. Меньше всех подозрений падет на меня тогда. Да и сам друг ничего не поймет. А может, добавить врача? Тогда буду постоянно Альбину лечить, чтобы девчонка дожила до следующей игровой ночи. Будет такая вот своеобразная репетиция моего будущего подвига.
В общем, в университет я отправился с большим воодушевлением. Солнце заставляло жмуриться, деревья весело шумели своими кронами, а ветер шаловливо гонял пустые пластиковые стаканчики из-под лимонада. Люди тоже сегодня выглядели какими-то рассеянными и улыбчивыми, привычная спешка как будто покинула их на один день. Время превратилось в тягучее варенье, неспешно раскатывающееся по полотну жизни. Я даже не знал, успею ли к началу игры. А вдруг время остановится, мое тело застрянет в пространстве, и никакие оправдания в голову не придут? Вот вам и отличная атмосфера как влияет. Или солнце голову припекло?
Эх, хорошо еще, что не расцеловываю первого прохожего. А то мог бы! Иногда во мне просыпается такой разбитной и веселый хулиган, которому охота пошкодничать и натворить различных дел. Лучше хороших.
И вот прекрасный университет вырос на моих глазах. Огромные глаза-панели нежились под красивыми солнечными лучами. Добродушное огромное здание распахнуло свои объятия, принимая обратно блудного сына. Возле проходной я наткнулся на Люсю и ее новую привязанность. Странное дело, вроде бы она держалась возле парня, а вроде и держала дистанцию. Может, потому, что не разобралась, кого любит больше: людей или учебники?
- Мы как раз за тобой вышли. Рамиля еще нет, многие ребята незнакомые пришли, - поежилась девушка. – Еще до начала игры есть время, но народа что-то пришло не так много…
В прошлый раз был аншлаг. В этот раз, получается, людей оказалось всего ничего? Да, атмосфера, конечно, будет не такой веселой. Но, надеюсь, краски не сгустятся, и солнечные лучи принесут тепло и в нашу аудиторию.
Напрягало меня и другое. Чего это ее парень так на меня косо поглядывает? Руку не протягивает, не представляется… Ждет от меня первого шага? Или что его представит Люся? Она тоже подозрительно молчит… Эх, вспомнить бы правила этикета. Но что-то подсказывает, что представлять друг друга должен именно тот человек, который знает обоих. Так что спихнем не по-джентльменски всю вину на Люсю за эту неловкую ситуацию.
Как хорошо, что вовремя объявился Рамиль! Вальяжно протиснувшись через турникет, он поприветствовал меня с Люсей, а затем помчался к аудитории. Я демонстративно пошел вместе с ним. Не хочу мешать сладкой парочке.
- Идеальная пара, да? – шепнул мне на ухо Рамиль. – Мне говорили, что этот парень – непризнанный гений. Очень умный чел.
- Они друг другу и впрямь подходят. Оба какие-то на своей волне, - отозвался я. – И я за Люсю рад. Хорошо, что она нашла человека, который сможет вытянуть ее из мира учебы. Не то человек проведет серо и скучно лучшие годы.
По себе знаю: армия и работа превращают жизнь в рутину. А в школе слишком сильно веришь в чудо, хотя я уже не помню тех лет. Да и в мое время учиться вообще негде было… Дети являлись дополнительными руками, помогая по хозяйству родителям. Так что время, проведенное в университете, и впрямь самое классное и замечательное. Эти года навсегда оставят след в памяти моих друзей…
К началу игры нас оказалось двенадцать человек. Альбина не пришла, но вряд ли это результат козней Люси. Скорее всего, брюнетку просто не оповестили. Не хочется думать о том, что она зависала в клубе до поздней ночи.
- Так, у кого колода карт? – расселся Рамиль аж на два стула. Пришлось его подвинуть.
Все ребята лишь пожали плечами. Что ж, придется вручную их рисовать… Мне достался комиссар. Я нарисовал симпатичного пухлого мужичка с закрученными кверху усами. Надеюсь, всем мое творчество понравилось. Рамиль же просто написал на своем листке «мирный житель», чем и ограничился.
Раздавать «карты» принялась Люся. Делала она это мастерски и изящно, так, что никто не мог увидеть, под какой личиной проведет кон даже сосед. Проступавшие сквозь «рубашку» чернила дали бы подсказку, но «карта» ложилась точно в руку.
Мне попалась роль мафии. Классно, что тут еще сказать. С тем же успехом мы могли играть в вампиров. Может, и мои «напарники» тоже из числа бессмертных? Да, не думал я, что окажусь на стороне тех, кто занимается убийствами людей. Совсем не думал…
Ведущим оказался один толстенький паренек. Впервые его видел, наверное, он ходил на учебу по редким праздникам. И вот город заснул. Первой проснулась мафия…
Не знаю, что повлияло на перемену погоды. Но за окном и впрямь стало темнее. Странные тени нынче отбрасывались внутрь аудитории. Жутковато поползли и стали расползаться отростки темноты, словно их гнала жажда поглощения окружающего мира. В такой обстановке я и открыл глаза. Другими мафиози оказались Люся и еще одна девчонка, которую я видел еще по прошлой игре, но имени которой не помнил. Одними только глазами мы переглядывались, выбирая жертву. И выбор остановили на Рамиле. Люся надула щеки, но все же согласилась. И вот мафия заснула, проснулся комиссар. Следом наступило и утро.
- Прошлой ночью мы лишились достопочтенного жителя города! – произнес ведущий. – Рамиль окончил свою жизнь на родной вилле. Теперь обсуждайте, мирные жители, это событие и попытайтесь угадать, под чьими добропослушными лицами скрываются бандиты.
Вот это он загнул! Ну да, расслабляться рано даже на игре. Тут тоже могут быстро раскрыть твою личность. Даже правила «театра», предполагающие маскировку под обычную человеческую жизнь, иногда дают сбои.
Я принял живое участие в обсуждении. Пока Люся со своим парнем сидели с холодными, ничего не выражающими лицами, мы с еще одной девчонкой-мафиози отдувались за троих, стараясь отвести подозрение от нашей шайки. В итоге мирные жители посадили за решетку своего.
- Очень жаль, но я тоже мирный житель, - показал свою карту парень.
Цикл повторился. На сей раз Рамиль уже узнал о своих киллерах и изобразил на лице недовольство. По его устам можно было прочесть: «Еще и друзья называются!» Ладно, мы всего лишь пытались отвести подозрения, окей?
Следующей жертвой стала девчонка, активно поддакивавшая по поводу посадки за решетку одного из своих.
А на утро оказалось, что комиссар убит. Вот в городе паника-то началась! Все стали предельно подозрительными, перешептывались, сплетничали, старались найти прокол в защите другого человека, сыпали обвинениями… В общем, состояние паники наблюдалось во всей красе. Но выбор на сей раз сделали правильный. За решетку отправилась девчонка-мафиози. Так что мы с Люсей остались теперь вдвоем.
Действовать предстояло еще более осторожно. Я предложил грохнуть ее парня, но девушка все отрицательно крутила головой. Глупая! Все же и так знают, что ты его не тронешь, потому его устранение отведет от тебя подозрения! Пришлось убирать другого парня, и на утро в городе очнулось уже шесть человек.
К счастью, именно этот поступок и защитил нас. Все почему-то в обсуждении упоминали, что Люся бы точно грохнула своего приятеля, чтобы отвести от себя подозрения. Да, так ловко все было придумано, но мысль пришла не только в мою голову. И как хорошо, что Люся не послушала меня… Хотя я и оставался под подозрением, за решетку отправился другой человек. И вот участников игры осталось пять. А это означало округление в меньшую сторону, ибо следующего мирного жителя мы бы устранили ночью, и до утра дожили бы только четверо. В итоге, мы победили.
Что ж, игра оказалась весьма полезной. Я усвоил главный урок. Непредсказуемые действия могут прийти не в одну твою голову. Соперник вполне может руководствоваться тем же самым, и в эти моменты стоит пойти по наиболее легкому пути – совершить самый логичный поступок.
Темнота за окном только сгущалась. Закрыли облака солнце, сразу куда-то улетучилось хорошее настроение… Хорошо еще, что в новом коне я получил роль ведущего. Теперь-то мне нечего бояться, зато понаблюдать за тактикой других игроков смогу. Вдруг она пригодится и в реальной борьбе с древним вампиром?

Мечтают ли вампиры о селфи?

Кровь лежит в основе всего. Она является основой жизни. В крови рождается младенец. Смерть приходит, когда эта мистическая жидкость покидает тело.
Чтобы что-то построить, нужно что-то разрушить.
Мотивы древних вампиров мне были понятны. Ромул и Рем, Каин и Авель… Пролитая кровь брата позволила воздвигнуть город небывалых высот. Один из них – Рим – стоит и по сей день. К слову, о Каине.
«И ныне проклят ты от земли, которая отверзла уста свои принять кровь брата твоего от руки твоей; когда ты будешь возделывать землю, она не станет более давать силы своей для тебя; ты будешь изгнанником и скитальцем на земле».
Легенду как только ныне не трактуют. Вплоть до дарованного Каину бессмертия. Возможно, он и впрямь являлся первым вампиром. Но было ли его изгнание проклятьем? Уже совсем скоро Каин построил город и стал отцом. Либо Бог его простил, либо он изначально принял жертву, а в награду сделал братоубийцу бессмертным. Каин совершил грех, несомненно, но в то же время он преподносил дар. Окровавленными руками один из первых людей воздвиг город.
Может, таким образом Бог разделил людей на правящий класс, смеющих убивать себе подобных, и мирян, которые должны не вечно жить, а однажды спастись до страшного суда? Ответа мы никогда не узнаем, ибо непостижимы мысли Его.
Но есть и такая версия, что Каин попросту преодолел силу проклятья каким-то образом и почувствовал могущество и власть. Древние тоже чувствуют себя всемогущими правителями мира.
Вот только Каин получил от Бога защиту от смерти. Вечное существование, безо всякого прощения на Страшном Суде. С какой стороны посмотреть, является ли он таким всемогущим… Скорее, одиноким и покинутым.
И мы, вампиры, ощущаем себя такими же. Вот только не все решаются приоткрыть сердце и впустить в него кого-либо. И те, кто останутся холодными и одинокими, также не заслужат прощения после смерти, ибо бессмертие в этом мире тоже относительно.

*****

Только показались первые лучи солнца, а я уже вскочил на ноги. Марго приподнялась на диване и посмотрела на меня с удивлением. Состояние покоя помогло ей залечить разбитые губы.
- Меня интересует все, - произнес я, присаживаясь в кресло.
- Я знаю, - кивнула Марго. – Ты очень ответственный парень, не можешь кинуться в авантюру с головой. Турки научили тебя дисциплине.
- Ты меня тоже многому научила.
- Не спорю. Но главное, что я могу на тебя положиться. Ты не раз мне спасал жизнь. Но теперь на кону стоит нечто большее.
И вот от прелюдий мы плавно подобрались к истории. Марго вертелась в кругах путешественников – бессмертных, не живущих в определенном месте. Случайным образом они услышали от одного прислужника древнего вампира историю о вратах. Следом на всех свидетелей началась охота. Одни перешли на сторону древнего, вторые погибли. Выжила лишь Марго да двое ее товарищей. Им еще повезло, что на саму организацию не работали – тогда вычислить их оказалось бы еще проще.
Впрочем, до сих пор Марго цвела и пахла. Да и организация тоже – древний вампир являлся владельцем сети закусочных. Собственно, на открытие новой кафешки богатей и собирался прилететь, по официальной версии. Вряд ли Марго работала на какую-то фирму, бессмертные в деньгах не нуждались. В прошлом этот дядька, Роммель, ничем ей не насолил. Хотя фамилия казалась до жути знакомой… Так что все действительно было так плохо.
Впрочем, в наших ячейках не особо интересуются политикой. Вопросами добычи крови занимаются отдельные личности в каждом городе, но даже они не прислушались к словам Марго, повествующей о надвигающейся катастрофе. С таким же сомнением все восприняли приход к власти демонов в Германии. Даже запылавшие дома евреев и сверхъестественных существ, на которых начали вести охоту падшие ангелы, не оказали впечатления на монотонные сообщества вампиров, продолжавших жить своей жизнью. А затем стало поздно…
Включая меня, в оппозиции сейчас находилось восемь существ моего вида. И других тоже. Марго неудачно пошутила насчет Христа и его учеников – тех тоже было немного, что не мешало свершаться чудесам и очищению Земли от скверны. Просто сравнение некорректно. Нам далеко до первых христиан, ох как далеко…
Впрочем, малая численность имеет свой плюс – древний вампир не позаботится о большой охране, следовательно, у нас появится шанс его прикончить.
Самое интересное Марго оставила на закуску – врата. Одно из измерений находится близко к нашему миру, но точку соприкосновения сложно найти. «Аненербе» искали врата в Антарктиде, Гитлер тоже не просто так собирался дойти до Урала… Собственно, последняя точка, по всей видимости, являлась реальной. Пока что прихвостни старого инферналиста только осматривали окрестности, но, очевидно, располагали куда большей информацией, чем Марго.
Рассказ был увлекательным, точки над «и» расставились быстро. Но вот стрелки часов показали на одиннадцать. Тут я вскочил как ужаленный и бросился к сотовому телефону.
- Чуть не пропустил! – воскликнул я, пулей метнувшись на кухню.
Блинчики стояли не первый день, но выглядели прилично. Свернув их в трубочки и аккуратно разместив на тарелке, я запечатлел еду на камеру сотового.
- Так, теперь надо бы скинуть в «контакт», - забегали пальцы по кнопкам.
- Ты это серьезно? – в кухню пролезла веселая Марго.
- Нужно всем рассказать о вкусной и здоровой пище. Тренд сезона. И еще скажи спасибо, что в «Инстаграмме» не сижу.
Да, борец за мир из меня никакой. Веяния моды и популярности оказывали слишком большое влияние на мое поведение. Может, просто серьезности не хватает?
- Тебе пора забыть о своей социальной жизни. Скоро это все может стать не важным, - вздохнула Марго.
Успешно залиты картинки в сеть. Теперь можно продолжить разговор…
- Мой приятель успел перехватить запись еще одного диалога, - сообщила Марго, закинувшая ногу на ногу и вольготно развалившаяся на моем диване. – Они говорят о прибытии древнего вампира после Хэллоуина, второго ноября. Так что у нас на обретение былой формы всего лишь пара недель.
- Ты же знаешь, что я давно уже не участвовал ни в каких войнах, - телефон опустился на диван. Следом на него мешком плюхнулось и мое тело.
- Но тело-то помнит. Ты – потомок янычар и римских легионеров. И непревзойденный боец, с которым я всегда чувствовала себя в безопасности. Ты сражаешься очень умно, ведь мозги работают просто отменно. Не скрою, не все переживут покушение на древнего вампира. Но с тобой шансы пережить эту ночь возрастают. Тебе надо вспомнить Энвер-Пашу, взятие Эль-Кута и пустынные ночи Аравии и Египта.
Да, когда-то я мог стать и ассасином. Бесшумный, словно пантера, умеющий двигаться по стенам, словно хамелеон, молниеносный словно взмах крыльев бабочки… Некогда у меня имелись опасные умения, отправившие на тот свет множество темных тварей и даже людей, пытавшихся погубить мое родное государство.
Воспитанный в духе восточной культуры, бесшумный убийца нынче уступил место молодому парню, фоткающему на телефон еду. Как низко пал этот мир…
- Мне придется вспомнить уроки, которые мне преподали в школе янычар, - одним щелчком я отбросил телефон подальше. – И придется заняться подготовкой тела. Нужно больше крови…
Марго лишь кивнула. Только находясь в хорошей форме сможешь победить более сильного врага. Она это понимала, ведь и сама училась искусству боя. Когда-то мы могли вдвоем беззаботно проникать даже в дома высокопоставленных чиновников, перебивая или оглушая многочисленную охрану. Неудачи тоже случались. Но их можно по пальцам руки пересчитать. Груз побед всегда давит, не допускает саму мысль о возможном поражении, заставляя лишний раз нервничать. Психология, что уж с ней поделать.
- Ты весьма рассудителен. Будем надеяться, что сумеем выжить, - Марго приподнялась с дивана.
- Ты меня спросила о моих друзьях, но ведь ты куда больше привязалась к какому-то человеку, верно? – кто о чем-то много говорит, у того на душе болит. Русская народная пословица.
- Да, ты прав.
Марго не стала отрицать, лишь задумчиво дотронулась до кончиков обрезанных волос, отдернула пальчики, будто бы укололась, и отправилась за плащом. Что ж, похоже, она меня обратила не зря. Мы повлияли друг на друга самым непосредственным образом, вплоть до самых мыслей. Только я отрицал влияние друзей. Вот, уже их такими словами называю… Очевидно, моя циничная жизнь подходит к концу. Пора сделать прощальное селфи.

*****

Какая ирония судьбы – погрузившись в темноту ночи, мы, бессмертные, совершенно позабыли о своем происхождении. Но некоторые вещи напоминают нам о прежней жизни.
Меня забавляет то, что вампиров называют детьми ночи. Нет, мы не существа темноты и не порождения тьмы. Есть на свете животные, ведущие ночной образ жизни. Те же совы, по идее, днем спят, а ночью выходят на охоту (никого не напоминает?). Снимешь ее взгляд на камеру – и мурашки побегут по коже от округлых крупных зрачков, блестящих инфернальным зеленым светом. Глаза человека ночью светятся красным. Так же, как и у других дневных существ. Разгадка феномена проста – ночной образ жизни меняет восприятие зрения, которое сильно отличается от того, которым наблюдаешь за предметами при свете солнца.
У вампиров на фотографиях встречаются красные глаза.
Мы все же недалеко ушли от людей. Полноценными ночными существами, как те же совы, не стали. Хотя, по сути своей, мы меньше страшимся одиночества, но все равно живем своеобразными общинами. Альтруистов у нас хватает. Нет потребности скитаться темными ночами, пытаясь выпить кровь случайного путника. Электричество окончательно расправилось с владычеством темноты, и теперь жизнь людей кипит круглые сутки. Но они стремятся ночью прилечь в уютную кроватку и поспать. Нам тоже нечего делать в темноте. Да и многие предметы, вроде тех же колец, облегчают жизнь под солнечными лучами.
Многие привычки остались у нас с того времени, когда еще были людьми. Эффект «красных глаз» напоминает о том, что мы все же создания дня, а не ночи. Потому мы спокойно можем выживать, приспосабливаясь под социальную среду людей. И потому стараемся не жить в темноте, преимущества которой забрали время, прогресс и электричество.
А вот совами мы бы никогда не стали. Все животные, ведущие ночной образ жизни, таковыми родились. Они почти все свое короткое существование проводят вдали от солнечных лучей. Нас, бессмертных, все же тянет к блестящему желтому диску.
Наверное, не зря и у вампиров, и у людей глаза на фотографиях иногда получаются красными. У нас довольно много общего.

*****

Но универ никто не отменял. Так что на занятиях моя довольная рожа вновь присутствовала. Хотя мысли были далеко от аудитории и истории российского права…
Рамиль попался на глаза первым. Татарин умел благодарить – минут пять раскланивался и сыпал комплиментами в мой адрес, а затем свалил к своей «цели». Та девчушка тоже была рада увидеть Рамиля, и они уселись вместе за другую парту. Что ж, если не стану героем-спасителем, подамся в сваты.
Люся пришла не одна. Тот парень, которого вчера видел лишь мельком, зашел в аудиторю вместе с ней. И за них оставалось только порадоваться.
Хорошо, что к друзьям не успел привязаться. Предатели, они уселись со своими половинками, покинув меня в столь сложный момент жизни. Впрочем, на людей пенять сложно, слабости им стоит прощать. Живут они не так уж много.
Одному оставалось побыть не долго. Зашедшая в аудиторию Альбина решительным шагом направилась в мою сторону. И вот наши взгляды встретились, когда девчонка остановилась возле моей парты.
- Пойдем ко мне, за второй стол, - попросила девушка.
- Если твои парни, обнимавшие тебя этой ночью, не возражают, - улыбнулся я самой искренней улыбкой.
- Они меня держали за талию. Это еще не самое страшное преступление.
Я собрал свои вещи и проследовал вслед за развевающимися длинными волосами Альбины. От девушки пахло персиками, и этот аромат казался новым и бодрящим.
До начала пары оставалось еще несколько минут. Вторая парта оказалась полупустой, если не считать одного ботаника в дальнем углу. Альбина поманила меня пальцем и достала телефон.
- Вчера мне было скучно. Холод проникал под кожу, отчего чувствовала себя неуютно. Зато вспоминала наш поход в магазинчик, - Альбина пристроилась на моем плече. – Так что вчера мне не удалось побыть одной, ибо навязчивые кавалеры липли как мухи. Но, увидев тебя, они быстро отстанут.
Щелчок, вспышка, и кадр готов.
- Ты так любишь селфи? – поморщился я.
- Это – единственный способ отогнать вчерашних бабуинов. Пусть увидят наше фото в «Инстаграмме», - ответила Альбина.
Ага, как же. Просто с теми парнями тебе скучно, они все ведут себя одинаково, как на подбор. Уровень импровизации и оригинальности у них близится к нулю. А тебе просто хочется посмотреть, как мы смотримся вместе.
Тут я скорчил рожу, а Альбина нахмурила брови. Вышло здорово. Следом настал мой черед принять умный вид, а Альбина, напротив, высунула язык.
- А теперь закрой правый глаз, - попросила девушка, прижимаясь к моей щеке.
И вот у меня остался открытым только левый глаз, у девушки – правый. Щелчок, вспышка, кадр! Нет, мы оба кадры…
- Это так весело, - улыбнулась Альбина. – И где же ты вчера был?
- Развлекался, - отозвался я.
Фотографии получились отменные. Слева девушка, справа я сам. И оба такие счастливые. Неужто такое бывает, что взаимопонимание возникает с первого взгляда? Вряд ли, скорее у нас энергетика схожа.
А еще хорошо, что я не отражаюсь только в зеркале.
- Твоя подруга на тебя так хмуро смотрит, - произнесла Альбина, кивая назад.
И в самом деле, на кислом лице Люси читалось неодобрение. Ну и пусть дуется. Я все-таки темная личность, и пойти против природы не могу. Возможно, Марго тоже ошиблась, ведь по натуре геройство мне не свойственно. Я не воспитан на комиксах, да и в супергероев не верю. Всю жизнь пытаюсь выживать, что только подчеркивает трусость моего характера.
- Мы с ней позавчера поругались, - отвернулся я.
В глазах Альбины вспыхнули подозрительные искорки.
- А ты еще меня обвиняешь в общении с другими парнями. Сам-то вон не лучше, - обиженно произнесла темноволосая девчонка. – По крайней мере, это хорошо, что у меня есть конкурентка.
Ага, у русских девушек это прям проблема номер один. Парней мало, вот они и дерутся, притом за самых умных и удачных. При этом забывая, что в мире нет девушек краше и милее. Особенно забавно выглядит спор двух красоток за толстого мужичка, занимающего пост среднего пошиба. Но главная проблема русских женщин – их сила. Коня на скаку остановить и в избу горящую войти, чтобы мужика оттуда на руках вытащить, они могут. Потому им хочется видеть возле себя еще более сильного мужчину, да только где их взять? Вот и бегает толпа парней за барышней, которая сохнет по непонятному чурбану, который сумел скрутить ей руки. За почти столетнюю жизнь в России я уяснил, что девушка, мечтающая о самостоятельности, является вруньей, прикрывающей такой ложью мечту о принце или богатыре. Они бы лучше посмотрели на турецких или греческих девушек. Ни кожи, ни рожи, а пафоса – выше крыши. Тот мужик не такой, и этот тоже. Неулыбчивые, хмурые, с острыми чертами лица, эти дамочки вызывают желание выколоть себе глаза.
Ох, Альбиночка, услада моих очей! Ну какие могут быть у тебя конкурентки?!
- Мне кажется, мы еще друг друга плохо знаем, - произнес я. – Но все легко поправить. Я приглашаю тебя на чай. Завтра, перед парами. Поболтаем на разные темы.
- И ты не дашь мне зевать со скуки? – недоверчиво прищурилась девушка. – Конечно, я согласна.
Забыла сказать, что пока не уведут. Ох, вряд ли кто-то сможет растопить мое сердце. У Альбиночки есть хоть один шанс на миллион.
Запах персиков вновь ударил мне в нос. Девушка наклонилась над моим ухом и прошептала:
- Мне льстит, что тебе я нужна. Может, и по-настоящему нужна. Я хочу увидеть путь твоей жизни, чтобы свернуть со своего и пойти вслед за тобой.
Прям как жена декабриста. Эх, и почему русские девушки со своей загадочностью оставляют пылающий след в твоем сердце? Одиночка-Альбина, ищущая свет и тепло, так похожа на меня, но при этом желает мне подражать. Неужели во мне еще осталась капля доброты?
Цинизм дал еще одну трещину. Конец мира близок, но мне есть кого в этом мире защищать.

Ночь, переходящая в день, или о тренировках.

Учебный день подошел к концу. До путешествия в столовую еще есть пара часов, но на сей раз я их не потратил на зубрежку очередного предмета. Прямиком из университета отправился в находившийся в спорткомплексе тренажерный зал. Дорога заняла всего двадцать минут – пробки успели быстро рассосаться. За все это время я успел подумать лишь о том, что не купил еще спортивный костюм. Впрочем, атрибутика продавалась и в спорткомплексе, а денег мне уже давно не жалко. Если бы и остальные желания так быстро исполнялись…
В записной книжке стало на одну запись больше – утром туда добавился телефончик Марго. Только почему-то она не желала брать трубку. Ладно, скину сообщение. Не одному мне форму нужно набирать…
Сейчас модны всякие подходы, инструкции и обучающие программы, вроде тех, которые предлагают накачать тело за две недели. Ерунда это все, времени и усилий нужно прикладывать куда больше. Впрочем, при должном усердии, можно получить красивое тело и раньше двух недель. Сочетание физических нагрузок, бега на свежем воздухе, подтягиваний и преодоления препятствий (привет паркуру) дает отличный эффект. Весь этот комплекс мероприятий мне предстояло пройти за несколько суток. Впрочем, маленькое преимущество перед людьми в этом поможет – на сон не буду отвлекаться.
В спортзале у многих глаза на лоб повылезали. Бывалые бодибилдеры прикрывали улыбающиеся лица кулаками. Да, фигуру я давно не держал в тонусе, это заметно. Но грудная клетка по-прежнему широка, а все мышцы на месте. И воздастся мне за труды!
- Ты не сильно напрягай себя, пацан, - подошел ко мне один бородатый дядька. – Не то пузо надорвешь. Как минимум, не встанешь завтра после насыщенной программы.
- Встану, - прохрипел я, поднимая тяжелую гантель. – У меня хорошая генетика…
Впрочем, не только руки предстояло накачать. Я последовательно переходил от одного тренажера к другому, изредка делая передышки для виду. Иногда перерыв делал большим и подходил к людям, прося их подержать ноги. Пресс качать тоже нужно.
Подтягивания стояли особняком в системе упражнений. Они пригодятся при преодолении препятствий. Можно и просто повисеть – при большом запасе крови эти навыки помогут удерживать тело в любом положении.
Гекон – не единственное существо на этой планете, которое может ходить по стенам. Впрочем, координацию никто не отменял, а потому тело должно быть готово к прогулкам под углом в девяносто градусов. Вершиной мастерства среди бессмертных являлось удержание тела на кончиках пальцев. Такие нагрузки стали бы критичны для хлипких организмов людей, но они вполне нормальны для представителей моего вида.
И вот работа тренажерного зала подходила к концу. Тело должно было стонать и болеть, но оно уже давно мертво. Мышцы обрели тонус, хотя до былых кондиций им еще далеко. Первый шаг сделан. И теперь пора отправиться на «полосу препятствий», как я называю дома, перила и мосты – излюбленные места для паркура. Такими судьбами скоро дойду и до беготни по крышам небоскребов…
И вот я разогнался и ухватился руками за бетонную крышу подъезда. Подтянул тело, раскачал его и одним прыжком запрыгнул на плиту. Разбежался, сделал кульбит и оказался на крыше соседнего подъезда. Еще пара прыжков, и вот уже передо мной замаячила пожарная лестница. За тонкий металлический жгут зацепился всего двумя пальцами, но быстро подтянул к ней тело. А следом спрыгнул на тонкую ограду из бетонных блоков, огораживавших уже увядшие цветы. Прыжки сменились на бег, а вскоре появились и трубы – неизменные спутники индустриальных городов. Исполнив колесо, я очутился на новой «беговой дорожке», и постарался бежать чуть под углом. Тело слушалось еще плохо – и практики давно не имелось, и крови не хватало. Зато от одного только нарушения законов физики захватывало дух. И вот я добежал до моста, раскинувшегося над железнодорожными путями. Опустился на холодную бетонную крошку, да свесил ноги.
Одни только действия превращают тебя в машину. А уж когда твое тело умеет многое… Важно уметь останавливаться, иначе превратишься в холодную неподвижную статую, коей я и был многие последние годы.
Вдали показался маленький огонек. Повалил по небу черный дым тонкой струйкой. Это поезд приближался к станции. Массивная бездушная машина, путешествующая по одному и тому же маршруту, не могла взбунтоваться и совершить неординарный поступок. Все ее действия предсказуемы, но заточены под нужды людей. Солдаты тоже являются хладнокровными машинами для убийств. Но для победы над другими воинами требуется нечто большее, нежели трезвый расчет. Янычары подобрались к Вене благодаря нетривиальным решениям в сражениях. Эмоции помогают стать бесстрашным, кидаться в гущу сражений и выживать. Этого-то мне и не хватает.
Эмоциональная холодность – не просто выражение. Это суровая правда жизни. Теряешь эмоции, яркость красок, все становится серым и будничным. Жизнь тянется по привычному алгоритму, исключающему импровизацию. Из этого замкнутого круга очень сложно найти выход.
Впрочем, если мне это не удастся, то я превращусь в труп. Враги будут действовать хладнокровно и методично. Опыт и закалка помогут справиться с новообращенными и даже более сильными и мудрыми вампирами. Но что делать, если их станет слишком много? Если все мои соратники падут в битве, мои шансы упадут до нуля. Тут-то и впору вспомнить об импровизации, но я закрыл свое сердце для эмоций. Не смогу взорваться, даже если захочу.
Поезд прошел под мостом, ободряюще гудя. Да, мой железный брат, унывать нельзя.
Я приподнялся и подставил лицо усилившемуся ветру. Новый вызов бросала природа, но не страшны эти испытания. Холодная голова поможет обрести форму, инстинкты помогут выживать, но как же научиться жить? Беда нынешнего поколения в том и кроется, что когда задаешь себе вопрос, а для чего же делаю что-то, то не находишь ответа. Древние люди все упрощали. Они просто не задавали себе вопросов, а стиснув зубы работали над своими недостатками. Впрочем, тогда и выживать было куда сложнее.
Я встал на перила и потихоньку побрел к концу моста. Холодная голова помогала удерживать тело в любом положении, даже балансировать не пришлось. Мои враги тоже умеют быть хладнокровными. Что ж, мне придется их неприятно удивить, чтобы не умереть во второй раз.
Ведь перед тем, как стать вампиром, ты ненадолго расстаешься с жизнью.
Я вытащил из кармана сотовый телефон. Время перевалило за полночь. Пора наведаться за кровью. Это самый простой способ растопить лед внутри лишенного эмоций вампирского тела.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль http://midnightersworld.profiforum.ru
Midnighter
Admin
avatar

Сообщения : 26
Дата регистрации : 2015-02-01

СообщениеТема: Re: История из жизни одного вампира   Пн Фев 23, 2015 11:39 am

*****

Знакомое монументальное здание вырастало прямо перед моими глазами. Немецкие архитекторы здорово поработали над обликом дома, видного издалека. Я перевел дух и прошел внутрь.
- Тетя Клава, это тебе! – радостно подойдя к турникету, я протянул розу, купленную в одном из круглосуточных магазинов.
Суровая женщина приняла подарок и вновь покосилась на зеркало. В уголках глаз, впрочем, я заметил смеющиеся искорки. Так приятно делать кого-то счастливым…
- Проходи, милок, - зеленый свет моему походу был дан.
Поклонившись мудрой женщине, посвятившей свою ночь тому, чтобы оберегать секрет нашего вида.
Звуки шагов медленно таяли в этих пустых и безжизненных коридорах. За моей спиной слышалось шарканье ботинок других бессмертных, пришедших за кормом этой ночью.
Но своды гигантского здания все равно не заполнялись. Что ему до нескольких посетителей, когда все время оно стоит опустевшим? Возможно, потому звуки и тонут в этих длинных коридорах…
Вот и эта насмешливая табличка «кормежка». Толкнув створки, я прошел в сияющее чистотой место. В очереди находилась лишь парочка вампиров, переминавшихся с ноги на ногу. Впрочем, Генри, увидев меня, сильно удивился. Да, на этой неделе я уже приходил в это место.
Тучи сгустились над моей головой. Образно. Сейчас мне предстояло заняться враньем. Наплести паутину лжи, заставить «кормильца» поверить. Вот только воины никогда не врут. Если бы у меня имелись навыки хотя бы дипломата… На юридическом еще слишком мало проучился, чтобы научиться грамотно врать. Мозг лихорадочно пытался найти решение возникшей проблеме, и тут, весьма не вовремя, Генри помахал мне рукой. «Кормилец» даже вышел из-за стойки, чтобы поговорить со мной.
- Не ожидал тебя так рано увидеть, - расплылся в улыбке Генри. – Или ты сюда не за кровью пришел?
- За нею, - кивнул я. – Только не для меня.
Вот блин ляпнул! Глаза Генри округлились. Сейчас самое время не моргать и не опускать глаза. Врать нужно убедительно.
- У меня есть сведения о нарушении «театра», - добавил я.
Что ж, мое вранье звучит все более и более неубедительно. Нужно что-то делать, пока Генри не послал меня на все четыре стороны.
- Этот тип является новообращенным и уже подвергся промывке мозгов со стороны демонов, - шепотом произнес я. – Он весьма силен и хитер. А еще желает взорвать троллейбус.
- Террорист, значит, - покачал головой Генри. – Как жаль, что он опустился до этого уровня… Но ты говорил о том, что кровь нужна не тебе, так?
И вот тут я почувствовал, как запахло жаренным. Так и знал, что допущу ошибку. Легко и непринужденно лоскут лжи трещал по швам и готовился развалиться на мелкие кусочки.
- Есть у нас тайное общество, но знать о нем не следует, - как можно тише произнес я. – Они расследуют инциденты с террористами и прочими личностями, которые не желают придерживаться правил «театра». Один из членов этого тайного общества когда-то обратил меня, а недавно вышел на мой след. Он и попросил добыть крови, чтобы быть в отличной физической готовности.
Бредово звучало, да. Опытный детектив нашел бы тысячу неувязок в такой речи, заставив лжеца признаться с поличным. Но Генри таковым не являлся. Этот добродушный парень считал главной целью своей жизни помощь ближнему. Бессовестно его обманывать, но приходится… Все-таки простодушный Генри мне поверил, чему я несказанно обрадовался. Хотя много уроков удалось извлечь из столь неудачного опыта лжи, надеюсь, что больше врать не придется никогда и нигде…
- Ладно, я помогу тебе, - заговорщическим шепотом ответил Генри.
Взяв меня под локоть, «кормилец» повел меня на кухню. Точнее это место не назовешь. Разделочные доски и блестящие столы занимали основное пространство. В углу комнаты находились деревянные столешницы, на которых расположились ножи различных размеров и форм. Встречались и мясные тесаки. Не хотелось бы смотреть на то, как тут разделывают туши. Запах на кухне стоял тоже адский. Пахло сырым, необработанным мясом. Или гниющей плотью, кому как больше нравится. За кухней длинными рядами тянулись блестящие серебристые мешки, в которых хранились трупы недавно погибших людей. Там же находились и приборы для выкачивания крови вместе с новейшими многоразовыми шприцами.
- А как же ножи? – спросил я. Холод начал потихоньку обволакивать тело, а вместе с ним приходила и отрешенность.
- Иногда сложно добраться до кровотока. Ты бы видел тела после автомобильных аварий! Сплошное месиво, да кровищи полно бывает. Но если человек умер своей смертью, то мы попросту прокалываем кожу шприцем и выкачиваем кровь, - поделился секретом Генри.
Разделочную мы прошли, трупы – тоже. Что еще осталось вне нашего внимания? Конечно же, место хранения! В третьем зале оказалось еще холоднее, и мне еще повезло, что бессмертное тело не может замерзнуть.
Длинные ряды холодильников, мигающих голубыми светодиодными лампочками, тянулись будто бы до бесконечности. В глазах начинало покалывать от однообразной картины. Зато Генри это не смущало. Кормилец прекрасно ориентировался в темном помещении, с легкостью порхая от одного холодильника к другому. Плавно открывались дверцы, теплый свет пробивался наружу, но бессмертному зрению он не требовался, чтобы разглядеть нужные предметы. Пакетики с кровью я видел даже издалека. Оформление напоминало донорские упаковки. Даже не знаю, кто первым до этого додумался… Может, доноры кровь сдают вовсе не для помощи другим людям? Кто знает, кто знает…
- Сколько пакетиков тебя попросили принести? – спросил Генри, будто бы речь шла о чае.
План, конечно, есть. Но ведь и реки крови не бесконечны, иногда смертность высока, а иногда никто месяцами не погибает. Поэтому и хранятся запасы в холодильниках. Отчетности особой нет, бухгалтеров в нашем обществе не предусмотрено. Но осторожность бы не помешала…
Двух или четырех пакетиков хватит нам с Марго на две недели. Этого мало, если хотим до предела обострить чувства и увеличить подвижность. Спортсмены в мире людей, соблюдающие диету и правильно питающиеся, способны долго держать форму и физически превосходят большую часть человечества. В вампирском обществе этот подход также применим.
- Давай двенадцать, и я тебя не побеспокою две недели, - попросил я.
Генри в который раз изумился, но просьбу исполнил. Даже пожелал удачи этому тайному обществу и пообещал сохранить в тайне мой поход за кровью. Хороший он парень.

*****

До дома удалось добраться довольно быстро, но уже войдя в квартиру, почувствовал непривычный ветер. Марго оставила нараспашку окна и теперь шторы плавно вздымались над полом. Света нигде не было, даже для видимости. Надеюсь, что вампирша не решила выпрыгнуть из окна. Серьезного ущерба для здоровья не получила бы, но если бы ее на камеру засняли зеваки… Не хотелось бы накаркать насчет нарушения «театра». Тем более, что сама вампирша не против двух ролей.
Впрочем, учуяв подвох, я всегда становлюсь настороженным. Вот и сейчас быстро среагировал на летящий в меня предмет. Рассекая воздух, к моему лицу стремилась бешено вращавшаяся тарелка, которую я указательным и средним пальцами остановил перед лицом. Свист не стихал. И вот еще одна тарелку перехватила левая рука.
- Это не смешно, - произнес я как можно тише.
Щелкнул выключатель, озаряя комнату ярким светом. Возле прохода на кухню стояла Марго в своем любимом кожаном костюме и хитро улыбалась.
- Реакция у тебя все еще на уровне. Твоя излишняя осторожность иногда является плюсом, - произнесла вампирша.
- Окна закрой, - хмуро произнес я. – Не очень удачно ты шутишь.
Зато теперь можно было выложить добытые пакеты с кровью. Марго даже не обратила на них внимания.
- Это была проверка реакции, - пояснила девушка. – Как сцепление с поверхностью?
- Не очень, - признался я. – Только если под углами. Может, разучился, а может, крови в организме не достает, чтобы такие вещи вытворять.
Я снял ботинки и попытался ногой «приклеиться» к стене. Но держалась ступня очень плохо. Зато я смог двумя ногами оттолкнуться от стены и перелететь к другой, а завершил прыжок падением на диван. Пусть Марго видит, что ловкость и прыгучесть на уровне.
- И это все, что ты умеешь? – хмыкнула Марго. – Мой друг, ты многое позабыл.
Девушка медленно сняла ботинки и подошла к дивану. Оперлась руками на край мягкой мебели и потихоньку стала поднимать свое тело. Выполнение стойки на голове – сложное дело, но вряд ли Марго стала бы демонстрировать только чудеса акробатики. Постепенно ее тело приближалось к ровному положению. Сокращался угол наклона ног, и вскоре кончики пальцев и голова оказались на одной невидимой линии. Организм Марго стал единым целым, понимающим сложную задачу, и не гнушающимся ее выполнять.
Рывок – и напрягшиеся мышцы рук подняли голову над диваном. Одни лишь ладони удерживали все тело, не давая ему опуститься. Мышцы так и пробивались через обтягивающую маечку и отвороты кожаной куртки. Вымученная, но довольная, Марго кровожадно улыбалась. Локти расходятся в сторону, и вот голова чуть ближе к полу, сходятся – и тело поднимается. Я не сразу понял, зачем вампирша раскачивается, но вот она резко оттолкнулась от дивана и кончиками ног «приклеилась» к потолку.
- Видишь? Совсем другой уровень! – похвасталась Марго.
- А пройтись сможешь? – настала моя очередь шутить над вампиршей. Не ей одной можно тарелками кидаться…
Впрочем, ответ на свой вопрос я получил тут же. Ноги не смогли так долго удерживать тело Марго, и девушка отцепилась от потолка. И упасть бы ей, да только моя реакция все еще при мне. Марго приземлилась на мои руки.
- Как в старые добрые времена, - промурлыкала она.
Я аккуратно опустил свою соратницу на землю. Пока только в буквальном смысле.
- Одними физическими упражнениями сыт не будешь, - покачал я головой. – Нам нужно заняться отработкой ударов.
Марго кивнула, а затем попыталась ладонью ударить меня в шею. Наивная… Очень быстро я перехватил ее под локоть, а затем перебросил через себя. Следом моя ступня оказалась между ее грудью и шеей.
- Первый раунд остался за мной, - произнес мой голос, показавшийся почему-то чужим.
Древние инстинкты, спавшие до поры до времени, выбрались наружу. Я стал холодной и бесчувственной машиной, напоминающей поезд, мчавшийся по вечно определенному маршруту. Трезвый расчет помог опередить вампиршу, но вряд ли она сдастся так скоро.
Подсечка, и мне приходится убирать ноги. Временное отступление даром не проходит – Марго успевает подняться. Резкими движениями она пытается состязаться со мной в скорости. Куда там! Рассекают ладони ветер, но меня и след простыл. Тактику боя Марго я знаю слишком хорошо, потому стараюсь двигаться как можно быстрее. Кружится мир вокруг, танцует мое тело.
Вот недостаточно близко рука прижата к телу – и удар приходится в локоть. Вот на секунду блок распадается, и удар приходится в живот. Марго останавливается и пытается уклоняться уже от моих ударов. Жалят мои кулаки и пальцы ее крепкое тело, стараются вывести из себя. Удары несильные, но резкие, отчего вампирша чувствует себя неприятно. И вот она решается на атаку, и эта ошибка становится фатальной.
Уклонившись от кулаков бессмертной брюнетки, я ныряю к ее животу и обхватываю за талию. Дальше тело вампирши перекидывается за спину, а следом роняется на пол. Шах и мат.
- Довольно, - произнесла Марго, одним рывком поднимаясь на ноги.
Ее грудь то поднимается, то опускается, организм никак не может прийти в себя. Дыхание, разумеется, не сбито, но вот мышцам определенно стоит расслабиться.
- Я все еще в хорошей форме нахожусь, - довольным голосом произнес я.
Холодная голова и четкие движения, доведенные до автоматизма, помогли одержать верх. Правда, стиль боя соперницы мне был знаком. Да даже с незнакомым новообращенным такая тактика прокатит. А вот с древним вампиром придется импровизировать. Трезвое мышление вряд ли поможет одолеть существо, имеющее куда больший опыт выживания и побед в боях.
- Вряд ли. Скорее, это инстинкты никуда не делись, - положила руки на мои плечи Марго. – Ты и сейчас живешь по ним же. Твоя учеба также основательна, как и освоение боевых искусств. Не меняешься ты со временем.
- Впрочем, моя предсказуемость не дала тебе преимущества, - показал я ей язык. – Я и не считаю себя лучшим воином, но ежели нахожусь в последних рядах, тогда мы действительно трупы.
- Это была только первая тренировка.
Марго отстранилась и вновь приняла боевую стойку. О да, бой должен длиться всю ночь! Я отрешился от мыслей, давая телу полную свободу. Никаких эмоций, только холодный расчет. И так раз за разом…
Около пяти часов утра мы все же выдохлись и рухнули в объятия мягкого дивана, давая мышцам возможность прийти в себя. Все-таки выносливость у нас хоть и немаленькая, но и у нее есть предел.
И тут впервые за долгое время сознание вернулось ко мне. Маленькая яркая точечка начала расти, наполняя тело приятным теплом. Напоминание о встрече с Альбиной заставило меня всколыхнуться, будто бы все это время я жил в полудреме. Наверное, пора просыпаться.
На чистом полотне мыслей заиграли всевозможные предложения, вроде «помыться», «подушиться» и прочих, в числе которых значились и идеи совместного времяпровождения. Внутреннее тепло равномерно разливалось внутри меня, постепенно накрывая с головой. И эта метаморфоза одновременно и нравилась, и пугала. Почему-то мне казалось, что в ту секунду, когда смерть начнет дышать в лицо, именно это тепло и даст мне силы для того, чтобы жить по-настоящему. Марго права, мое бессмертное времяпровождение – всего лишь бесцельное существование.
Вернулась ко мне и память. Бой создал чистое полотно, на котором теперь возникали символы. Недаром говорят, что во сне мозг не спит и решает задачу. Вот и сейчас, когда реакции и инстинкты взяли контроль над телом, операции в голове не прекращались. Мозг услужливо подбросил на начавшее заполняться полотно знакомое слово: «Эль-Аламейн».
- Слушай, во время Второй Мировой был же такой генерал, Роммель… Командовал тогда немецкими и итальянскими войсками под Эль-Аламейном. Это он сейчас собирается к нам приехать? – поинтересовался я.
- Не знаю, - пожала плечами Марго. – Никто не видел Роммеля вживую. Даже по документам его фотографии засекречены. Скорее всего, их и вовсе нет. Так что не могу сказать, тот ли это Роммель, однофамилец ли, родственник ли…
Да, задачка… Хотя общее в этих историях есть – служба инфернальным сущностям и попытки открыть врата в параллельные миры. Но если удалось остановить демонов и их прислужников тогда, почему не удастся сейчас?!

*****

Не знаю, сколько времени мы с Марго провалялись на диване. За окном уже рассвело, и солнечный свет пробивался в узкие просветы между шторами. Я подскочил как ужаленный, ведь мог прозевать встречу с Альбиной. Плохо, что договорились о точном времени и месте, ведь можно было спокойно не успеть собраться и добраться до кафе. Впервые за долгое время я по-настоящему нервничал.
- Ты куда торопишься? – спросила Марго, ленящаяся даже приоткрыть глаза. Сейчас вампирша напоминала больше лохматую собаку, нежели антропоморфное существо.
- Надо встретиться с одним человеком, - отозвался я, добираясь до мобильного телефона. К счастью, время в запасе еще имелось.
- Я думала, ты захочешь выследить одного из приспешников древнего. Впрочем, он еще пока нам полезен, так что убивать его рано. Но неужели тебе не интересно, какую информацию он нам раскроет на этот раз?
- Нет.
Вот я уже и одет. Приличная майка с длинным рукавом, гладко скроенная жилетка и модные джинсы хорошо сочетались между собой. Мятые одежды, в которых вчера занимался борьбой, ногой отодвинул в сторону. Позже постираю и поглажу.
- До встречи, компаньонка! – послал я Марго воздушный поцелуй, да был таков.
До кафе пришлось добираться на троллейбусе. В окошке отражался мой янтарный перстенек, чья защита прямо сейчас не требовалась. Народу оказалось немного – рабочий день уже начался. Впрочем, публика все равно являлась приличной, это же не десять часов вечера, когда тут дышат перегаром случайно заблудшие алкоголики.
Солнце постепенно скрывалось за облаками. Не хотелось бы, чтобы погода портилась в такой замечательный день. Эх, и когда это я стал таким капризным и требовательным?
До нужной остановки ехать было всего ничего. Пятнадцать минут в пути – и вот уже мои ноги звонко приземляются на асфальт. А впереди виднеется вывеска «Кофе для тех, кто его любит». Название, конечно, дурацкое, зато в этой кафешке готовят обалденные пирожные. Летом еще стоят столики на улице под тоненькими тентами, укрывая людей от палящего солнца. В этом кафе я бывал не раз, надеюсь, и Альбине оно запомнится с лучшей стороны.
Собственно, сама девушка еще не пришла. Приличные девицы опаздывают на несколько минут, но не в этом веке. Впрочем, я сам прибыл намного раньше.
И вот хрупкая фигурка в фиолетовой курточке показалась из поворота. Зеленый шарф мягким шлейфом обволакивал шею. Тоненькая прядь резко выделялась на его фоне. Лишь когда брюнетка подошла поближе, я разглядел, что это вовсе не прядка, а тоненькая хитросплетенная косичка. Девушка пару раз спотыкалась, преодолевая расстояние между нами. Волновалась. Оттого и изменения во внешнем виде и поведении. Неужто она и впрямь хотела мне понравиться?!
- Привет, - улыбнулась Альбина.
Тут и солнышко выглянуло вновь из-за облаков, заставляя девушку жмуриться. Ей шел прищуренный взгляд. Будто бы довольная кошка… Взгляд из-под длинных ресниц заставлял разбиться не одно сердце, но не мое, сделанное из твердого камня.
- И тебе не чахнуть, - сделал я реверанс. – Ну что, отведаем-ка вкусностей да поговорим о насущном?
- Это я с радостью, - согласилась на предложение Альбина.
Только мы вошли в кафе, как тут же потонули в монотонном гуле, издаваемом посетителями заведения. А еще пришлось некоторое время постоять в очереди, прежде чем мы забрали чашечки чая и пару эклеров. Следом настал черед выбора места, и Альбина заняла столик в самом дальнем углу. Впрочем, солнце все равно светило через стеклянную витрину кафешки.
Мы поделились приятными новостями. Альбина рассказала мне об одной интересной книжке, прочтенной на днях, я же посоветовал ей посмотреть один забавный мультик… Беседа становилась весьма сладкой и приторной, но до жути однообразной. Пора бы сделать что-то эдакое…
Булочка эклера будто бы сама приманивала меня. Обмазав палец в креме, я коснулся кончика носа Альбины. Девушка недоуменно наблюдала за моими действиями, а затем звонко рассмеялась.
- Ты меня испачкал! – она тоже обмазала палец кремом и коснулась моих щек.
Теперь мы оба напоминали свинтусов, таких веселых свинюшек… Игра «кто кого больше обмажет кремом» оказалась весьма веселой, пока не надоела. Альбина довольно улыбалась, слизывая с пальцев крем. Тут-то подошел официант, и мы услышали просьбу не вести себя столь некультурно. Альбиночка состроила глазки и тоненьким голоском попросила прощения. Я тоже сделал невинное лицо. Растаять под такими взглядами могли и закоренелые преступники. Официант развернулся и ушел, пробубнив себе под нос «какая нынче молодежь пошла».
- Чувствую себя ребенком, - Альбина достала зеркальце и влажные салфетки, чтобы потихоньку привести себя в порядок. – Давно так не веселилась.
Мне зеркало ничем не поможет, так что пришлось положиться на инстинкты. Хотя некоторые следы мне стерла Альбина.
- Ты сделал великое преступление, сэр Михаил, - насмешливо произнесла девчонка, скомкивая салфетку. – Ты развеселил меня. Теперь мне не хочется, чтобы этот день заканчивался.
- Намекаешь на то, что можно прогулять пары? – усмехнулся я.
Придется нарушить правила «театра», но не всегда же быть добреньким и примерным? Тем более, когда такая девушка рядом. Внутри меня погибал циник, а голова не хотела трезвым взглядом оценивать мир. И пусть время остановится в это мгновение.
- Ну давай, - я протянул девушке руку. – Проведем этот день так, чтобы он запомнился лучше предыдущих.
- Нет, чтобы он стал самым запоминающимся, - Альбина подала руку. В ее глазах заблестели веселые искорки.
Настало время приключений…

*****

И вот солнце весело смотрело на нас свысока. Под его радужными лучами купались и мы. Альбина с закрытыми глазами крутилась посреди улицы. Вот уже я беру ее под локоть и указываю на трамвай, спешащий по одному ему известному маршруту. Вот мы уже бежим, хватаемся за поручни и проезжаем зайцами одну остановку. Вот уже спрыгиваем обратно на платформу и радостно смеемся. Мне на какое-то время даже кажется, что я вновь стал человеком. Глупая мысль, но очень интригующая…
- Куда дальше? – спросил я, оглядываясь по сторонам.
- А давай пойдем в кино! – потянула меня за руку Альбина. – Ну пожалуйста…
Сложно отказать такой милой девушке. Я взял ее под локоть и ощутил приятный аромат персиковых духов. Запах приятно будоражил нос, возвращая меня в далекие времена, когда только начинал познавать жизнь. Как же все-таки чудесно жить на этом свете! Кровь внутри аж закипала и бурлила, заставляя мертвое тело испытывать доселе забытые эмоции. За такую жизнь можно бороться до последнего вздоха. За яркое и светлое солнце, за радостных людей, за мир, который строится и расцветает на твоих глазах…
В шумном торговом центре я поначалу растерялся. Зато Альбина тут все знала наизусть. Потянув меня за руку, девушка потащила мое безвольное тело через шумную толпу. Столько людей – веселых и грустных, счастливых и несчастных, тараторящих и молчаливых… И каждый живет своей особой целью, верит в будущее и к чему-то стремится. К сожалению, в реальности слишком часто происходят трагические события.
- К лифту, - Альбина дотащила меня до прозрачной со всех сторон кабинки.
Ужасное зрелище. Не отражаться во всех зеркалах, видеть вместо себя пустоту… Не знаю, что это – нарушение законов физики или магия, но картина весьма плачевная. Будто природа сама указывает на то, что ты – исключение из правила, нечто, чего не должно существовать. Но я же есть! И представителей нашего вида немало, не можем же мы все быть ошибками природы!
К счастью, в кабине оказалось много людей, и Альбина не могла заметить отсутствие отражения.
Вот мы и на шестом этаже. Мрачные своды кинотеатра, озаряемые неоновыми и светодиодными вывесками, приглашали нас в царство темноты и аудиовизуальных образов. После яркой солнечной улицы находиться тут было не столь уютно.
- Ты чего застыл? – плечом меня подтолкнула Альбиночка. – Пойдем же…
Я, с большой неохотой, ступил на черную плитку и отправился по пути, прочерченном неоновыми указателями. И вот на глаза попалось электронное табло. Какая-то легкая романтическая комедия должна была начаться через пару минут.
- И чего мы ждем? – нетерпеливо спросила Альбина.
- Разве не стоит выбрать фильм? – я повел бровями.
- Не стоит. Что первым будет, на то и идем. Ты меня настроил на импровизацию. Так что давай еще раз ткнем пальцем в небо!
И вот билеты куплены, места в зале заняты, приятный полумрак окружает нас со всех сторон. Я скосил взгляд на Альбину. Как бы она не уснула. Такой бойкой девушке только на романтические комедии и идти…
Погасли лампочки, погружая кинотеатр в темноту. На экране же появилась всем надоевшая реклама кинопремьер. Ага, мне эти названия что-то говорят…
Похоже, засну тут я.
Альбина же вольготно устроилась в кресле, хотя и поерзала прилично. За ней иногда так весело наблюдать… Маленькая косичка оказалась отброшенной назад, а шарф слегка упал. Жилка на шее ритмично билась, а значит, волнение все же ушло. Сколько всего интересного можно узнать благодаря языку тела. Впрочем, оно подвергается тренировке, а потому может и обмануть. Лишь глаза всегда показывают правду.
И вот сеанс начался. Показалась барышня в смешной одежке. Я тут же отпустил шуточку в ее адрес, которая понравилась Альбине. И вот романтическая комедия превратилась в юмористическое шоу. Еще первая шутка не успела промелькнуть на экране, а брюнетка уже заливалась смехом. Остальные зрители смотрели на нашу парочку с раздражением. И все-таки до конца сеанса нам не удалось досидеть. Пришла охрана и попросила нас удалиться. Я не особо опечалился такому решению.
- Это было круто, - потихоньку приходила в себя Альбина. – Меня еще никогда не выгоняли из кинотеатра. Это было так здорово!
Я не мог не согласиться с ней. Нарушать правила – не в моем духе. Но сейчас я старался импровизировать, и мне отчего-то казалось, что этот урок не пройдет даром. В бою импровизация когда-нибудь пригодится, но куда важнее эмоции, заставляющие бороться за свое место под солнцем.
Альбина даже не подозревала о грядущей опасности. Я не могу предсказать последствий того поступка, который собирается совершить древний вампир. Зато теперь мне стало ясно, почему остальные бессмертные не стремятся его остановить. Тем, кто потерял радость жизни, ни горячо, ни холодно от того, будет ли продолжаться существование рода человеческого. А ведь мы, между прочим, тоже когда-то появились на свет именно людьми.
Человечество сделало много ужасных и много замечательных вещей. Оно ошибалось и исправляло собственные ошибки. Не нам их судить и не нашему виду решать их судьбу. Биологические пищевые цепочки и разговоры о вершине эволюции – бред чистой воды. Такими темпами мы дойдем до теории Дарвина в чистом виде. Но выживает не всегда сильнейший. Сильный, но бесчувственный, очень быстро деградирует и становится слабейшим.
И эти печальные мысли не мешали мне отпускать шуточки в адрес людей, слоняющихся по торговому центру.
- Знаешь, а в тебе что-то есть, - я остановился возле ограждения и посмотрел на мельтешащих в самом низу людей. – И ты еще смеешь называть себя холодной?
- Просто ты во мне пробудил спящую эмоциональную девочку. Взрослый мир меня пугает своими ограничениями и правилами. Ненавижу распределение ролей, - фыркнула Альбина. – Мне всегда хотелось самой выбирать свою судьбу, но, к сожалению, в последнее время только разочаровывалась в этой идее. И тут повстречала тебя.
Такие откровения дорогого стоят. Мы, по сути, еще знали друг друга очень плохо, но почему-то понимали чуть ли не с полуслова.
- Ты подарил своей знакомой подарок? – напомнила Альбина.
Блин, совсем позабыл! Все это время медальон провалялся во внутреннем кармане куртки…
- Мы с ней сейчас находимся не в лучших отношениях, - произнес я. – Так что жду подходящего момента.
- Зачем ждать? Подари ей медальон, и она простит тебе все обиды. Или ты считаешь виноватой ее? – Альбина прислонилась спиной к ограждению. – Вот как дети, честное слово… К чему обиды и ссоры, когда жизнь так коротка? Простите друг друга, да и дело с концом. Ваша дружба же выше всего этого?
Легко говорить, ведь наши жизни-то длинные… Мне надоело слепо следовать по пути, предложенному Марго. Я хочу стать кем-то другим, тем, кем не мог стать при человеческой жизни.
Но простить и вправду нужно. Не стоит держать в себе негативные эмоции, они разрушают тебя до основания…
- Ты права, - кивнул я. – Вот сегодня же и подарю ей эту штуку.
Альбина закрыла глаза. Сейчас девушка казалась такой хрупкой и беззащитной. И весьма живой. Раньше она напускала на себя загадочный вид, но под этой маской находилась самая обычная (и оттого необычная) девушка. Альбине хотелось быть выше мелочей жизни и неординарности. В этой эпохе ничего не осталось от оригинальности. Все дни стали скучны, а люди серы. Но пока живы такие люди, как Альбина, тянущиеся к чему-то новому, готовые открывать новые горизонты, человечество еще не растеряет свой потенциал. Впрочем, довольствоваться малым еще ни один человек не научился.
- Ты часто прогуливаешь пары? – спросил я, искоса кидая взгляд на свою спутницу.
- Не особо. Хотя сейчас там очень скучно, всякие теории, оторванные от жизни, не люблю. Потом должно стать веселее, но мне отчего-то так не кажется, - вздохнула Альбина. – Мне кажется, рутиной все становится слишком быстро. И наше сегодняшнее приключение – как глоток воздуха.
И тут я, сам того не зная, подошел к перилам обычной лестницы. Поманил к себе девчонку, ведь в уме уже созрело очередное оригинальное действие. Я скатился по перилам и услышал много о себе хорошего от посетителей магазина. Смеющаяся Альбина уже бежала за мной.
- И как в твою голову приходят такие идеи? – переводя дух, спросила чернобровая девчонка.
- Сами как-то заползают, - отозвался я. – Когда-то такие поступки считались бы в порядке вещей. Сейчас же привычек и правил стало слишком много, аж тошно от них.
- И то правда.
Вот мы вышли на улицу. Солнце весело подмигивало нам из-за облаков. Я даже зажмурил глаза и раскинул руки, копируя Альбину.
- Ты расслабься, а то стоишь с таким видом, будто бы тебя парализовало, - услышал я веселый смех девушки.
- Вот если ты мне свой телефончик оставишь, тогда, может быть, я и расслаблюсь, - пора пожинать плоды своих успехов.
Нет, правда. Придет время, когда Альбина сможет меня настроить на нужный лад, который поможет мне и приспешников древнего вампира остановить, и самому остаться в живых. Сегодняшние эмоции придали духовных сил, так что я двигаюсь в верном направлении.
- Само собой, но ты сначала расслабься, - брюнетка встала передо мной. – Как я.
Пришлось открыть глаза, чтобы посмотреть на свою умную и живую подругу. Неужели она тоже во мне нуждается?! По-моему, эта девчонка куда интереснее ходячего мертвеца…
- Вот таким образом ты можешь очиститься от негативных мыслей, - произнесла Альбина. – Можешь не просто стоять, а еще и вслушиваться в окружающие звуки. Только когда твоей тело станет расслабленным, ты сможешь избавиться от налипшей за день «грязи». Я про духовную.
- Но в клубе грязи не было, верно? – ухмыльнулся я, приставляя ко лбу ладонь козырьком.
- Везде она есть. Нужно лишь уметь правильно очищаться.
Девчонка заскочила на бордюр и принялась потихоньку идти по нему, расставив в стороны руки. Ей приходится балансировать, девушка даже может упасть, но никакие препятствия ее не останавливают. Похоже, секрет бесстрашия раскрыт.
- А вот чему я от тебя научилась, - произнесла Альбина, спрыгивая на землю. И как только каблуки не треснули? Наверное, все дело в том, что они слишком широкие и низенькие. – Я бы хотела тоже быть такой же живой, как и ты. Такой же оригинальной и интересной… К сожалению, у меня не получается заинтересовать людей своим внутренним миром.
- Иногда получается, - протянул ей руку я.
Солнце уже окончательно скрылось за тучами, но настроение никуда не делось. Жаль только, что этот день когда-нибудь закончится.

*****

Теория неразрывно связана с практикой. Где только мы уже не слышали этот тезис! Но он правдив, а потому любое научное изыскание должно найти подтверждение в реальном мире. Мало получить представление об эмоциях, необходимо прочувствовать их в бою.
Вот открываю дверь в квартиру и жду подвоха. Рука Марго появляется слишком быстро, и вот мне удается ее с легкостью перехватить и заломить. Одновременно ногой я делаю подсечку. Механистично и буднично. Слишком просто.
- Тебе еще рано со мной тягаться, - произношу я, закрывая дверь в квартиру.
Марго вскакивает на ноги, но у вампирши шансов нынче нет. Я встаю на ладони, а голенями сжимаю руки противницы чуть пониже плеч. Все, ее движения скованны. Остается вновь сдаться. Что является удивительным, так это то, что ни одну эмоцию мне проявить не пришлось. Так что импровизация – не всегда чувство.
- Сдаюсь, - все-таки произнесла вампирша, и я ослабил хватку.
Спустя уже несколько минут мы сидели на краешке дивана. Марго попросила меня провести с ней несколько тренировок, а также согласилась на занятия в тренажерном зале. Я же поинтересовался ее методиками удержания на поверхности, а то совсем позабыл об этом умении. Нам было чему поучиться друг у друга.
- Как там ваш шпионаж? – поинтересовался я, откидываясь на мягкое ложе дивана.
- Прослушиваем его потихоньку. Ты же не думал, что я только тебя собираюсь прослушивать? – Марго погладила острые кончики остриженных волос. – Правда, боюсь, как бы он не раскрыл этот маленький секрет.
Вряд ли наши противники – такие уж дураки. Рано или поздно придется с ними сразиться, равно как и мне кое-что сделать… И чем раньше, тем лучше.
Я вытащил из внутреннего кармана медальон и протянул его вампирше. Моя черноволосая бессмертная знакомая искренне удивилась, принимая подарок.
- Это мне? – недоверчиво переспросила она.
- Тебе, - как дурак, ответил я. Что уж тут было непонятного?
- Но ты же ко мне не очень хорошо относишься…
- И многим тебе обязан. Хватит уже сопли жевать. У меня есть причины тебя недолюбливать, ибо ты постоянно нарушаешь мое размеренное течение жизни. Но это не мешает мне быть благодарным за тот шанс, который ты мне подарила.
Марго повернулась ко мне спиной, застегивая медальон за шеей. Не думал, что вампирша станет его носить. Похоже, длительная разлука не особо повлияла на наши странные отношения…
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль http://midnightersworld.profiforum.ru
Midnighter
Admin
avatar

Сообщения : 26
Дата регистрации : 2015-02-01

СообщениеТема: Re: История из жизни одного вампира   Сб Фев 28, 2015 12:43 pm

Подарок старого знакомого

И вот тренировки заняли почти весь мой день. В университет я не всегда поспевал, да и с Альбиной встречался не так часто. Зато набрал хорошую физическую форму. Марго дралась уже куда лучше, а прошло всего-то три дня… Единственный выходной – воскресенье – пролетел незаметно, а тут и вновь будни начались. Я рассчитывал на то, что некоторое время смогу отдохнуть от учебы, ведь ранее отвечал на семинарах довольно часто. Не тут-то было…
Правоохранительные органы – самый странный предмет. Ведь там мы изучаем суд и прокуратуру, которые выполняют не только функцию охраны прав. Вот и сейчас судебные органы оказались во главе угла, а преподаватель решил над нами пошутить, интересуясь мнением каждого насчет нужности этих структур.
Вот и не удалось мне помолчать…
- Я считаю, что главная задача суда – достижение справедливости, - произнесла моя соседка по парте.
Люся как-то изменилась за выходные, выглядела она посвежевшей и отдохнувшей. Или просто счастливой?
- Ведь только справедливый суд поможет наказать виновных и защитить пострадавших. Можно вспомнить Страшный Суд, на котором все будут осуждены по делам, которые совершили в земной жизни, или Суд Осириса, который решал, даровать ли бессмертие душе или же нет. Оба этих религиозных суда действовали только по справедливости, беспристрастно. Таким же должен быть и наш суд, как я вижу, - произнесла девушка.
Вся аудитория уставилась на нее как на сумасшедшую. А что, разве говорить о религии так уж ужасно?
- Справедливый суд, говорите? – хмыкнул преподаватель. – Но какой вы видите справедливость? Мне кажется, критерии ее весьма отличны, одним из нас кажется справедливым одно, другим – другое. Ничего не поделать.
Люся склонила голову и опустилась обратно за парту. Слова преподавателя ее не расстроили, а заставили задуматься. Интересная реакция…
Что ж, вот и моя очередь пришла.
- Мне кажется, что проблема не так уж велика, - поднялся я. – Суд нужен нам как арбитр. Сейчас объясню на примере. Вот мы с Люсей поругались. У меня – своя правда, у нее – своя. Если будем кричать друг на друга, доказывая свою правоту, то сорвем глотки. Нам нужен кто-то третий, кто и рассудит нас, и помирит. Вот Рамиль этим легко может заняться. Первоочередная его задача – примирение сторон, далее он уже сможет вынести решение, которое сочтет нужным. Многие споры не дошли бы до суда, если бы стороны примирились. В уголовных делах не всегда одна сторона может помириться с другой. Но и здесь только независимый арбитр вправе назначить такое наказание, которое соответствует самому преступлению.
Преподаватель размеренным шагом прошелся от своего стола до меня. И вот пошел обратно. Очевидно, этот ответ его тоже не удовлетворил.
- Вы говорите умными фразами, но на деле-то получится, что суд может быть заинтересованной стороной. С ней вполне может договориться одна из сторон, и тогда решения начнут выноситься только в сторону того, кто платит за музыку, - произнес преподаватель, предлагая мне разрешить эту проблему.
- Тут в дело вступает независимость суда. Чтобы судья стал независимым, он должен находиться либо в преклонном возрасте, либо не проживать на одной территории продолжительное время, либо он должен происходить из богатой семьи. Тогда материальный вопрос будет его интересовать в последнюю очередь, - попробовал решить проблему я.
- Но разве мы когда-то испытываем чувство удовлетворения? Стоит нам что-то попробовать, как хочется получить это в больших, больших размерах. Вкус денег ощущается довольно быстро, и скоро ты уже пристрастишься к ним. Миллиардеры потому такие состояния и заработали, что везде и во всем видели прибыль. Всегда хочется жить еще лучше, поэтому этот ваш аргумент не принимается. Следующий!
Я тоже сел за парту. Вот если бы преподаватель знал о вампирах, то понял бы, что не всегда деньги являются ценностями. Правда, бессмертных судей лучше и не видеть в жизни. Сразу почему-то вспоминается всеобщее воскрешение и Страшный Суд, где также решается вопрос о бессмертии.
Мои глаза на секунду встретились с очами Люси.
- Как я тебя понимаю. Препод хочет всех переспорить. Пусть спорит. Но рациональное зерно есть и у меня, и у тебя, - произнес я, пытаясь немного развеселить девчонку.
- Ты прав, из-за таких вещей не стоит расстраиваться, - Люся вновь беззаботно уткнулась в планшет. – Меня куда больше пугают твои прогулы лекций…
Я откинулся на спинку стула. Ну вот, теперь уже мои друзья беспокоиться начали… Давно я не встречал людей, которые бы стали волноваться за меня… В этом веке не принято интересоваться жизнями друг друга.
- Извини, но мы не на суде, - пожал плечами я. – Ты сама говорила о Страшном Суде. Вот там пусть нас и судят. А до тех пор мы вольны делать, что захотим.
- Только потом окажемся с глазу на глаз с большими неприятностями. Тебе так хочется портить карму? – фыркнула Люся.
Похоже, в ее глазах я упал еще сильнее. Только мне незачем оправдываться – за долгую жизнь совершаешь много поступков, и плохих, и хороших. Все допускают ошибки. Для всех хорошим никогда не будешь.
Только это меня и расслабляло.

*****

- Дружище, я тут придумал нереально крутой план! – вопил на ухо Рамиль.
Я держал телефон одним подбородком. Руки отбивали удары Марго.
- Короче, я позвоню в квартиру моей знакомой, она выйдет, а тут подойдешь ты и начнешь приставать. Я вступлюсь за нее и ударю тебя, а она отблагодарит меня за сей рыцарский поступок, пригласив к себе домой. Как план, а? – спросил Рамиль.
- Хороший, - прохрипел я.
Руки Марго вдавливали меня в стену. Коленом вампирша давила в живот. Прогресс, как-никак. Еще пару дней назад я с легкостью побеждал Марго.
- Я тебе позже перезвоню, - кое-как высвободил руку я и нажал на «отбой».
Марго отпустила меня и, довольная, отпрыгнула на пару шагов назад, приняв боевую стойку.
- Мне кажется, нам пора приступить к освоению боя с оружием, - произнес я, потирая горло. – Можем снять тир на ночь, тут есть одно такое местечко…
- Годится, - кивнула Марго, опуская руки. – Только где твое оружие? Или ты хочешь, чтобы я поделилась с тобой пистолетами?
Я лишь усмехнулся. Огнестрельное оружие – удел людей. Вампиры могут двигаться намного быстрее полета пули. Раз на раз не приходится, конечно, но от холодного оружия толку куда больше. Пусть Марго полагается на пороховые пушки, я же куда больший эстет в плане выбора орудий боя.
За последние несколько сотен лет мне довелось использовать различные виды оружия. Но привязался лишь к одному, старинному подарку… Наверное, поэтому и перевозил его вместе с собой.
Подняв матрас дивана, я открыл потайной ящик. Там лежало множество всяких разных вещей, включая деньги и ценные бумаги. Небрежно смахнув эту кипу, я наткнулся на старую коробочку, обшитую бархатом. Иероглифы на крышке кое-что означали, но Марго знать об этом не обязательно. Вот уже коробка раскрыта, а внутри нее, на шелковой ткани лежат остриями друг к другу парные саи.
- Ты собираешься закалывать врагов вилками? – пошутила Марго.
- Смешно, - пожал плечами я. – Это саи. Ты, возможно, уже не помнишь, как я ими некогда орудовал.
- Может быть, времени-то много прошло…
У Марго привязанностей не имелось. Я же будто бы с самого начала обрастал ими. Сначала предметы, потом люди вроде Рамиля, Люси и Альбины… Странный у меня характер. Впрочем, только саи могли перешагнуть через столетия вместе со мной. Один раз этот трюк они уже провернули.
Этот вид холодного оружия мне нравился. Предназначен он для обороны, но может использоваться и для резких атак. Из-за боковых зубьев возможны комбинации одного только хвата. С центральным зубцом тоже много интересного можно придумать. Да и сами саи, хотя являются колющим оружием, легко превращаются в режущее, если знаешь секреты заточки. Я так ни разу не делал, но встречал столь любопытные экземпляры.
И вот уже оружие на моих руках. Довольно легкое и опасное. Центральный зубец отдавал ледяным холодом, и это ощущение не казалось приятным. Все-таки за последнее время мои внутренности чуточку потеплели, и не от принятия крови. Но руку я не убирал. Холод – мой друг, совсем не страшный. Я не боюсь слиться с ним, стать бесчувственным. Теперь мне видны ориентиры, цепляясь за которые, можно в свое время растаять. Нет ничего плохого в смене времен года, так почему нравственность должна от нее отличаться?
Рукояти привычно прижались к предплечьям, словно влитые. Я размеренно провел саем по воздуху. Указательный палец лежал на центральном зубце, большой и указательный расположились по бокам. Оружие стало продолжением кисти. Взмах, еще взмах. Резче, резче, резче! Пальцы командовали движениями сай, манипулировали оружием в своих корыстных целях. С таким верным и бездумным помощником легко добиться цели повержения противника.
Марго попыталась заглянуть мне за спину, и вот уже сай сначала погрозил ей зубцом, а затем повернулся рукоятью. Научиться вертеть оружием легко, и этот навык никуда не пропадает со временем. Хотя сейчас он считается понтом. Я же человек скромный, так что цель моего жеста оказалась совсем другой. Надо было вспомнить, что саи являются не только колющим и иногда режущим оружием, но и тупым. Рукоятью тоже можно нехило врезать, особенно по почкам.
- Крутое оружие, - Марго отвела рукоять в сторону. – Хотя и старомодное.
- Я предпочитаю доверять проверенным методам, - пальцы вновь завертели сай и опустили его зубьями вниз. – Мой знакомый, когда дарил их, сказал точно такую же фразу. С саями в руках я еще ни разу не проиграл, а потому до сих пор прислушиваюсь к советам мудрецов.
На Марго мои слова не подействовали. Она лишь скептично ухмыльнулась. Я быстро перекрутил вилы и рукоятью ударил ей под дых.
- Тихо-тихо, - я приобнял вампиршу. – Не зевай удары…
Вот тебе и сила эмоций. Непредсказуемый прием мне довелось применить. Чем больше их будет, тем выше вероятность выжить.
- Больше не буду смеяться над твоими вилками, - Марго перевела дух. Хоть я и вложил в удар немало силы, бессмертный организм восстановился довольно быстро. А вот смертный бы уже корчился в судорогах.
- Это саи, - я вновь вскинул оружие, и вампирша умоляюще выставила перед собой руки. То-то же.
Что ж, теперь пора тренироваться вместе с оружием. Я даже соскучился по ним и хотел наверстать упущенное время. Руки помнят многие трюки, но до былых кондиций еще далеко.
- Тебе бы тоже не мешало найти холодное оружие, - ляпнул я.
Тут же Марго сделала подножку и схватила пистолет, и вот уже дуло оказалось возле моего виска. Не я один секу фишку…
- Все, молчу! – вскинул руки я.
- Нет, ты лучше расскажи, где достал эти твои мини-трезубцы, - Марго подала мне руку и помогла подняться. – Откровение на откровение. Я тебе ведь тоже еще не показала свое главное оружие.
И вот саи вернулись на свое место, в коробочку. Когда-то давно именно ее мне передал один мудрый человек…

*****

В прошлом копаться не люблю. Много событий прошло за мою длинную жизнь. Но бывали и весьма загадочные и удивительные события, вроде путешествия в Китай.
В те времена у Османской Империи оставались еще трения с соседним Ираном, а потому мне какое-то время пришлось побыть агентом. Султан искал новых союзников, а также планировал выкрасть секреты Иранских шахов. Мне поручили первую миссию, и вот пришлось поскитаться по прикаспийским территориям, а затем еще некоторое время попутешествовать по бескрайним пустыням Средней Азии, прежде чем я достиг владений бывшего Джунгарского ханства. С буддистами я общался и раньше, но эти казались весьма странными. В этой дикой стране ходили слухи о человеке, повелевавшем океаном. И люди эти жалели о том, что славные времена остались в прошлом. А еще там я впервые встретил маньчжуров, довольно заносчивых особ. С ними-то и предстояло наладить отношения, да ничего не вышло.
Конфуцианство же являлось главной религией Китая, являвшегося центром Маньчжурской империи. Как тогда не понимал это течение, так и сейчас не вникаю в него. Зато на границе между бывшими джунгарскими владениями и китайскими территориями меня встретил один человек. Звали его Ляо Тан. Не знаю, правда ли это, али человек скрывался под псевдонимом… Зато уже на границе он посоветовал мне скрыться.
«У нас таких людей нет», - произнес Ляо Тан. – «Давно мы не видели на своей земле белых людей. Династия Цинь видит в них врагов государства. Но раньше белые к нам попадали или через северные регионы, или приплывали морем».
Пришлось мне рассказать о великой Османской Империи, покорившей Западную Азию и стремящуюся развить экспансию на востоке. Впрочем, Ляо Тан не слышал не только о турецком государстве, но и об Иране. Тут-то я и понял, насколько далеко забрел…
«За Тибетскими горами есть страна поразительных контрастов. Индией называется. Может, там и есть союзники для вашей Империи. С маньчжурами дел не стоит иметь. Они презирают не только китайцев, другие народы также попали в немилость. Маньчжуры рассматривают себя как единственную страну в мире, а все остальные либо являются их вассалами, либо станут таковыми в будущем».
Слова Ляо Тана были весьма взвешенными. Вскоре я убедился в надменности и высокомерии маньчжур. Одним утром буйных ойратов и уйгуров повели вереницей по деревне, в которой я остановился. Высокие, но тощие люди в пышных одеждах стегали плетками низеньких и сутулых бунтарей. Волнения в этих местах оказались частыми, но подавлялись всегда нещадно, да притом еще силою. Видел я и посланника из России. В шапке из соболя и дорогой шубе, с многочисленной и пестрой свитой, мужчина казался довольно состоятельным человеком. В этих местах его не трогали, но даже китайцы относились к русскому послу слишком уж надменно, будто бы сами занимали не менее высокий пост.
«Что ж ты так сплевываешь?» - ухмылялся, помню Ляо Тан. – «Отчего так ненавидишь этих руссов?»
«Портят они нам кровь. Отвоевывают земли, раз за разом», - сокрушался я.
«Но ты же не муслим. Сам говорил, что считаешь себя потомком греческой империи, чьи граждане на груди носили крест. Руссы тоже кресты носят. Скорее они станут для твоего народа освободителями, нежели вы сумеете законным путем прийти к власти. Турки вам не дадут, как и Маньчжуры не дадут власти нам, китайцам. Какой бы численность населения не была, править будет только сильнейший. Оттого тебе не стоит бояться руссов. Да и служить лучше тем, кто вместе с тобой крест носит».
«Но и Маньчжуры Конфуция почитают», - смел возразить я.
«То лишь для отвода глаз. Мы чужды друг другу, и это может сыграть злую шутку».
Кто же знал, что мой друг окажется прав! И еще как прав! В начале девятнадцатого века Греция обрела независимость благодаря поддержке России. Китайцы же стали зависимы от наркотика – опиума, притом маньчжуры и пальцем не повели, чтобы удержать его приток. Прошло не так много времени, и началась война, которая стала уже необходимой. За чуждых народу маньчжуров китайцы больше стеной не вставали, и постепенно стала клониться эта могущественная империя к упадку.
Ляо Тан не мог знать, как повернется колесо судьбы. Но этот мудрейший человек по своему опыту сумел предсказать будущее целых народов и стран. Не только о политике мне довелось с ним поговорить.
Все-таки миссия у меня должна была когда-нибудь подойти к концу. Три недели я прожил у Ляо Тана, отговорившего меня идти к морю в Цзинши и требовать аудиенции у маньчжурского императора. И вот однажды мудрый китаец поинтересовался у меня, чем же я займусь по прибытии.
«Вряд ли султан будет рад этим вестям», - произнес я, рассматривая величественные и округлые стены древнего храма.
«В жизни часто враги становятся друзьями. Нужно лишь ко всем хорошо относиться, тогда успех тебе будет гарантирован», - произнес Ляо Тан. – «Далеко от нас находится островное государство. Люди там отличаются от нас, они низки и заносчивы. Зато в бою они куда лучше, да и мудры не меньше. Мы их недолюбливаем, зато они являются первым народом, осознавшим свои слабости. Я всего один раз пересекал море и посещал один из островов, но остался поражен тамошними жителями».
Ляо Тан снял тонкую шляпу и отправился к стенам храма. Долго он там ходил, а я не меньшее время плелся за моим приятелем, прежде чем китаец вытащил на свет бумажный сверток.
«Жители того острова поклоняются мечам. Они заточены с одной стороны, легки и очень остры. Мечи эти зовутся катанами, и даже монголы не смогли ничего противопоставить этому страшном оружию. Зато сам островной народ нашел противоядие», - Ляо Тан раскрыл передо мной сверток. Тогда я весьма удивился боевым вилам, но не смеялся, в отличие от Марго. Нечто чарующее имелось в этих сверкающих отполированных лезвиях. Это потом я уже узнал, что они называются зубьями…
Прием, который останавливал разящий удар катаны, оказался бесхитростным. Лезвие оказывалось в ловушке между центральным и любым крайним зубьями, меч отводился в сторону и либо ломался ударом ноги, либо выбивался из рук. Тактика хитрая, но больше всего удивляло то, что островной народец, именуемый ныне японцами, всегда тяготел к усовершенствованию и устранению недостатков. Наверное, потому они сейчас и являются самой развитой страной в мире.
Не прав был Ляо Тан только в одном: не всегда дружба перевешивает войну. Его идеи о дружбе с японцами в тридцатые годы двадцатого века выглядели бы просто насмешкой. Вражду между народами непросто искоренить…

*****

Мой рассказ закончился. Я подпирал голову руками, расставив локти в сторону. Забавно было так валяться на диване и предаваться воспоминаниям… Впрочем, пора передавать эстафету.
Марго лежала рядом. Вампирша искоса посматривала на меня, будто бы желала схитрить. Но у нее никогда не удавалось провести мой чуткий нюх. Правда все равно всплывет, как бы Марго ни утаивала какие-то факты.
- Ты же знаешь мою тягу к приключениям, - начала издалека вампирша, тоже откидываясь на мягкую кожаную обивку дивана. – Однажды я побывала на Кубе. Малоприятное местечко, скажем прямо. Там мне поведали жуткую историю о пиратах, грабивших британские корабли ради патронов. Золотые монеты они использовали в качестве патронов, если ты еще не понял.
Да что уж тут непонятного… Только слабо верилось в то, что кто-то взаправду стрелял монетами. Пули тогда на что?
- В этой красивой легенде имелось рациональное зерно. Когда я уже прибыла в США, то повстречалась с одним вампиром. Он сказал, что некогда им доводилось использовать монеты вместо патронов, когда оборотни обнаглели и стали слишком часто нападать на наш вид. Тогда старые вампиры решили использовать монеты в качестве патронов. Сердце перерезали очень быстро эти серебряные маленькие кружки.
- И ты тоже решила освоить этот вид оружия, да? – вопрос были лишним. Но мне хотелось знать, не тронулась ли умом Марго окончательно. Все-таки немало лет прожила… Хотя пора перестать относиться ко всему скептически. Марго вон тоже саи за оружие не признавала.
И вот вампирша потянулась и привстала с дивана. Я лениво наблюдал за ее грациозными кошачьими движениями. И вот Марго подобралась к притащенному из камеры хранения чемодану. Мне было непонятно только одно – почему же вампирша не стала его разбирать? Вот и сейчас небрежно полетели на пол предметы обихода, документы на разные имена, даже нижнее белье. Бессмертные вообще равнодушно относятся к вещам, так что моя привязанность к саям тут выглядит нездоровой. Хотя не у меня одного есть любимое оружие… Вампирша вытащила непонятную пушку.
- Есть и вторая такая же, - кинула она мне ствол.
Непонятное нечто, это оружие. Вроде и на обрез похоже, а вроде и на дробовик. Но как из такого палить монетами? Впрочем, дробовик тоже годится для выстрелов на небольшие дистанции.
Внешне оружие мало чем может запомниться. Неказистое, с блестящими боками, оно скорее будет притягивать повышенное внимание, нежели станет решающим козырем в борьбе с врагами. Подержав дробовик в руках, я кинул его обратно Марго.
- Пушка хорошая, но не особо страшная, - произнес я. – Только в упор из такой расстреливать.
- Теперь ты понимаешь, почему нужна быстрая реакция? – ухмыльнулась вампирша, нежно поглаживая корпус пушки. – В ближнем бою от него никуда не денешься, немало оборотней поплатилось за свою надменность. Мне стоило немалых усилий, чтобы достать это переделанное под монетные патроны огнестрельное оружие.
Что ж, вот и раскрыты первые козыри. Впрочем, ни физическая подготовка, ни оружие не являются залогом победы.
- Что ж, теперь я после спортзала буду ездить в тир. Ты со мной, али отправишься бить грушу своими боевыми вилками? – спесь с Марго не удалось сбить. Ничего, во второй раз врежу еще сильнее.
- Да, потом мы разделимся. Надоело смотреть на твою рожу, - расплылся я в улыбке. – И так занимаешь место в моей квартире и сопишь над ухом по ночам, не давая расслабиться.
Впрочем, особого желания препираться у меня не было. Вновь открыл коробочку и вытащил саи. Самое время и впрямь потренироваться...

Пастухи и овцы

Почему меня часто преследуют мысли о Страшном Суде? Не могу найти ответа… Наверное, даже бессмертные боятся конца всего.
Ибо неизвестно, что нас ждет после смерти.
В университете я не появлялся несколько дней. И уже даже один раз поучаствовал в прослушке вместе с Марго и одним ее приятелем, Тарасом. Впрочем, даже мне стало понятно, что прослушиваемый нами вампир сильно нервничает. Он подозревал о том, что за ним следят, и оставалось лишь вопросом времени момент, когда его придется убрать. Будучи шпионом, я совершал такие вещи буднично, не задумываясь. А вот Марго почему-то тянула до последнего.
И вот этот момент наступил. Мои руки были специально перебинтованы и лупцевали грушу, подвешенную на месте люстры. Ночью и так хорошо вижу, безо всякого света. Хотя с электричеством привычнее… Кажется, будто бы тени и темнота где-то вдали от тебя… Но на самом деле, и мы принадлежим этому миру, ибо не было рода моего в плане эволюции. Бил я грушу нещадно, а на звонок Рамиля не отвечал. Сейчас не до того. Даже Альбине сегодня не звонил. В университете не появлялся уже пару дней, и было странно, что Люся до сих пор не всполошилась. Или она так быстро во мне разочаровалась? Стоило только Рамилю положить трубку, как поступил вызов с неизвестного номера. Пришлось поймать бултыхающуюся грушу и взять телефон.
- У нас проблемы, - произнесла Марго. – Нужно поймать нашего клиента.
Вампирша продиктовала адрес, и я быстренько собрался. Кто бы сомневался, что Марго даст шанс подчиненному древнего вампира. Небось, он уже в открытую сказал, что догадался о прослушке, ведущейся круглосуточно. Что ж, придется выйти из сумрака и дать знать крупной корпорации и ее владельцу о своих противниках…

*****

Солнце сегодня светило как-то странно. Оранжевые отблески лучей косо падали на блестящие пластиковые окна. Ветра не было, так что воздух казался настоявшимся и… теплым. За последнее время мало таких деньков выдалось. Естественно, народ повалил на улицы, и пришлось вилять в толпе, дабы пробраться к точке сбора.
С рекламного плаката новенького фильма на меня глазел подкачанный супермен в трико и улыбался от уха до уха. Слоган в низу гласил: «Победи зло и закопай его на кладбище!» Конечно, добро должно быть с кулаками, но уж точно не окровавленными.
Вот сам-то я точно не из таких ребят. Даже если надену спортивные треники «Адидас», а поверх них натяну трусы, все равно больше буду похож на чокнутого гопника, нежели на супергероя. Ладно, забудем о западных стандартах. Так и до древнерусских былин мне далеко. В плечах не широк, ростом не высок. Еще и взгляд не такой суровый. Может, быть мне героем древнегреческих поэм? Там все как на подбор являлись смельчаками, бросавшимися чуть ли не в одиночку на злобных существ. Может, когда-нибудь стану похож на Геракла, но это случится не скоро.
Я прошел мимо зеркальных окон небоскреба и не заметил своего отражения. Тут же меня окликнул знакомый голос. Марго сидела на лавочке перед гигантским зданием с зеркальной облицовкой и смотрела на мир через большие солнцезащитные очки.
- Где он? – я присел возле вампирши.
- Скоро будет у нас. Тарас и остальные ребята гонят его по территории города. Скоро наш клиент прибудет сюда, а мы его тут повяжем. Будь готов, - отозвалась короткостриженая брюнетка, засовывая руки в карманы пальто. Нетрудно было догадаться, что там покоились пистолеты, а может, даже и обрезы. Продырявить карманы пальто ничуть не жалко.
Я инстинктивно потрогал голени. С внутренней стороны и находились прикрепленные на резинках саи.
Медленно падала листва. Оранжевая и желтая, зеленая и фиолетовая. Бульварная газета одиноко волочилась по тротуару. А вскоре привычное спокойствие улицы оказалось нарушенным из-за выскочившего из-за угла человека нескладной комплекции с редкой бородкой. За ним гнался молодой парень с гладко выбритым черепом. Вот он, момент истины.
Марго подставила подножку бородатому мужичку, но тот лишь ловко перепрыгнул через ногу. Теперь уже и я примкнул к погоне. Махнув через лавочку и пару газонов, начал приближаться к бородатому бессмертному. Но тот вовсе не смотрел затравленным взглядом. Прожитые годы сделали его не предусмотрительным и осторожным, а напротив, надменным и высокомерным. Ничего, недолго ему осталось считать себя неуловимым. Меня больше волновал «театр», правила которого нельзя нарушать. Потому погоня переметнулась на участки, в которых властвовала тень.
Преследуемый вампир не особо стеснялся и вскоре запрыгнул на стену старого кирпичного дома. Я разбежался и прыгнул вслед за ним. Руками, правда, зацепился за козырек, и лишь после раскачки оказался на балконе. Хорошо еще, что время рабочее и людей в квартирах почти нет…
А мой супостат уже бежал по стене. Постепенно то ли силы его оставляли, то ли концентрация падала, но бессмертный прислужник древнего вампира стал выдыхаться. Я бы настиг его, но в очередной раз мой оппонент меня перехитрил. Он рванулся к пожарной лестнице и успел-таки схватиться за поручни. Жаль. Лучше бы сорвался и превратился бы в лепешку. Шучу. Как и кот, останется вампир цел и невредим. Правда, ненадолго – лысый череп уже замаячил у подножия дома.
Но подмога примчится на помощь еще не скоро. А проворный вампирюга уже громко стучал по железным прутьям, служившим подобиями ступеней. Я не успевал его перехватить, но к лестнице все равно мчался на всех парах. Лучше бы наверх лез… В итоге оказался позади противника, давая тому фору. На крыше он тоже не задержался. Разбежавшись, перемахнул на соседний дом. Я проделал тот же трюк.
Почему-то в эту секунду подумалось о сафари. Бежит охотник по диким африканским джунглям с ружьем наперевес, а перед ним мчится голодный хищный зверь. Оба противника опасны, их схватка неминуема и кровава. Лишь один останется в живых, получив вожделенный трофей – шкуру побежденного. Зверь может и вовсе слопать человека… Вот и сейчас, под оранжевым маревом солнечного диска, на каменной крошке однообразных крыш советских домов, двое представителей древнего вида играли роли охотника и жертвы. И их поединок также являлся неизбежным…
Все-таки первым выдохся мой противник. Не хватило ему тренировок. Оступившись при перепрыгивании с крыши на крышу, он повис на несколько секунд над пропастью, прежде чем сумел втащить свое тело на гладкую бетонную платформу. Тут его уже поджидал я. Бородатый резво вскочил и получил сильный удар в корпус моей ногой с разворота. Впрочем, блок он сумел поставить довольно быстро, отбиваясь от новых атак.
Закружились мы в смертельном танце. Силы будто бы наполняли нас. Холодный расчет и быстрота реакций оказались привычной тактикой для нас обоих. Движения являлись четко выверенными, но оттого и предсказуемыми. С холодной монотонностью мы отвешивали удары. И продолжаться этой драке еще долгое время, пока один из нас не выдохнется, да только один козырь прятался в моем рукаве.
Улыбающееся лицо оппонента подошло как нельзя кстати. Немигающие глаза и полубезумный взор, скрюченные пальцы и грубые руки напомнили мне о страшных людях, встречавшихся в моей жизни. И тут я представил застилаемый огнем горизонт. Гремели вдалеке взрывы атомных бомб, а древний вампир взмывал руки к небу. Время насилия, время трагедий, время уничтожения мира пришло. И этот его помощничек с налитыми кровью глазами тряс словно тряпичную куклу Альбиночку, сжимая ее шею.
Я тряхнул головой, прогоняя наваждение. И, все же, эмоции придали мне дополнительных сил и непредсказуемости. Сам не заметил, как применил выверенные и не совсем логичные приемы, позволившие сбить врага с ног. И вот я уже навис над ним, вдавливая колено в живот.
- Никуда теперь ты не позвонишь, склизкая морда, - произнес я.
- Это не так важно, - прохрипел мой враг-вампир. – Все равно мы знаем, что портал находится здесь. И скоро человечеству придет конец.
С этими словами бородатый вампир заржал противным, булькающим смехом.
- Чего ты смеешься? – встряхнул я его.
- Вы и впрямь решили вступиться за людей? За этих волосатых обезьян, поддавшихся смертным грехам? – вампир ухмыльнулся. – Они как овцы блуждают во мраке, пачкают в крови руки и раз за разом переступают границы дозволенного. А еще они – наша пища. Сами люди держат скотину в хлеву и пускают ей кровь, но кто сказал, что они являются вершиной эволюции? Пока нас мало, но из другого измерения к нам придет огромная армия, которая загонит людей на скотобойни и там же их забьет как скот.
- Хорошую участь вы им уготовили.
Я вытащил саи и резко проткнул ими ладони противника, крепко прижимая его к бетонной поверхности крыши.
- Но сам-то ты тоже когда-то был человеком, - произнес я. – И уже давно лишился человечности…
- К чему нам эта человечность? – прохрипел вампир, взвыв от боли. – Нам не стоит вести себя как люди, ведь мы уже не люди. Обратной дороги нет, но ее и не нужно искать. Мы – высшее звено эволюции, которое должно править на Земле. И наше время пришло. Люди станут ручными овцами, дающими нам живительную кровь. И будут они жить в хлевах, подобно скотине. А мы, как пастухи, будем изредка выгуливать их. Брат, тебе не стоит выгораживать истребителей мамонтов и неандертальцев. И пора поприветствовать новую эволюцию.
Мне аж стало мерзко. Мир без эмоций, мир, полный живых мертвецов, холодных, словно статуи, циничных до глубин души, кровожадных и не ограниченных никакими рамками… Вот он, тот самый Ад на Земле. И воздвигнут вампиры Некрополи, самые настоящие города мертвых. Демоны же будут радоваться тому, что смогли уничтожить жизнь. Свет погаснет…
Я не мог этого допустить.
- Мне очень жаль, что ты позабыл о чувствах и окостенел изнутри, - произнес я, резко вытаскивая сай и втыкая его в сердце.
Глаза умирающего вампира чуть не выкатились из орбит. Он до последнего надеялся на снисхождение, которое не предусмотрел для собственных жертв.
Процессы разложения промелькнули за пару секунд. Обтянулась и пожелтела кожа, из которой будто бы выкачали воздух и воду. Глазницы впали, лицо сузилось, принимая очертания черепа. Через пару секунд передо мной уже находился скелет, желтевший и распадавшийся на частицы праха. И мне было нисколько не жаль это существо, которое язык не повернется назвать разумным.
И вот на крыше оказались уже лысый парень и Марго с пушками наперевес. Только поздновато уже. Я взял саи, перекрутил и вернул их в импровизированные «ножны» возле голеней.
Оранжевым маревом вдали расцветало солнце. Блеснуло яркой искрой трофейной кольцо, которое нынче вертела в руках Марго.
- Вот так сын ночи не боялся дня. Пользовался средствами защиты, без которых гулять под солнцем не мог, а еще хорохорился. Силенок ему не хватит, чтобы человечество покорить, - произнесла вампирша, улыбнувшись одной из самых хладнокровных улыбок, каких я только видел.
- У Роммеля зато сил хватит, - фыркнул Тарас. – Это же всего лишь трусишка-агент, даже не приближенный.
Я встал в полный рост и гордо вскинул подбородок. Пусть наше дело и трудно, но сдаваться нельзя. Эти мерзкие существа не получат Землю.
- С ним я сделаю тоже самое, - произнес я, кидая прощальный взгляд на кучку праха, развеивающегося по ветру.
Сейчас эмоции отхлынули. Не хотелось бы терять этих ощущений… Но я знаю источник своих сил. Ради них стоит бороться. Люди совершали немало ужасных поступков, но в их душах есть крупица добра. Счастье, взаимопомощь, любовь, сострадание… Многие эти качества свойственны именно людям. Только в них постижимым образом сочетается добро и зло, притом первое всегда перевешивает. Конкуренция вытесняется взаимопомощью, депрессии заканчиваются счастливыми улыбками, разрыв отношений не ставит крест на новых, жестокость является чаще вынужденной, а сострадание ближнему проистекает из глубин широчайшей души. Люди развиваются, занимаются творчеством, поддерживают друг друга и познают мир во всем его многообразии. Они всегда непосредственны, живы и ярки, ведь их жизни скоротечны, но вместе с тем наполнены немалым смыслом. Куда там нам, холодным и бесчувственным вампирам, тратящим впустую бесконечную жизнь… Прикрываясь социальными рамками и развитием, мы как-то потеряли жизненные ориентиры. Не живем – существуем. Потому так легко поддаемся соблазнам.
- Вот что бывает с теми, у кого нет смысла в жизни. Только бессмысленность разрушения для таких уготована, - покачал я головой.
Марго подошла ко мне и положила руку на плечо, будто бы знала о моем открытии с самого начала.
- Поверь, если бы на стороне Роммеля выступали наемники, жадные эгоисты, обожающие запах денег, это было бы одно. Но на его стороне вампиры и люди сражаются из-за убеждений. Жестоких и бессмысленных, но тем не менее убеждений. Эпоха, в которую мы живем, позволяет зомбировать других существ при помощи информации. Это ужасное и мощное оружие в руках умелого оратора, - склонила голову Марго. – Ты знаешь, на что способны фанатики. И сейчас их все больше. Люди и вампиры привыкли не размышлять, а только принимать информацию. Этакие впитывающие передатчики. Им легко внушить абсолютно любую идею. Вот что страшно по-настоящему.
Марго убрала трофейное кольцо в карман и пошла прочь. Тарас окинул крышу хладнокровным взглядом и тоже принялся спускаться.
Бороться против богатого дяденьки и наемников – легко. Бороться против идеи – бессмысленно. В этой борьбе нам придется придумать противовес либо отыскать его. А времени все меньше.
Я тоже стал спускаться, а солнце спряталось за крышей дома. И вот уже меня окружила теневая сторона, темная и холодная. Черное дело сделано, и теперь совсем скоро древний вампир узнает о том, что его планы больше не секретны.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль http://midnightersworld.profiforum.ru
Midnighter
Admin
avatar

Сообщения : 26
Дата регистрации : 2015-02-01

СообщениеТема: Re: История из жизни одного вампира   Пт Мар 06, 2015 10:27 am

*****

Солнце пряталось за вершины худощавых крон деревьев, и тени вылезли из укрытий, расползаясь по тротуарам и домам, фонарям и лавкам, проулкам и дорогам… Мы с Марго попрощались с ребятами, осмелившимися выступить против Роммеля. Настроение у всех было отличное и приподнятое, ведь удалось устранить пусть и одного, но конкурента. Обратной дороги больше нет, и осознание этого факта лишь больше сплотило нас.
- Каждый из нас привязан к человеку, - произнесла Марго, облокотившись на красивые резные перила.
Мы шли через парк, прогуливаясь по городу. Мне хотелось собраться с мыслями, но все никак не удавалось. Я видел только что настоящего монстра, не тех уродцев, которые сознательно перестали пить кровь, и не существ, не имеющих ничего общего с людьми. Я видел бывшего человека, отрекшегося от былой сущности, и он был омерзителен. Не знаю, что делает с вампирами и людьми Роммель, но он весьма опасен. Может, владелец закусочных заставляет своих подчиненных всматриваться в Бездну?!
- Майкл, ты в порядке? – помахала перед моим лицом Марго.
- Не называй меня так, - фыркнул я.
- Я говорила о людях. И о том, что каждый из нас привык к развитию и изменчивости общества, но также мы все привязались к людям и их культуре. Мы не порвали связи с миром, в котором родились. И это осознание дает нам сил бороться.
Вроде бы Марго говорила правильные вещи, но мне казались они все равно малозначительными. Наверное, мозг до сих пор еще не переварил произошедшее сегодня на крыше.
Раньше мне доводилось убивать противников – людей и даже вампиров. Но они вели себя достойно, не опускались до уровня животных.
- Марго, ты говорила о людях. Ты ведь тоже к кому-то привязана, да? – я взял вампиршу за руку. – Я хочу его увидеть. Ты знаешь о тех людях, к которым привязался я. Твой черед раскрывать карты.
Восходящая Луна на какой-то момент блеснула в глазах Марго. Холодная и неприступная вампирша не желала признаваться в своей слабости… Но как бы Марго ни старалась утаить свой секрет, я все равно знаю, что она еще не живет одними примитивными автоматизмами. Мы знакомы уже давно, вместе прошли через многое. Потому весьма заметны изменения в поведении вампирши, да и намеки с ее стороны в адрес людей звучали. Нет никаких сомнений – она не просто так приспосабливается к новым для себя условиям…
- Я упоминала о человеке, к которому привязалась. Так что пойдем домой, я тебе его покажу, - произнесла Марго, бросая в мою сторону печальный взгляд. – Ты, наверное, сочтешь меня глупой и беспечной. Понимаю, люди смертны, а мы – нет. Но это не значит, что они не заслуживают своей доли внимания и тепла.
- Ты говоришь о душевном тепле? – ухмыльнулся я. – Похоже, я начинаю тебя понимать. Люди весьма интересны, живы и непосредственны, особенно в моем возрасте. Жаль, что время застывает для нас, а у них эта эпоха проходит так быстро…
- Их жизни вообще слишком скоротечны. Оттого мы и должны их беречь.
Пожухлая листва захрустела под ногами. Мы выбрались из парка, и вот уже красивые резные перила остались далеко-далеко в воспоминаниях. Теперь же перед нами проносились размытые силуэты машин, мигая одинокими маячками-фарами. Безликие прохожие суетливо перебегали через дороги, возвращаясь с обыденной работы. В этом мире, наполненном нечеткими красками, довольно забавно созерцать тонкие вычурные черты вампирши. Наверное, мы с Марго все-таки живем в каком-то ином мире, застрявшим несколько поколений назад, когда еще человеческие чувства составляли основу нашей жизни.
Повсеместно начали зажигаться огни в крохотных окошках многоэтажных домов. Кто-то успел вернуться с работы. Но многолюдная толпа все равно не отступала. В скором времени нас с Марго буквально вытолкнули на одну из оживленных улиц. Тут же в руки нам сунули кучу всякой рекламы. Засорение мозгов начинается с этой ерунды. А если в листовках написать не о скидках на обувь, а манифесты с призывом отобрать у ближнего своего хотя бы конфету? Думаю, эффект все равно появится, пусть и со временем. Легко повестись на заманчивое предложение, давящее на самые низкие инстинкты. Я скомкал листовки и опустил их в урну.
Вот уже пройдена арка, и мой дом так рядом. Марго как-то осунулась и втянула голову в плечи. Такое ощущение, будто бы внутри вампирши происходит борьба. Ей даже сам момент раскрытия правды хотелось отсрочить…
И вот уже мы в подъезде. Мрак окружает нас со всех сторон, но ненадолго. Глаз с Марго не спускаю – может и ретироваться девчонка. Одно дело – рассказывать то, что выгодно тебе, и совсем другое – то, что является твоим уязвимым местом.
На сей раз в квартире меня не ждали никакие неприятности. Метать тарелки и наносить удары из темноты, пытавшиеся застичь врасплох, было некому. Марго понуро стояла за моей спиной и, весьма предсказуемо, хмурилась.
- Мне нужен ноутбук, - попросила вампирша. – На крайний случай – вебка.
- Сейчас не время для фоток, - пошутил я, выуживая из-под старого телевизора ноутбук, купленный несколько лет назад. Сейчас телефон заменял компьютеры, однако интернет в сотовой сети не столь быстр, потому и держу дома еще и лэптоп (сколько названий у одного устройства!).
Марго скептично хмыкнула и взяла прямоугольный блестящий черный ноутбук. Почти сразу же после запуска она ловко вбила логин и пароль в «Скайпе». Недурно, весьма недурно… Освоить современные электронные устройства для существа, чей век измеряется столетиями, - дорогого стоит. Я учился весьма долго, успев еще походить на платные курсы для таких же отсталых. Правда, это было еще в прошлом веке…
И вот уже запиликал «Скайп», соединявший две точки на земном шаре. Я зашел за спину Марго и уставился на экран через плечо вампирши.
- Мое присутствие в кадре нежелательно? – шепотом произнес я в ухо девушке, но та и бровью не повела.
- Неважно. Сейчас все поймешь, - холодным тоном ответила Марго.
Соединение установилось. Мой вай-фай-роутер должен был раздавать приличную скорость, так что собеседник мог насладиться Марго в отличном качестве. Мы же поначалу видели большие прямоугольные размытые текстуры. Впрочем, уже скоро изображение стало более качественным, и вот перед нами восседал старик. Возможно, я немного погорячился, но человек все-таки находился в годах. Седые волосы были аккуратно зачесаны назад. Лицо избороздили крупные и длинные полоски морщин. Но в глазах светился неувядающий блеск, будто бы время коснулось лишь тела, оставив в нем дух мальчишки. Мужчина был одет в весьма просторную одежду цвета свежеуложенного асфальта, скрытую чуть ниже пояса пледом с ярко-синими ромбиками. Из весьма длинных рукавов выступали худощавые и длинные пальцы, которыми старик коснулся своей вебкамеры.
- Рита, - нежным голосом произнес мужчина. – Я рад, что ты обо мне все еще помнишь…
- Конечно, Кевин, - Марго послала ему воздушный поцелуй. В иконке в нижнем углу дисплея отобразилась сама вампирша, и я заметил растаявший лед в ее глазах. Очи Марго светились и, казалось, источали холодное лунное тепло…
- Я не надеялся тебя увидеть… - запнулся старик, и его шея неестественно дернулась. – За мной тут хорошо ухаживают, интернетом вот пользуюсь… Обо мне не забывают. Но звонок от тебя я ждал больше всего.
Глаза у Марго защипало, и она будто бы смутившись, прикрыла их рукой.
- Ты не меняешься, моя дорогая… И мое сердце наполняется радостью, что такая красота не исчезнет с годами, - старик расплылся в улыбке, но уголки губ его дрожали.
- А мне жаль, что не могу сейчас находиться с тобой рядом, Кевин, - Марго посмотрела прямо в глаза старика. – Ты же знаешь, я бы не бросила тебя без веской причины.
- Мое время уходит, моя дорогая. И я не хочу быть для тебя обузой. Просто напоминай о себе иногда, а я и порадуюсь. Ты мне ничем не обязана, Маргарет. Ступай своей дорогой, только постарайся не забыть те годы, что мы провели вместе.
- Не забуду.
Честно сказать, я был ошеломлен. Скупая слеза скатилась по холодной, идеально гладкой и красивой щеке вампирши.
- Я скоро вернусь в Штаты, дождись меня, Кевин, - прошептала Марго, сбрасывая вызов.
Слабый свет, исходящий от ноутбука, отбрасывал гротескные тени на лицо Марго. Вампирша переживала горе, но не от потери и старения близких. Она прониклась чувствами к человеку, может, даже и влюбилась. Но вот земное время смертного подходит к логичному завершению, а у жизни Марго не видно ни конца, ни края. История имеет место повторяться, вот и я увидел, к чему приводит привязанность. Переживать гибель родных и близких все равно придется, но с ними мы связаны кровными узами. А вот влюбиться и привязаться к другому человеку еще больнее, ведь таков был наш выбор, никто не заставлял испытывать чувства. Неужто ничто человеческое не чуждо и порождению темноты, не видящему отражения в зеркале и боящегося солнца?! Скорее всего, да. Мне тоже знакома привязанность, только я старался убежать от гибели людей, которые мне нравились. Даже не хотелось узнавать об их дальнейшей судьбе, чтобы не бередить сердце. Но зачем-то мы сами находим предмет для страдания, ведь поначалу он доставляет нереальное счастье. Грубо говоря, желаем вернуться к человеческой жизни. Только обратной дороги уже нет.
Я положил руку на плечо Марго. Мне знакомы ее чувства, оттого и старался защититься от мира цинизмом. Только средство плохое, оптимизм и жизнелюбие людей пробивают такую защиту, а другой даже и придумать не удалось. Все-таки когда-то каждый из бессмертных был человеком, испытывающим самую разнообразную гамму чувств. Даже спустя несколько сотен лет мы все еще помним вкус еды, приготовленной мамой, грубые руки отца и резкий речитатив молитвы. Все эти чувства могут вернуться в одночасье, стоит только проникнуться симпатией…
- Он ведь был хорошим человеком? – полушепотом спросил я.
- Еще каким, - тихий голос Марго был полон теплоты и нежности. – Мы с ним познакомились на хиппи-фестивале. С тех прошло уже полвека, а я не могу забыть ни его, ни все те вещи, которые мы пережили в те шикарные две недели. Кевин посвятил мне песню и играл на гитаре, а та все время расстраивалась и звучала фальшиво… Да и сам Кевин пел со слишком большим желанием, не всегда попадая в ноты… Но никто еще мне песен не посвящал. За пару дней он вскружил мне голову, заставил раскрепоститься и вырвал меня из холодной чуждой реальности. Мир оказался не моим противником, лишившим привычной жизни, а другом, помогающим развиваться. В те моменты ломались старые ценности, но и моя жизнь также изменилась до неузнаваемости.
Экран ноутбука погас, и по щекам Марго пробежались два ручейка слез. Кое-кто отказался от цинизма еще до меня. Но конечный итог пугал. Марго тоже изменилась за это время, перестав быть холодной и расчетливой. А, может, она такой и не являлась никогда. А, может, эти качества никуда не делись. Похоже, я не так уж хорошо знал вампиршу.
- В этом мире так мало смысла, но я, похоже, нашла его. Жаль, что все-таки рассталась, - Марго утерла слезы.
- Почему тогда не сделала его вампиром? – задал я логичный вопрос.
- Ты же меня покинул. И я сама после превращения частенько обращалась к худшим человеческим качествам. Пришлось бы ждать, пока Кевин переживет период цинизма и отторжения. Да и не факт, что он бы остался таким же. Ты же видел прислужника Роммеля, в нем не осталось ничего человеческого, - шмыгнула носом Марго. – Я боялась разрушить сказку. Все-таки наши путешествия меня кое-чему научили. Двоим вампирам сложно ужиться, ибо мы сами по себе холодные и пустые сосуды. А наполнить нас может только кто-то живой, находящийся рядом. Наши пути разошлись не просто так.
- И разойдутся вновь.
Я закрыл крышку ноутбука и потащил его к ящику. Марго принялась расстегивать змейку на сапогах. Сегодняшний день ее сильно утомил. А меня заставил посмотреть на ситуацию под разными углами. Не всегда эмоции являются козырями.
Хотелось бы верить, что завтра Марго будет такой же крепкой духом или циничной. Если она станет убиваться по умирающему человеку, то наш немногочисленный отряд потеряет хорошего бойца. Ведь, по сути, Марго борется за спасение не человечества и жизни, а отдельно взятого человека. Две большие разницы. Хотелось бы верить в то, что Марго сможет испытывать симпатию к людям как к виду и привяжется еще к некоторым представителям человечества. Но это вряд ли. Все мы чуточку собственники и эгоисты, и от этих сомнительных качеств весьма сложно избавиться.

Сгоревший в солярии.

Следующий день я посвятил изнурительным тренировкам. Негоже вампиру раскисать и рефлексировать. На кону стоят жизни, множество жизней, так что некогда думать о привязанностях, нужно делом заняться…
Марго провалялась на диване около половины суток, но затем тоже присоединилась ко мне. Теперь, когда шпионажа больше нет, ее день стал скучен и однообразен. И к лучшему.
Марго потихоньку научилась отбивать мои удары, словно разговор с Кевином придал ей внутренних сил. Ну а я с закрытыми глазами теперь мог пройти комнату, двигаясь и по стенам, и по потолку. Вчерашний бег по высотке тоже мне помог освоить сей навык.
Вот только за сохранность «театра» теперь стоило опасаться.
Вообще, правило «не высовываться» является весьма разумным. Но есть и такие создания, которые нарушают запреты. Обычно за ними приходят охотники, но и у людей силы не безграничны. А уж когда в деле замешаны демоны… В общем, ждите появления новой жуткой истории или городской байки о прыгающем через этажи человеке-хамелеоне. Все равно в полиции никто этому не поверит. А видео всегда можно обвинить в монтаже. Не знаю, кто этим занимается, но эти ребята – настоящие профи.
Меня интересовал еще один вопрос, касающийся Марго. Она раскрыла свою сущность перед Кевином? Или, быть может, только косвенно намекнула? В любом случае, старик не удивился тому, что постарел только он один, а Марго выглядит также, как и пять десятков лет назад. По-моему, так делать не стоит. Как бы внутри все ни сжималось, но нужно покидать людей в тот момент, когда они начнут изменяться внешне, а ты – нет. Жаль покидать друзей, но человек не сможет принять факт существования потусторонних сил. То, что является чужеродным, всегда вызывает страх, ненависть и ксенофобию. И очень сложно эти качества в себе перебороть.
Вот я вспомнил о друзьях… Да, давненько с ними не общался. И университет подзабросил… Некорректно себя повел с теми, кто ко мне хорошо относится.
Вот в эту секунду и прозевал удар от Марго.
- Ты чего это выключился? – спросила вампирша, опуская руки.
- Задумался о своем, - покачал головой я, опускаясь на краешек дивана.
Марго фыркнула и отправилась за пистолетами.
- Не хочешь драться, так и скажи, - пробубнила она из кухни. Вернулась вампирша уже со спортивной сумкой, набитой всяким барахлом для отвода глаз. – Я в тир отправлюсь, как и предусмотрено нашим планом. Ты хоть с саями позанимаешься без меня?
- Естественно, - кивнул я. – Заодно подумаю о том, как управиться со своим оружием.
Под которым имел в виду эмоции. Сейчас они заставили выключиться отточенные и проверенные инстинкты. А вчера помогли прикончить противника. Нужно подумать, как в нужный момент совладать с эмоциями, чтобы они только помогали и ни разу не отвлекали. Вот и поищу баланс, оставшись наедине…
Грохнула дверь, щелкнул замок. В пустой и темной квартире я остался один. Телефон грустно завибрировал, оповещая о принятом сообщении. Я нехотя взял сотовый, скептично думая о рекламе. Но нет, сообщение написал реальный человек, который по мне скучал. Нет, правда! Альбина так и написала, что соскучилась по мне и хочет встретиться. Наверное, номер ей дал Рамиль, не иначе. Что ж, все-таки с девчоночкой я хотел встретиться, хоть голову и забивали ненужные мысли…

*****

Место я выбрал подходящее – в пяти минутах ходьбы от клуба, где мы и познакомились поближе. Дорога знакомая, так что девушка не заблудится. Я специально притаился в тени, скрываясь за раскинувшимися во все стороны ветвями деревьев. Хотелось опять соригинальничать да напугать девчонку. Чтобы знала, как опасно гулять с бессмертными существами по ночам.
Хотя я и не укушу.
Забавно получается: в последний раз в засаде сидел, поджидая врага, а теперь вот – подругу. Жизнь вообще странная штука: еще вчера ты меланхолично, словно автомат, жил по придуманным социумом правилам, а уже сегодня оказываешься в самом эпицентре событий, совершая самые различные поступки. Но не глоток воздуха и не новые эмоции могли мне сейчас помочь, вовсе нет. Передо мной открывалась более важная задача – научиться сочувствовать всему человечеству, без исключения. Но понять вид существ, к которому принадлежал пару веков назад, не так-то просто…
Альбина, Рамиль, Люся, Кевин… В этом мире полно замечательных людей, и нужно постараться спасти жизнь каждого из них. И не сдаваться даже в том случае, если кого-то из них не станет. Марго привязалась к одному человеку, и такое поведение со стороны казалось эгоистичным. Не буду врать – я тоже слыл эгоистом. Защита близких мне людей стояла на первом месте. Наверное, из меня выйдет плохой герой.
По времени Альбина уже должна была подойти. Наверное, сознательно оттягивала встречу. В прошлый раз пришла практически вовремя и, наверное, посчитала такое поведение слишком доступным. А, может, хотела просто позлить. В любом случае, я начал немного нервничать.
Вывеска в магазине напротив тускло подмигивала мне последней остававшейся целой буквой. Другие уже либо отслужили свое, либо оказались разбитыми хулиганами, либо были сняты хозяевами лавки. Тоже самое происходит и с людьми. Яркие личности постепенно сходят со сцены, но еще не факт, что на месте устаревшей вывески не появится новая, еще более красивая и светлая. Что-то меня на метафоры потянуло… Впрочем, не только вывеска оказалась интересна. Большое гладкое зеркало смотрело сквозь окно-витрину на лавочку, но не видело прятавшуюся за ней фигуру. Словно меня и вовсе не существовало. А чуть поодаль от зеркала планомерно вспыхивала и угасала ярко-красная сигнальная лампа… Вновь вернулся взгляд к витрине. Бусы, кольца, всякая прочая бижутерия лежали на парчовой ткани, расставленные таким образом, чтобы проходящим мимо парочкам легко было выбрать нужную побрякушку, о которой через пару лет с легкостью позабудут. Не то, что мой медальон…
И вот уже к лавочке подошло само очей очарование. Альбина куталась в теплый отворот куртки и загадочно улыбалась сама себе. Тем не менее, в ее движениях не сквозила былая уверенность. Неужто она сомневается в своем выборе? Да, зря девчонка пришла, не тот я парень, с которым можно приятно скоротать часок…
И вот девушка присела на край лавочки, зябко поеживаясь. Все-таки на улице стало холоднее, по сравнению с той ночью, когда мы танцевали в клубе, да и алкоголь не согревал.
- Пс-с-с, - шепнул я, закрывая девушке глаза. – Я здесь. Не подсматривай.
Альбина с перепугу чуть ли не подпрыгнула. Но все-таки послушалась. Хорошая девочка.
- Ты меня пугаешь, - призналась брюнетка, поправляя длинные роскошные волосы, переливающиеся в неверном свете фонаря. – Не так я представляла себе нашу встречу.
- Я тоже, - признался я. – В последнее время я и сам себя боюсь. Мне так хочется затолкнуть своих врагов в камеры солярия и зажарить их там заживо… до обугленных уголечков.
Вот теперь я должен был устрашать по-настоящему. Мои слова звучали безумно зловеще, так что логичным исходом всей ситуации стал бы вызов кареты скорой помощи и последующее времяпровождение в психиатрической лечебнице. Но Альбина меня, в который уже раз, поразила…
- В солярии они смогут получить рак кожи, это куда ужаснее. А вот сгореть – вряд ли. Хотя нынче озоновый слой настолько хрупок, что можно поджариться ультрафиолетовыми лучами солнца куда сильнее, нежели в солярии, - произнесла девушка. – Меня эта проблема когда-то волновала. Но в солярий я так и не пошла. Лучше быть бледной поганкой.
Плечи девчонки нервно подрагивали. Видно, что она пытается себя успокоить, да вот только нервы с нагрузкой справлялись с трудом. Мой полубезумный голос, ярко-красная вспыхивающая лампочка в магазине напротив и потрескивающая последняя пока еще работающая буква вывески – полный комплект атрибутов малобюджетного фильма ужасов.
- Я тоже туда не хожу. Мне вовсе загар противопоказан, - произнес я. – Да и некогда, у меня соревнования по «контре» на носу.
- Я так и поняла, когда ты сказал о том, что всех убить хочешь. Ну не взаправду ты бы стал кого-то убивать, верно? – наивная, наивная Альбиночка… - Хотя ты многовато пропустил… Да и мне на парах скучно. Каждый день прихожу с надеждой тебя увидеть и обламываюсь.
Девушка принялась растирать замерзшие кончики пальцев. Странно было не услышать ни одного осуждающего слова из ее уст. Даже я всегда высказывал свое мнение, к месту и не к месту. Как же Альбине удается подавлять свой эгоизм? Может, потому, что она пытается влезть в шкуру другого человека?
- Но вот подожди… Если бы компьютерные террористы появились в реальности, что бы ты стала делать? Сейчас во всем мире неспокойно, террористические организации расползаются по миру, а сепаративные настроения становятся близки даже самым крохотным народам. Что бы ты делала, если война пришла бы на улицы нашего города? – спросил я.
И вот опять иду за помощью к другому человеку. Глупо сваливать всю ответственность на девчонку, не введенную в курс дела. Опять использую ее… И это уже перестает быть смешным. Но, может, ее слова заставят посмотреть на ситуацию со стороны? Это было бы интересно.
- Я бы точно не поняла бы противную сторону, - призналась Альбина, поеживаясь. – В таких конфликтах нет правых и виноватых, а насилие в любом случае породит насилие.
- Но не помирать же теперь, - я убрал ладони и развернул девчонку, решив взглянуть ей в глаза. Сам перемахнул для этого через скамейку и уселся на корточки, но девушка лишь опустила взгляд, уставившись на то, как носок сапога водит по грязной и пыльной обочине тротуара.
- Нет, не помирать. Но о таких конфликтах я знакома не понаслышке. Мои родители работали в дипломатическом посольстве в республике Кипр. Там тогда проводились этнические чистки, когда греки вырезали турок, и наоборот… Обо многих случаях замалчивалось, и даже мне довелось увидеть вооружение столкновение… И вот как тут отделить правых от виноватых?! Конечно, помирать не хочется никому, но зачем-то люди режут друг друга, сыплют взаимными обвинениями, хотя знают, чем это может закончиться.
Да, сильные слова. Но при всем при этом искать зачинщиков не имеет смысла. Лучше отыскать тех, кто готов сесть за стол переговоров. Прекратить войну – самая большая заслуга.
- Ну а если не удастся примирить две стороны? – спросил я.
- Родители считали, что стоит казнить зачинщиков массовых беспорядков и военных преступников, отдававших приказы убивать мирных жителей, - сообщила Альбина, пряча лицо в куртку. – А я так не считаю. Преступники будут с обеих сторон, так что обе стороны окажутся проигравшими. И народы не смогут получить должной защиты. Все-таки после Второй Мировой не зря осудили нацистскую идеологию и ее идеологов. Наверное, родители правы в том, что победители всегда окажутся правее проигравших. Вот только мне кажется, что иногда и проигравшие заслуживают совершенно другой участи.
Я принялся ходить взад-вперед. Мысли о конце света слишком сильно будоражили воображение. Но так ли опасен на самом деле древний вампир? И сможем ли мы его переубедить? Насчет последнего я весьма сильно сомневался. Альбина заблуждается в том, что можно найти общий язык. Если два человека думают об одном и том же, им есть о чем договориться. В противном случае спор так и останется нерешенным.
- Ты какой-то взволнованный, - Альбина поднялась со скамейки. – Я, конечно, слышала об игровой зависимости, но никогда не видела людей, страдающих ею…
Я остановился и усмехнулся. Да, сегодня мое поведение близилось к критической отметке странности. Раньше мне казалось, что чрезмерная забота характерна для девушек без личной жизни, типа Люси. Но и Альбина за меня беспокоилась не меньше. Шутка ли, но и среди современных девушек попадаются особы, умеющие спрятать эгоизм в самые глубины души…
- Жаль, что я не мог тебя защитить от ужасов, происходивших на Кипре, - покачал головой я.
Альбина звонко рассмеялась, и отзвуки ее смеха осколками разлетелись по всей длине улицы.
- Это было десять лет назад или около того… Тогда тебе сейчас должно быть около тридцати, - улыбнулась брюнетка. – Но ты же не настолько стар.
О, знала бы она, что я еще Гражданскую Войну застал! Притом, и в России, и в США. Нет, лучше пусть думает, что я – ее ровесник, помешавшийся на играх и боящийся террористов.
- О да, я стар. Я просто суперстар! – поклонился я.
- Опять дурачишься, - ткнула кулачком в мое плечо девчонка. – Хотя лучше видеть тебя таким, бесшабашным и веселым, нежели скрытным и прячущимся в тени борцом с террористами.
- Все-таки я тебя испугал, да?
- Это было неожиданно… и глупо, очень глупо.
В общем, разговор завертелся-закрутился о молодости, веселье и дурацких поступках. У кого их только в жизни не бывает?! И как-то на душе слегка полегчало.
Да, бедная девушка пережила немало. Хорошо еще, что не застала Афганскую войну, войну во Вьетнаме и Вторую Мировую. Вот где творились настоящие ужасы… И это правда, что победителей не судят. Но какой ценой добыта победа? Вот и сейчас древний вампир желает пролить человеческую кровь, но и нам, защитникам, придется положить немало себе подобных, чтобы этого не допустить… Да, убийства сложно оправдать. Раньше было проще – служил государству, не задавал лишних вопросов. А сейчас будто бы потерян… А, может, всего лишь начал думать своей головой.
- Слушай, а мне пошел бы загар? – я остановился перед яркой вывеской круглосуточного магазина.
Альбина уткнулась мне в плечо. Я уж было подумал, что девушке стало плохо, и приподнял ее личико за подбородок.
- То, что происходило на Кипре, сделало меня холодной. Я будто бы перестала чувствовать, ведь будучи ребенком сочувствовала тем людям. И было больно, слишком больно… Вот я и отгородилась от этих мыслях, став пустой… - произнесла Альбина, смотря на меня отрешенным взглядом.
Зашипел и замигал одинокий фонарь. Где-то вдалеке заревел мотор стартовавшей с места машины. Легковесной дымкой проплывали над нашими головами облака, загораживая обзор Луне. Мир казался опустевшим и исчезающим, и лишь мы с Альбиной сейчас существовали по-настоящему.
Впервые я почувствовал подступавшее к горлу чувство стыда. Если в прошлую нашу встречу мое поведение можно было назвать чуть ли не идеальным, то сегодня оно выглядело просто позорным. Но Альбина от меня не отвернулась. Вот и вся разница между людьми и бессмертными. В трудные периоды моей жизни Марго не находилась рядом, а всегда приходила только просить помощи или ради выгоды. Когда я находился на распутье, никто не выслушивал меня и не поддерживал. Но люди обладают столь важным качеством. Наверное, потому к ним так быстро привязываешься.
Секунды медленно тянулись, словно охлажденное желе. Глаза Альбины были закрыты. Девушка тянулась ко мне, слегка приоткрыв рот. Я, с непривычки, отстранился. И вот распахнулись длинные пушистые ресницы. В наполненных живым теплом глазах читалось непонимание.
- Я тебе не нравлюсь? – прошептала Альбина.
Погода разом испортилась. Начал потихоньку накрапывать мелкий дождик. Расплющивались капли дождя, попадая на темные рукава моего плаща.
- Что ты, - я покачал головой. – Просто мне стыдно за свое поведение. И за ложь. А ты заслуживаешь честного человека возле себя.
- Я не понимаю, - Альбина отступила на шаг назад.
Я снял с себя плащ, накрывая им голову девушки. Дождь набирал обороты, но мне холод не страшен, в отличие от девчонки, которая может простыть.
- Мой друг стал террористом, - соврал я. – И теперь мне нужно найти его и обезвредить, пока он никого не убил.
- Так позвони в полицию. Ты слишком многое на себя берешь, - покачала головой Альбина.
Пришлось врать дальше. А вру я очень неубедительно. Не знаю, убедительны ли слова о том, что в полиции меня даже слушать не стали. Вроде бы девушка поверила…
- Это слишком опасное и рискованное дело. Ты можешь и сам погибнуть, - Альбина поплотнее укуталась в плащ. Но кончики волос уже успели намокнуть.
- Меня такой вариант развития событий не страшит, - смело парировал я. – Главное – спасти жизни ни в чем не повинных людей. Это даже не геройство, а общественный долг. И если я выйду из этой заварушки живой, то мы повторим эту ночь.
- Только не прячься больше в кустах.
Альбина стала стягивать с себя плащ, но я попросил ее оставить одежку при себе. Негоже мокнуть девушке под дождем.
Вдалеке зашумели раскаты грома, и ливень обрушился на землю с двойной силой. Теперь говори – не говори, а все равно ничего особо не услышишь. Наверное, все нужные слова уже сказаны.
Я решил проводить Альбину, и весь путь на меня смотрели такие умные и понимающие глаза из-под пушистых ресниц. Щеки вновь пунцово горели, но не от принятого алкоголя, а от застенчивости. Наверное, раньше девушке никто не отказывал. Я же могу прикрыться тем, что сделал это для ее же блага. Хотя кому нужны дурацкие объяснения?
Пролетавшие мимо машины сливались в одно сплошное размытое пятно. Дождь пошел стеной, и даже плащ мой промок. Пришлось прибавить ходу. На прощание Альбина отправила мне воздушный поцелуй, а затем скрылась в темном мраке подъезда.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль http://midnightersworld.profiforum.ru
Midnighter
Admin
avatar

Сообщения : 26
Дата регистрации : 2015-02-01

СообщениеТема: Re: История из жизни одного вампира   Пн Мар 09, 2015 10:51 am

Рефлексирующий бессмертный – это плохо

Время убыстрилось, будто бы кто-то нажал на кнопку перемотки на невидимом магнитофоне. Я лежал на матах, пытаясь перевести дух. Всего лишь пять минут назад завершилась первая интенсивная тренировка в тренажерном зале. А еще вечером предстояло поучаствовать в боях со своими соратниками. Всего нас было восемь, и лучшим бойцом считался Стас. Этот широкоплечий громила мог раскидать в стороны парочку вампиров. Даже скорость не являлась козырем в борьбе против него. Ловкость рук и умение крутиться на месте превратили парня в настоящую неприступную крепость. Но я должен его победить.
Разговор с Альбиной пошел на пользу. Голову покинули ненужные мысли, и я сосредоточился на бое. Времени оставалось мало… И даже Луис еще не продвинулся в своих исследованиях.
И вот трехчасовая тренировка подошла к концу. Я вышел из тренажерного зала, отошел в темное место и запрыгнул на здание. Пора поиграть в человека-паука…
Как раз на улице уже властвовала темнота. Девять часов вечера – то самое время, когда тренажерный центр уже заканчивает свою работу. Чаще всего я к этому времени дома сидел. Тир работал дольше, но там бывала только Марго. Мне незачем осваивать искусство стрельбы, ведь как говорил Суворов, один из тех русских, которые повлияли на мой переезд в Россию, «пуля – дура, а штык - молодец». Пусть саи и не штыки, но тоже являются холодным оружием. Так что к словам мудрого человека стоит прислушаться…
В нашем отряде мнения разделились. Но я был не одинок в своем предпочтении. Правда, Тарас таскал с собой стилет, а у остальных имелись с собой ножи.
Впрочем, вооружение отрядов древнего вампира будет более совершенным, и к этому нужно быть готовыми.
Остались где-то внизу спешащие по домам люди и машины, неоновые вывески и огромные рекламные щиты… Я же совершал забеги по крышам пятиэтажек, направляясь в точку сбора. Дымовые облака, нависавшие над городом, формировались от чадящих труб завода. В индустриальном районе мало осталось работающих цехов, зато заброшенных складов там имеется навалом. В девяностые вампирская община нашего города захватила эти помещения, так что теперь их можно было использовать по своему усмотрению. За исключением Марго, наша группа состояла из местных, ну то бишь, проживающих в этом городке. Что только подчеркивало обреченность нашего мероприятия. Ладно, не буду накручивать себя пессимистическими мыслями.
Ржавые железные конструкции, никому не нужные и позабытые, промелькнули под ногами. Я успел их перепрыгнуть и теперь находился на пологой крыше склада. Скатившись вниз, огляделся. Пахло жжеными покрышками с примесью какого-то едкого газа. Наверное, очередные скинхеды резвятся на могиле отечественной индустрии. Я прошел еще пару метров до обитых железом ворот, но запах все не отставал, невидимым шлейфом тянувшись со всех сторон. Место малоприятное, не то что цивилизованное здание кормежки. Постучав три раза по громадным железным воротам, я услышал шаги, становившиеся все громче и отчетливее.
- Вот к нашему междусобойчику присоединился и Миша, - произнес Тарас, открывший ворота.
Я лишь кротко кивнул. Один из тех бессмертных, которым доверяла Марго, оказался не словоохотливым, но при этом часто отпускал едкие комментарии. Понять отношение Тараса к окружающим оказалось сложно, ибо он старался всех рассматривать в одном ключе. Но все-таки привязанность к одному из людей имелась и у этого холодного русского парня…
Собралось нас на сей раз человек пять от силы. Я поинтересовался у Тараса, где пропадает Луис, и услышал интересный ответ. Оказывается, исследование порталов продвинулось на небольшой шажок вперед. Любопытство взяло надо мной верх, и я поинтересовался, где же сейчас обитает Луис.
Пришлось подняться на второй этаж в кабину инженера. Там, посреди выцветших обоев, испачканных чаем чертежей и многовекового слоя пыли находился вампир, выдававший себя за студента по обмену из Кубы. Тусклая покачивавшаяся лампа нависала над бессмертным существом, сосредоточенно вглядывающимся в макет врат, сделанный из подручных средств.
- Привет, Луис, - подал голос я, привлекая к себе внимание.
«Кубинец» оторвался от макета и посмотрел на меня грустными скучающими глазами. Будто бы уже замучился всем объяснить по второму кругу свое открытие.
- Здравствуй, Михаил, - произнес «кубинец». – Хочешь услышать историю про врата?
- Горю желанием, - кивнул я, приближаясь к макетам.
Луис взял в руки одну картонную арку и приблизил ее к другой.
- Вот что хочет сделать Роммель, - произнес «кубинец». – Но ты ведь видишь пространство позади обеих арок. Это наши миры. Похожи части стола с обеих сторон?
Я покачал головой. Вполне допускаю такую мысль.
- Инферналисты могут долго искать ад, но… параллельных миров может быть огромное количество. Не факт, что в одном из них окажется армия злобных существ. Роммель вполне может открыть портал в мир, похожий на наш как две капли воды. Так что все может и обойтись… - произнес Луис.
Да, открытие не из разряда выдающихся… Но что-то в движениях «кубинца» натолкнуло меня на размышления.
- Не факт, что если даже по ту сторону окажется мир, полный радужных пони, неприятности обойдут нас стороной, - я взял оба макета и сложил их вместе. – Есть же закон притяжения… Могут ведь две реальности слиться в одну, разве нет?
- Чисто в теории такое возможно, если портал держать открытым долгое время. Вот если бы периодически открывать врата, то такое точно бы не случилось, - покачал головой Луис. – Но ты мыслишь верно. Не обязательно искать армию, когда имеешь оружие, способное уничтожить мир, да притом и не один.
Да уж, мне бы не хотелось делить мир с розовыми пони. Шутка, конечно. Хотя события сами по себе казались ужасными. Ладно, наш мир, с которым у Роммеля могут быть свои счеты… Но чем провинились существа по ту сторону барьера? А ведь они могут попасть в нашу реальность, сами того не зная. Вот уж точно конец света настанет…
- Ты меня прямо огорчил, - подал голос Луис, выныривая из мыслей еще более мрачным. – Так что придется заняться поисками врат. У Роммеля и его сподвижников имеется какой-то «компас», указывающий на место, где реальности приближены друг к другу. Ну или другое устройство. Нам тоже нужно создать нечто подобное, да еще и узнать, как врата открываются и закрываются.
Работы и впрямь накопилось немало. У врагов полно козырей на руках, а мы полезем на них, считай, с детской лопаткой. И на уравнивание шансов времени осталось мало. Полагаться остается только на интуицию, но вряд ли она поможет закрыть врата.
- Слушай, Мих, не хочешь потренироваться? – из-за спины произнес басом Тарас.
Обычно он делал такое предложение Марго. Симпатичная вампирша привлекала внимание не его одного, так что понять такой выбор можно. Но в ее отсутствие Тарас спокойно раскидывал остальных ребят, особо не заморачиваясь выбором партнера. Так что мое удивление было весьма ожидаемым.
- Конечно, - я оторвался от хрупких макетов и, махнув рукой на прощание Луису, принялся спускаться из уютненького кабинета в бывший склад или даже цех. Кто знает, для каких целей тут строили это массивное сооружение.
Тарас встал в середину очерченного круга, называемого зоной боя. Вышел за пределы – проиграл. Все просто как в детских играх. Только на поле боя цена будет куда большей…
- Ну что, начали? – Тарас принял боевую стойку.
Я без раскачки кинулся на бессмертного, пытаясь ухватить его за бедро, а ногой врезать по лицу. Но такой хитрый трюк оказалось легко раскусить. И вот в воздухе меня перехватывают крепкие руки и опускают на пол. Колено давит в шею и затылок, лишая возможности сопротивляться.
- Что-то слишком просто, - буднично произнес Тарас, убирая ногу.
Я оказался в роли Марго, постоянно уступающей. И попытался сделать подсечку, а потом ухватился за ногу, но Тараса повалить так и не удалось.
- Слабовато, - вздохнул приятель Марго. Но снять меня с ноги оказалось не так просто. Я вцепился в нее всеми правдами и неправдами.
План оказался прост – не можешь победить, сделай так, чтобы проиграли оба.
Все присутствовавшие уставились на нас в оба глаза. Раньше Тарас с легкостью побеждал всех соперников, не давая им никаких шансов. Периметр круга они покидали довольно быстро. В этот раз все оказалось не столь прозаично.
Тарас решил было меня щипать и бить, но я уворачивался от этих атак. Тогда крепыш схватил мое худощавое тело за шкирку и потянул со всей мочи, но мои руки намертво впились в ногу, чуть ли не до крови вонзаясь в плоть бессмертного. Тогда Тарас поднял ножищу и принялся ею трясти, но у вампиров все в порядке с координацией и вестибулярным аппаратом. И вот мой противник оставил попытки меня сбросить, начав ходить по кругу. Вдалеке слышались смешки всех присутствующих.
- И что теперь делать? – спросил Тарас.
- Переступать за линию круга. Проиграем оба, - честно признался я. – Ибо иначе я не отпущу твою ногу.
- Не знал, Миша, что ты такой хитрый. Но разве можно побеждать любой ценой?
Наверное, когда на кону жизни простых людей, то да, можно. Впрочем, я ничего не сказал. А следом Тарас переступил через круг, ознаменовав тем самым конец боя.
Издевательские хлопки в ладоши послышались со всех сторон.
- Браво! – подала голос невесть откуда взявшаяся Марго. – Ценой собственного поражения победить соперника – дорогого стоит. Ты готов также поступить, когда увидишь Роммеля? Готов рискнуть своей жизнью?
- Тебя пугает такой расклад событий? – фыркнул я, постепенно приходя в себя. Вновь сражался с холодной головой, но не выключенной – оригинальные мысли не забредают просто так.
Фразу же произнес не просто так. Сколько бы ты ни жил на свете, всегда будет казаться, что времени мало. Век – довольно длинный срок, но людям кажется, что успеть что-то сделать за него просто нереально. Бабочка-поденка живет только день, самое большое животное – кит – около пятидесяти лет, бессмертный вампир может просуществовать и пару тысяч лет. Но жить-то хочется всегда, не взирая на прожитые минуты, секунды и года. Ведь всех страшит неизведанное, то, что непременно ожидает каждого после смерти.
- По-моему, ты уже устал, - предположила Марго. – Слишком сильно себя накручиваешь…
Возможно, она права. Возможно, я слишком серьезно все воспринимаю. Возможно…
А может, просто я единственный, кто сможет дойти до конца в нашем непростом деле.
Я вышел на прохладный осенний воздух. Свежий ветер потрепал меня по макушке, будто бы успокаивая. И впрямь в последнее время возвращается мое худшее прошлое, включая победу любой ценой. А некогда я устранял конкурентов, руководствуясь этим принципом. Никогда себя не жалел, часто лез на рожон… Возможно, стоит себя немного сдерживать, поступать аккуратнее. Сегодня я и впрямь выглядел жалко. Альбиночке стало бы стыдно за такого героя.
Хотя живой герой лучше мертвого.
Марго вышла из здания склада следом, тихонько прикрыв створку ворот.
- К чему этот спектакль? – спросила она, смотря на Луну, и холодный свет отразился в ее глазах.
- Я хочу жить не меньше вас всех, - я медленно побрел по заброшенной территории. – Но при этом не ставлю свою жизнь выше жизни других. Ты как-то забываешь, что враг нас сильнее. И, возможно, у нас будет только одна попытка его остановить.
Я вскочил на крышу одного из складов. Шагов Марго не было слышно. Пожалуй, она бы не стала рисковать своей шкурой ради других. Ее трудно в этом винить, ведь почти весь наш междусобойчик желает победить малой ценой. Они хотят выглядеть подлинными героями, стражами покоя и безопасности этого мира. Наивно думать, что мы выйдем из этой заварушки без потерь. Свою операцию Роммель готовил куда дольше, осечки он не допустит. Остается надеяться на то, что Луис был прав, и наш враг откроет портал в дружелюбный мир.

*****

Что бы делал на моем месте Питер Паркер? Интересный вопрос… Обычно, когда у него накапливалось проблем на работе либо в личной жизни, он забирался на какое-нибудь высотное здание, где и висел вниз головой. Пожалуй, я могу поступить также…
Правда, паучок перемещался при помощи паутины. Дракула мог стать летучей мышью, а у меня никаких способностей нет. Не относить же к ним ускоренную реакцию и быструю регенерацию?
Вот уже кончается территория завода. Серые бледные тени мчатся вместе со мной по безликим крышам домов. Вороненой сталью отливает строительная техника, брошенная на ночь возле котлована. Я запрыгиваю на могучий ковш, бегу по наклонной…
Ветер не поспевает за моими движениями. Вдалеке маячат деревья, прижимающие ветви к стволу. Чужеродные в этом городе парковок, они молчаливо провожают взглядом мой мчащийся силуэт. Мчаться, мчаться, подальше от всех мыслей и эмоций, от рефлексии и самоанализа…
Свежий ветер – мой брат. Облака – дальние родственники. Стихия и природа – части моего мира. И двигаюсь я под стать им, гордо и величественно.
Так мчатся дни и года. Природа умирает и возрождается, циклы сменяют друг друга. За этим забавно наблюдать существу, стержень сущности которого устоялся еще несколько веков назад.
И вот ноги сами меня принесли к университету, заставив поностальгировать по безвозвратно ушедшим дням. Давно не видел друзей, интересно, что с ними случилось за эти несколько дней…
Постояв с пять минут, я вновь тронулся с места. Пора возвращаться домой, в объятия мягкого дивана, давая возможность мышцам отдохнуть.

Иллюзия абсолютной честности.

Как мы любим перетряхивать грязное белье! Особенно чужое. Суем свой любопытный нос куда не нужно. Потом стыдно становится за столь низкое поведение. Но не всем. Вот Марго устроила ночью допрос с пристрастием, а я лениво ответил банальными фразами, кидаясь в объятия мягкого дивана.
Любопытные вампирши остались где-то позади, а мой разум медленно, но верно вплывал в спокойные воды воображения. Перед глазами крутились кадры пожара, объявшего огненной волной весь город. Тлели угольки, оставшиеся на месте «кормежки», превратился в пепел университет. По кроваво-красной дорожке шествовал, высоко вскидывая ноги, почетный отряд приближенных Роммеля. Сам древний вампир сидел в колеснице, опираясь на черепа своих соперников. Подле него сидел демон, чертивший на планшете карту нового мира. Победный парад добрался и до виселиц, в которых окончили свой земной путь властители людских государств.
Я перевернулся на спину. И что только в голову не взбредет!
И вот как-то мысли разбежались сами собой. Сколько провалялся без движения, даже и не припомню. Первые лучи встающего над горизонтом солнца не застали врасплох. Давненько я не любовался рассветом… Сейчас как-то лень даже подниматься. Но тренировки пропускать нельзя. Так что я все-таки поднялся на ноги и дотянулся до телефона. Десять часов утра… Вот это я провалялся, конечно…
Разминая затекшие за ночь мышцы, направился на кухню. Тут уже вовсю хозяйничала Марго. Вампирша крутилась там в одном лишь нижнем белье, и ее перемазанное кремом лицо выглядело забавно. На отличную фигуру я даже внимания не обратил. Был бы живым существом, оценил бы все по достоинству. Но инстинкт размножения не нужен бессмертному существу, так что сексуальное влечение мы навряд ли испытаем. Так что не знаю, что Марго хотела продемонстрировать этим жестом.
- Готовишь пирожные? – спросил я, смотря на стопочку глазированных эклеров.
- Ага. Хочу себя побаловать, - весело произнесла Марго. – Давненько этого не делала.
- И голышом тоже не прогуливалась. Решила к нудистам присоединиться?
Вампирша встала в позу, уперев руки в бока. Не поможет это тебе, наши пути уже давно разошлись. Ты хотела верного пажа подле себя, но нашла не того парня.
Резкая трель дверного звонка заставила меня вздрогнуть. Кто мог заявиться в столь раннее утро? Кто следует заветам Милна? Сейчас узнаем. Я круто развернулся на пятках и отправился к двери. Незваный гость трезвонил весьма настойчиво. Не смотря в глазок, я повернул ручку замка.
Ожидания разошлись с реальностью. Доставщик пиццы, уборщица, коммунальные службы, да даже один из сообщников-вампиров мог оказаться на пороге. Вместо этого на меня уставились добрые девичьи глаза, смотревшие сквозь прозрачные стеклышки очков.
- Привет, Миш, - поздоровалась со мной Люся. – Ты совсем забросил учебу. Тебе плохо? Какие-то проблемы?
За спиной послышалось громыхание. Я немного прикрыл створку двери, оставив голову высунутой.
- Мне сейчас некогда выкроить время на занятия, уж извини, - сделал я страдальческое выражение лица. – Ты права, проблем накопилось немало.
И вновь что-то за спиной грохнулось. Марго, растяпа! Чтоб ее! А Люся уже заинтересовано смотрит вглубь квартиры. Любопытная девчонка, все ей нужно узнать…
- Может, поделишься? Все-таки я тебе пропуски закрываю, а ты даже объяснений никаких не даешь! – притопнула ногой девчонка, и берет съехал ей на брови.
Вот и наступило время для откровений. Или опять врать. Постоянно живу во лжи не первую сотню лет, что мешает обмануть простую девчонку? Выдавая себя за человека, поневоле пытаешься соответствовать его образу жизни. Только люди не борются с вампирами, считая их сказкой.
За спиной послышались шаги, и я даже повернуться не успел, как к двери протиснулась Марго, отталкивая меня в глубину квартиры.
- Послушай, девочка, сиди дома со своими многозначительными проблемами. Миша уже вполне взрослый человек, ему есть чем заняться помимо этих нелепых уроков, - едкий комментарий отпустила Марго.
У Люси аж щеки побагровели, а рот широко раскрылся. Никогда не видел старосту в таком плохом расположении духа.
- Так значит, пока мы там на парах сидим, ты, Михаил, с женщинами преклонного возраста отношения заводишь?! – взвилась русоволосая девчонка. – А еще переживала за тебя, думала, что ты заболел… Так что видеть тебя не желаю.
С этими словами девушка круто развернулась, пряди ее длинных волос укоризненно взметнулись в воздух, словно желали до меня добраться, а затем плавно осели. Застучали крохотные ножки по ступеням, и постепенно отзвуки становились все тише и тише, пока не грохнула дверь подъезда. Следом закрылся вход в мою квартиру. Дверь захлопнулась, замок защелкнулся, будто бы зубья капкана сомкнулись на ноге зверя.
Мой укоризненный взор уставился на Марго. Вампирша перешла все границы.
- Ты чего творишь? – я прижал бессмертную к стене, рукой надавливая ей на горло.
- Пытаюсь тебе напомнить, что наше дело важнее социальных связей. Эта девчонка будет тебе только мешать, - прошипела Марго.
- Не тебе решать.
Я толкнул вампиршу в комнату.
- Какой ты пылкий, - улыбнулась бессмертная. – Может, ты меня еще поцелуешь?
Я лишь фыркнул. Полуобнаженное тело ненавистной вампирши нисколько не привлекало меня. Надев плащ, я буквально вылетел из квартиры, слыша безумный хохот отравлявшей мне жизнь бессмертной стервы. Марго хочет пожертвовать мной, чтобы выжить самой. Или, быть может, завидует тому, что я привязан к нескольким людям? Не хочу даже знать. И мне весьма стыдно перед Люсей, которая точно не заслуживала такого обращения.
На улице светило бледное солнце. Тучи нависали над головой, разрозненные и пушистые. Окружающий мир будто бы потускнел, словно свет покинул его. На улице я находился один. Даже выскочив за ворота, оставался одиноким. Ни единой живой души… И как так быстро Люся умчалась отсюда? Все, угрызения совести мне обеспечены. И кто просил Марго высовываться?! Вечно жизнь мне портит. Пнул бы сейчас что-нибудь, да ничего под ногу не попалось. Зато телефон затрезвонил. Оказалось – сообщение от Стаса. Лысый друг просил встретиться, что ж, я и не против. Заодно постараюсь остыть после подлой подставы Марго.

*****

Встреча наша состоялась на пустыре на окраине города. И все же до района складов оставалось приличное расстояние. Думается, бандиты некогда в этих районах устанавливали свои порядки, а в таком же тупичке устраивали разборки с несогласными и должниками. Местечко подходящее – ни один человек не услышит криков, вонь и смрад, идущие от работающих заводов, смешаются с гниющим трупом, да и при случае спрятать мертвеца довольно-таки легко.
Впрочем, и сам мой лысый приятель выглядел как выходец из девяностых. При этом, он как-то умел найти со мной общий язык. Только с ним да с Луисом я поддерживал какое-никакое общение. Тарас и прочие дружки Марго все-таки вели себя подчас слишком надменно. Стасу же соответствовала скрытность, не зря он в тот день погони наблюдал за сообщником Роммеля.
Сейчас лысый вампир не спеша потягивал кофе из пластмассового стаканчика, скрываясь от солнечных лучей. Кольцо на пальце говорило о том, что бояться-то ему особенно нечего. Наверное, просто неприятно находиться на свету. Я махнул знакомому рукой.
- Не думал, что ты так быстро примчишься, - спокойным тоном произнес Стас.
- Дело было утром, делать было нечего, - пожал плечами я. – Что тебе нужно?
Стас вышел из тени и зябко поежился. Наверное, и впрямь на свету чувствовал себя некомфортно.
- Я помню твою фразу про победу любой ценой. Думаю, нам и впрямь предстоит прыгнуть выше головы, чтобы остаться в живых, - серьезным тоном произнес Стас. – Потому я хочу узнать, откуда ты черпаешь силы.
Что ж, видимо Марго врала насчет привязанности к людям. Не все из нас действовали, исходя из благородной цели. Что ж, это было ожидаемо.
И вот я без промедления бросился на Стаса. Мысленно представив картину, в которой вампирша обижает маленькую девочку, буквально взорвался и стал действовать с утроенной энергией. В итоге мой противник на секунду опустил руки, и мне удалось попасть в подбородок.
- Ого, - зашатался Стас, откидываясь назад. – Где ты этому научился?
Ну а меня было уже не остановить. Быстро зайдя за спину, я сделал подсечку, и вот мой противник лежал на грязной пыльной дороге.
- Вся сила – в голове, - произнес я, протягивая руку лысому приятелю. – А точнее, в эмоциях.
- Ты на кого-то сердишься? – догадка Стаса была в корне неверна.
- Скорее, за кого-то переживаю. За людей. Я считаю, что привязанность к определенному человеку делает тебя сильнее, даруя эмоции. Тогда твои действия становятся неподконтрольными холодному расчету, а оттого более опасными. Предугадать их весьма сложно.
Стас переваривал сказанное довольно долго. А, может, просто пытался перевести дух.
- Марго мне когда-то помогла, эта история уже давно покрылась пылью, - пробормотал лысый вампир. – Вот и сейчас я просто отдаю долг. Считаешь, этого мало?
Я сразу же кивнул. С таким подходом парень сильно рискует, ввязываясь в столь опасное дело.
- Ты вообще как относишься к людям? – начал я издалека.
- Пока они ко мне претензий не имеют, то хорошо, - пожал плечами Стас. – Особо близко с ними не общался. Это плохо?
Ну, наверное, да. Хотя у меня родилась и другая идея…
- Ты что-нибудь помнишь о своем прошлом? Имею в виду то время, когда ты еще являлся смертным, - попытался я зайти с другой стороны.
Стас задумался. Пасмурное небо над головой не настраивало на погружение в прошлое, даже солнце не отразилось на лысой макушке приятеля. И все-таки мой друг сумел зацепиться за какие-то воспоминания.
- Помню парное молоко, которым поила меня мать, - вспомнил Стас. – Превосходное ощущение. В один из дней я расплескал свой стакан, да перемазался в нем. Помню испачканную рубашку и крупные белые капли… а еще звонкий смех.
- А теперь попробуй спроецировать это воспоминание на бой. Пусть те ощущения из прошлого ведут тебя в настоящем, - произнес я.
Но одних слов мало. Пришлось поделиться собственными ощущениями. Сложно объяснять, как работают эмоции. Кажется, будто бы внутри разгорается пламя, тянущее куда-то вперед. Движения теряют предсказуемость, будто бы слепая ярость вырывается наружу, но при этом ее гнев обрушивается только на врага. Приходит осознание невозможности сделать шаг назад, ведь люди в воспоминаниях или воображении умрут тогда первыми, реальные – следом за ними. Недопустимость самой мысли о таком повороте событий как раз и заставляет драться как в последний раз.
- Как-то все слишком запутанно, - почесал голову Стас. – Но я попробую усвоить этот урок. Раз уж ты смог одолеть Тараса…
- Предлагаешь вступить в схватку? – ухмыльнулся я.
Ну что ж, это уже будет интереснее. Убеждения против воспоминаний… Мы отошли на приличное расстояние и потихоньку пошли по невидимому кругу. Я не сводил глаз с движений соперника, он – тоже. Теперь оставалось допустить кому-нибудь ошибку, самоуспокоиться или отвлечься… И вот Стас кинулся в атаку первым. Естественно, я увернулся, только мой противник неожиданно ухватился за рукав плаща и резко потянул на себя. Следом последовал удар в живот, а затем серия из резких и молниеносных атак кулаками. И не сказать, чтобы я совсем уж был не готов, но все-таки Стасу удалось застать меня врасплох. Теперь уже первый раунд остался за моим лысым приятелем. Я с трудом смог вырваться из стальной хватки оппонента. Представив горящий в огне город, мне удалось найти внутренние резервы. Подтянув ноги к груди, я оттолкнул Стаса, да так получилось отменно, что вампир аж на пару метров отлетел. Но стоило мне только вскочить на ноги, как лысый противник уже головой врезал мне в грудь.
Так продолжалось довольно долго. Атаки моего оппонента становились все более опасными и острыми, предугадать его движения оказалось весьма сложно, и вскоре я уже очутился на земле. Воспоминания одержали верх над воображением.
- Отличную вещь ты мне посоветовал, - признался Стас.
Я обреченно поднял руку вверх. И лысый вампир поставил меня на ноги. Нелегко получать взбучку, зато она весьма полезна. Отрезвляет и заставляет позабыть о чувстве собственного превосходства.
- Вспоминая свое детство, мне вдруг захотелось, чтобы и у других людей были такие воспоминания. Не хочется знать, что в один момент всего этого может не стать из-за какого-то богатенького урода, - Стас сплюнул кровавую пену.
Мы помутузили друг друга изрядно. Теперь надо бы и крови выпить, чтобы подлечить раны. Зато теперь я знаю, что к предстоящему бою готов не один.

*****

Поначалу мне казалось, что эмоции являются движущей силой. Но оружие оружию рознь. Как и мечи отличаются заточкой и остротой, так и эмоции обладают различным воздействием на каждое существо. Кто-то умеет с ними отлично управляться, а кого-то они подводят и не слушаются. Теперь я знал, что и мои эмоции могут оказаться не столь сильными. Жажда уничтожения и разрушения тоже может оказаться хорошим мотиватором. Так что не факт, что у древнего вампира не найдется козырей на мои непредсказуемые действия. Хотя если он будет действовать с холодной головой, то его движения удастся просчитать. А это значит, что появится шанс его уничтожить.
Я выбросил в мусорку опустевший пакетик с кровью. Живительная жидкость восстановила мое изрядно побитое тело и добавила новых сил. Марго на квартире не оказалось, на ее счастье, но и мне задерживаться дома не особенно-то и хотелось. Надо было как-то решить проблему с эмоциями, чтобы в следующий раз не уступить Стасу. Неужели для меня горящий город не такая уж сильная мотивация? Может, и так. Но я знаю, где можно найти другую.
Давненько я не совершал опрометчивых поступков. Не глупых, а именно безрассудных. И кое-кто будет весьма доволен таким поступком.
Время уже близилось к трем часам дня. Еще довольно много времени придется ждать, прежде чем кое-кто освободится. Но и сюрприз я успею подготовить.
И вот уже трогательное сообщение улетело далеко-далеко. Скоро Альбина его прочтет, а затем… а затем девчонка мне вновь поможет. Но на сей раз я не стану ее использовать в своих гнусных целях. Скорее, постараюсь угодить девчонке, ведь пора в любых отношениях нужно не только брать, но и отдавать.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль http://midnightersworld.profiforum.ru
Midnighter
Admin
avatar

Сообщения : 26
Дата регистрации : 2015-02-01

СообщениеТема: Re: История из жизни одного вампира   Сб Мар 14, 2015 1:25 pm

*****

Седовласое облако проплыло над головой. Я встряхнул руку и посмотрел на экран сотового. Пока сообщения не приходили. Остается надеяться, что Альбина все видела мое приглашение. Солнце потихоньку заходило за горизонт. Пышные облака закрывали его пышным одеялом, приготавливая яркий диск ко сну. Отдельные облачка тянулись выше и выше, разрезаясь на маленькие лоскутки, словно пытались позвать Луну. Бледная красавица еще не показывалась на небосводе. Может, время не пришло, а может, облака не достучались.
Я сидел на крыше старого потертого запорожца. Время этой машины безвозвратно ушло, и теперь от нее осталась одна лишь ностальгия. Но мало кто по-настоящему горюет о прошлом, ведь жизнь – движение в будущее. Хотя кого я обманываю…
Иногда и мне недостает старых времен, когда интриги плелись монархами, а не богачами в кулуарах. Современное время будто бы идеально создано для богатеев, сколотивших немалые состояния за несколько сотен лет. Большинство из них – вампиры и представители других видов, так что скоро покорение человечества может состояться естественным путем.
И вот мимо ржавой арматуры и проколотых шин пробиралась хрупкая фигурка. Впервые я увидел Альбину в кроссовках и спортивных штанишках. Ну да, лазить по складу в чем-то классическом – верх неприличия. Шапка с помпончиком забавно выделялась на фоне железных конструкций.
Я слез с состарившейся машины, скатившись по слегка помятому капоту. Тут меня заметила брюнетка, послав воздушный поцелуй.
- Странное ты место для прогулки выбрал, - широко улыбнулась девушка.
- Не все же нам по клубам ошиваться, - подметил я.
Честно признаюсь, проявление эмоций – не мой конек. Но в этот раз почему-то захотелось приобнять свою знакомую. Да вот силу не рассчитал – чуть не задушил в объятиях брюнеточку. Хорошо, что быстро отпустил, а то бы задохнулась бедняжка… Темно-серое здание склада отразило на своей крыше прощальные лучи солнца, а мой взгляд вновь вернулся к помпончику.
- Что в нем не так? – догадалась Альбиночка. – Ты так пристально смотришь, что мне аж страшно становится.
- Все так, - пожал плечами я. – Просто он такой… смешной.
Тут уж сложно было удержаться от улыбки. Пушистый комочек напоминал звезду на елке, таким же образом венчал шапочку. Атмосфера веселья, праздника и тепла… Пожалуй, мне ее и впрямь недоставало.
- Это точно, - Альбина принялась озираться по сторонам. – Ты меня вытащил в эти места, чтобы поговорить о своем приятеле?
- Конечно, нет, - я спрятал руки в карманы куртки. – Не хочу сейчас думать о встрече с ним. Так что будем просто веселиться.
От слов – к делам. Весело запрыгал я по груде наваленных шин, разбитых покрышек и осей, а девчонка, еле поспевая, принялась карабкаться следом. Пришлось спускаться и помогать девушке с подъемом, а еще разок даже довелось на руках ее пронести. Следующим препятствием стал дощатый мост. Ну как мост… Даже не мостик, а именно длинная доска, одним концом закрепленная у крыши склада, а другим опущенная на груду металлолома. Никаких перил, так что придется девушке научиться балансировать. Этот навык ей еще пригодится.
Я быстренько пробежался по дощечке, попав на территорию склада. Несложно это сделать, когда «липнешь» к любой поверхности. Альбина на пару секунд остановилась в нерешительности, а затем ступила на тонкую и хрупкую доску. Завидую силе ее воли, ведь падать с такой высоты для человека будет очень больно. Впрочем, я не брошу ее в опасности. Если что-то пойдет не так, кинусь стремглав вниз и перехвачу девушку в воздухе. Целой и невредимой она останется, вот только лишние вопросы появятся как грибы после дождя.
Но Альбиночка молодец. Идет, расставив руки в стороны. Прекрасное лицо выглядит сосредоточенным. Ступня опускается перед ступней, и так почти до бесконечности. Весело болтается помпончик. И вот препятствие пройдено. Я поспешно бросаюсь к дощечке, протягивая руку, но Альбина даже не берется за нее. Спокойно дошла девушка до конца и спрыгнула на ребристую крышу склада.
- Решил проверить мою выносливость? – Альбиночка подышала на ладошки, холодно все-таки в конце октября. – Что у нас дальше по программе?
- Полет, - жестом я попросил следовать за мной.
На другом конце крыши ждал уже заготовленный сюрприз. Пятнадцатиметровый стальной трос связывал склад и небольшую каморку. Съехать вниз можно было на специальной тросточке, привязанной к отдельной веревке. Похоже на канатную дорогу, только кабинки нет.
- Вот блин, ты предлагаешь съехать вниз, держась только за эту фигнюшку? – Альбина потрогала тросточку и раскрутила ее вокруг своей оси.
- Успокойся, я подготовил ремень безопасности. Обернешь его вокруг талии, зафиксируешь. Если отпустишь руки, то просто повиснешь на отдельном тросе. Все предельно безопасно, - успокаивающим тоном произнес я.
Хотя волноваться было о чем. Все-таки идти по доске – не съезжать по стальному тросу. Что ж, возможно, мой пример поможет девчонке преодолеть свои страхи.
- Я первым прокачусь, а следом вернусь сюда. И скачусь даже без тросов, - храбро произнес я.
На испуганный крик Альбины даже не отреагировал. Мне-то чего бояться? Ладони как приклеенные вцепились в тросточку, и я полетел на большой скорости вниз, рассекая ветер и оставляя где-то позади звук. Окружающий мир перемешался в единую серую массу, лишь впереди четко виднелась каморка, приближающаяся с каждой секундой. Я даже вскрикнул, и эхо от моего голоса заметалось между рядами складов. Потрясающие ощущения… И вот я принялся тормозить еще в воздухе, а затем под конец своего полета спрыгнул на землю. С тросом вся эта процедура пройдет еще куда проще.
С земли я помахал Альбине и отправился в обратный путь, захватив с собой и тросточку, снятую с троса.
- Это было здорово, - минут через пять-десять сказал я девчонке.
Альбина немного успокоилась, заправила волосы под шапку и все же позволила себя пристегнуть к тросу. Я объяснил правила торможения и подвел девушку к краю склада.
- Ты просто сумасшедший, - покачала головой она. – Еще и кричал…
- …от восторга. Это было прекрасно, - заверял я.
- Возможно. Но ты еще и без страховки полетел, это вообще нормально? А если бы руки отпустил?
- Я прыгаю не первый раз. Если бы прыгал как ты, в первый, то и страховку бы нацепил. Так что не волнуйся, в ней я хорошо шарю. Если не будешь отпускать тросточку, не застрянешь в воздухе.
- Очень на это надеюсь.
Недовольно-бурчащий тон говорил о том, что девушка все же не горела желанием прыгать. Хотя страхи уже немного отступили.
- Чувствуй ветер. Будь птицей, камнем кидающейся в водную гладь, чтобы поймать рыбу. Будь самолетом, с ревом рассекающим воздушную гладь. Будь звездой, чье место – всегда на небе. Тогда ты сможешь насладиться полетом в полной мере, - произнес я, возвращая тросточку на место.
- Ты умеешь говорить ободряющие вещи, - Альбина ухватилась за трость, оттолкнулась и… полетела.
Теперь уже ее дикий крик метался между складами, а сама девушка покоряла воздушную стихию. Помпончик весело подпрыгивал, становясь все меньше и меньше. Наиболее тревожным являлся момент торможения, но Альбина не забыла о собственной безопасности, выставив ноги вовремя. Облегченно переведя дух, я крикнул с вышины, чтобы девушка не пыталась расстегнуть себя самостоятельно. Мне удалось оказаться возле нее довольно быстро – сказалась нечеловеческая скорость. Следом быстренько освободил девушку от ремешков.
- Это было потрясающе, - выдохнула Альбина. Ее щеки раскраснелись от полета. В глазах светились радостные огоньки. – Ты прав, ощущение жизни гарантировано на все сто процентов. Но откуда ты взял этот трос? Не верится, что он тут висел.
- И правильно делается, что не верится, - подтвердил я. – Трос перетащил сюда из старой заброшенной шахты, где добывали алмазы. Горняки там строили канатную дорогу, да так и не доделали. Среди всякого металлолома я и отыскал нужную штуку в виде троса. Пристежки и ремешки, которые использовал для страховки, нашел в заброшенных шкафчиках, где хранилась амуниция. А вот тросточку сделал сам.
Стоило закончить речь, как Альбина внезапно обняла меня. Наверное, эмоции взяли верх над рассудком, отбросив границы приличия далеко-далеко…
- Все это ты сделал ради меня? – проворковал девичий голосок мне на ушко.
- Конечно, - опешил я. Приятный персиковый запах благоухал вокруг. Мне показалось, что я попал в возвышенное светлое место. И прекрасная девушка подле меня – награда за великие подвиги. Что ж, осталось только их совершить…
Альбина отстранилась, но по-прежнему держала меня за руки. Девушка закрыла глаза и потянулась ко мне. На сей раз я не стал противиться и портить вечер. Наши губы соприкоснулись на пару секунд, и окружающий мир разлетелся на миллионы блестящих переливающихся осколков, в каждом из которых крылось воспоминание. Прошлые встречи с Альбиной выстроились в ряд, но эта запомнится особняком. Надеюсь, девушка почувствовала то же самое.
Мягкие губки девчонки касались моих холодных губ, поочередно целуя нижнюю и верхнюю. Следом она аккуратно провела языком по моему рту, будто бы пробовала на вкус. А затем отстранилась.
- Не любишь французский поцелуй? – с мягким нажимом спросила девушка.
- Хочу оставить десерт на потом, - мечтательно зажмурил глаза я. – К тому же, теперь у меня больше шансов выйти из заварушки живым. Я не прощу себе, если еще хоть раз не почувствую вкуса твоих губ.
- Как красиво говоришь, - Альбина чмокнула меня в щеку. – И я все-таки надеюсь, что ты не станешь ввязываться в авантюру. Между прочим, я пыталась сообщить о теракте в полицию, но там сказали, что без конкретной информации мое заявление рассматривать не будут.
Вот это поворот! Иллюзия абсолютной честности разлетелась в пух и прах. Даже у меня нет никаких доказательств. Ну что ж, можно поздравить очередного плохого парня с победой.
- Или ты так говоришь, чтобы от меня отвязаться? Может, я тебе не нравлюсь? – скромно потупила взгляд красавица.
Парадокс русских женщин. Вечно проблемы перекладывают на свои плечи. Не стоит так делать, не стоит…
- Нравишься, в том-то и дело, - я убрал длинную прядь за ухо девушки. – Но я лучше всех знаю своего друга. Только у меня есть шанс его переубедить. Да и теракт устраивать будет не он один…
Ну вот, опять ляпнул лишнего. Глаза у девушки округлились. Пришлось рассказать часть правды. То, что один бизнесмен финансирует из-за рубежа преступную группировку, замаскированную под сотрудников сети закусочных, уже выглядело большей правдой. А своего приятеля я сделал «жертвой обстоятельств». Альбина всю мою речь выслушала, ни разу не перебив. Но вопросы у нее оставались, просто не пришло время их озвучить.
Ночь вступила в свои права. А мы все сидели посреди ржавых развалин и говорили о всяких мелочах. Альбина рассказывала о том, что происходит и в институте, а заодно расписывала глупых парней, кокетничающих с ней. И все, как один, оказывались скучными и однобокими, неспособными ничем удивить.
- Я же удивляю в обе стороны – и в лучшую, и в худшую, - сузил я глаза.
Мы сидели на старом сундучке, давным-давно покрытом пылью. Казалось, будто бы уже целую вечность тут сидим.
- Ты прав, - кивнула Альбина, прижимаясь ко мне. – А еще ты весьма странно себя ведешь, правда. Не целуешься, устраиваешь классные свидания и все время пропадаешь. А еще ввязываешься во всякие рискованные вещи. Мне в последнее время снятся кошмары о том, что ты погибаешь в огне во взорванном здании. И это знание разрывает и меня изнутри. Я никогда не видела людей, похожих на тебя, потому и… влюбилась. Не знаю, смогу ли жить дальше, если ты погибнешь.
Сильные слова. Прямо берут за живое. Эх, жаль, что я не могу признаться девушке в том же. Ее век слишком короток, участь Кевина ей будет обеспечена. Не хочу наблюдать за тем, как девушка стареет и угасает. Но и сделать бессмертной не могу. Боюсь, что станет копией Марго, такой же бессердечной и хладнокровной. А потому стоит ценить то, что имеешь. Бережно хранить и лелеять.
- Я вернусь к тебе, обещаю, - в который уже раз произнес я.
Одинокая Луна нам светила с неба, а весь окружающий мир растворился в мрачном мазуте. Время уже было довольно позднее, а потому я взялся провожать девушку до дома. На прощание Альбина вновь поцеловала меня, да и осталась стоять перед подъездом. Надеюсь, когда я скрылся за поворотом, она все же попала домой…

И да искупятся грешники!

Последние деньки таяли с катастрофической скоростью. Я начал скучать по тем временам, когда делал селфи и каждый день проводил в университете. Ежедневные тренировки успели набить оскомину, хоть и были полезны для тела. С Марго я старался свести контакты к минимуму, хотя вампирша попыталась меня подкупить свеженьким борщом. Нет, кулинарными талантами меня не взять…
В спаррингах я одерживал восемь побед из десяти, что являлось неплохим показателем. Бег с препятствиями преодолевал быстрее остальных. В общем, насчет физических качеств я был спокоен. Но что сказать о душе?
В последнее время я вел себя как минимум неправильно. По правилам «театра» мое поведение можно было охарактеризовать как асоциальное. С Люсей я поссорился, с Рамилем – давно не разговаривал… Только с Альбиной поддерживаю более-менее нормальное общение. Хотя и перед ней тоже виноват. Познакомились мы тогда, когда я хотел уйти от Марго… Вот я и вспомнил об еще одном доказательстве вредности дружбы с вампиршей. Все проблемы из-за нее… Портит мне жизнь, как пить дать.
Хотя сам я тоже виноват. За свою жизнь многим людям дорогу переходил, зла совершил немало… Да, сейчас я уже остепенился. Видимо, нужно триста лет прожить, чтобы мозги появились. Осознание конца также добавляет мыслей о прожитой жизни. Не хочу потом жалеть о том, что друзьям так и не сделал ничего хорошего напоследок.
Бесполезно замаливать грехи, но, быть может, хорошие поступки их перевесят?
Мысли эти пришли за день до начала операции. Лучше уж поздно, чем никогда. Если мне повезет, то проживу больше одного дня, если же нет… Что ж, пожалуй сегодня стоит провести так, чтобы ни о чем не жалеть.
Я ушел из тренажерного зала около десяти часов утра. Выходной день, воскресенье… А в понедельник уже состоится открытие кафешки. С первого дня новой недели человечество ждет новое будущее, какая прекрасная участь ему уготована… Сам Роммель прилетит ранним утром, около шести часов, так что до начала операции у меня осталось меньше суток.
Итак, с кого начать? Пожалуй, надо заглянуть к Рамилю. Вот о ком я позабыл… Парнишка меня о помощи часто просил, но просьбы его остались безответными. Надеюсь, еще не поздно все исправить.
- Здорово, приятель! – Рамиль все-таки рад был меня услышать. – Как дела, куда пропал?
- Да вот дела накопились. Если повезет, во вторник приду на учебу, - ответил я. – Твое предложение еще в силе?
Оказалось, Рамиль поругался со своей девушкой, да притом весьма серьезно. Как и ожидалось, она застукала его общающимся с другой девчонкой. Ну, как общающимся… флиртующим. Я не сомневался в том, что старые привычки остались у моего приятеля. Что ж, один раз молодой татарин услышал советы по завоеванию девичьего сердца. Настало время услышать и способы примирения.
- Ты не переживай, - начал я издалека.
- Да не, у меня все пучком, - отозвался Рамиль. – Не в первый раз меня динамит девчонка.
- Зато в последний. Сейчас я примчусь на помощь, - пообещал я, давая отбой. Следом в сообщении скинул координаты места встречи. Так что если Рамилю его девушка важна, то он примчится, сверкая пятками.
День выдался как никогда солнечный. Играли солнечные зайчики на затененных сторонах домов, переливались различными оттенками панели небоскребов. Солнечные лучи отражались в зеркалах машин и в солнцезащитных очках девушек. Улыбался кавказец, сверкая золотой коронкой, продававший цветы самых разных цветов. Некоторые из них он явно красил специальным красителем. Я подумывал было взять что-нибудь для девчонки Рамиля, но тут в голову пришла более интересная идея.

*****

Приятная солнечная погода сделала свое дело, пробудив во мне доброго гения. И вот уже я быстренько все разъяснил Рамилю, да только мой татарский друг все равно многого не понял.
- Зачем мне говорить комплименты, если она меня бортанула? – фыркнул неудавшийся бабник.
- Тогда у тебя больше шансов на прощение. Скажи, что та девчонка тебе не нравится, а любишь ты только свою девушку. И побольше комплиментов скажи ей, чтобы поверила, - отозвался я, попивая кофе. Горький напиток, прямо-таки как отказ девчонки. – Не отошьет тебя, поверь.
Впрочем, верил в это, похоже, только я сам. Рамиль оставался задумчивым и грустным.
В кафе с трудом проникали солнечные лучи через немытое окно. По ту сторону стекла кипела самая настоящая жизнь…
- Но если моя дама и перестанет обижаться и злиться, мне все равно ничего не перепадет. Слушай, может, мне стоит применить свой план? Ну пожалуйста! – принялся канючить молодой татарин.
Да, его дурацкую затею с потасовкой я помнил. Ну что ж, поступим так, как предлагает мой друг. Все-таки сегодня я должен ему помочь.
Расплатившись за кофе, мы покинули кафе. Цепь действий нас ждала в ближайшем будущем. Жди нас, девчонка Рамиля!

*****

Что ж, настало время мне сидеть в засаде. Как раз я проскочил на этаж выше и уселся на широкий подоконник. Ногтем принялся ковырять облупившуюся краску да болтать ногами в воздухе. Батарея под подоконником была обжигающе горячей, и этот жар потихоньку поднимался кверху. Пожалуй, мне давно не доводилось чувствовать такую жарищу… Но окна еще не потели, а потому рисовать на них не получится. Помнится, некогда я любил водить пальцем по стеклу, оставляя всякие записи. То происходило давно, когда я еще умудрялся работать на советских заводах… В тех тесных полутемных помещениях, освещаемых иногда керосиновыми лампами и искрами от сварки, окошки запотевали быстро. Перепачканными мазутом пальцами я рисовал разные картины.
Наваждение удалось прогнать довольно быстро. Голос Рамиля вывел меня из раздумий. Пока что он только оправдывался перед своей девчонкой, сыпавшей острыми и колкими фразами. И было за что! Ладно, Рамиль, пора переходить к следующим действиям…
И тут девушка закрыла дверь. Ого, какое нарушение планов! Что же будет делать Рамиль?! Жаль, что в его голову влезть не могу. Если он попытается вломиться в ее квартиру, это закончится фатально.
К счастью, Рамиль поднялся ко мне. В глазах юного татарина читалась боль от несправедливости этого мира. Что ж, я быстренько встряхнул молодца и поставил его на ноги.
- Образумься, Рамиль, - вкрадчивым голосом сказал я. – Тебе еще не была показана красная карточка. Шансы остаются. Попробуй через минуту вернуться и попросить прощения через закрытую дверь. Скажи, что если девушка не выйдет, то ты ее больше не потревожишь. А теперь топай.
Я развернул парня и напутственно хлопнул по спине. Все, пусть без победы не возвращается. Со щитом или на щите.
Рамиль вернулся к двери на нижнем этаже, а я облокотился на синеватые деревянные перила, покрытые сетью мелких трещин. Краем глаза теперь наблюдал за моим приятелем, сосредоточено нажимающим на звонок. И вот дверь распахнулась. Эмоции чуть поулеглись, и девушка уже не выглядела такой рассерженной. Добрый знак.
Рамиль принялся лить кисель в уши дамочки. Он клялся в вечной любви и уверял, что ни разу не посмотрит на другую девчонку, даже искоса. А еще корил себя, называя дураком. Предложенная мной фраза прозвучала в самом конце, являясь эдакой вишенкой на торте. И все-таки девушка простила Рамиля, приняв извинения. Хотя до гармонии в их отношениях еще далеко…
И тут настал мой выход. Шлепая тяжелыми кедами, разодетый специально как гопник, я спустился на этаж ниже. Тут надо остановиться подробнее. Дома у меня были кое-какие спортивные вещи, включая купленные еще в девяностые штанишки «адидас» (китайские, естественно). Не проблемой оказалось достать и спортивную куртку с типично гопниковской шапкой. Надеюсь, девушка меня не узнала… По крайней мере, козырек должен был закрывать внушительную часть моего лица.
- Здорово, - кивнул я девушке. – А не угостишь сигареткой?
Стандартный набор гопника. Жертва почувствовала бы искусственность ситуации еще за версту, но в памяти все еще живы кошмары девяностых… Никуда не денутся, хоть девяносто лет еще пройдет. А уж просьба сигареты, пивка и прочих прелестей жизни, так уж точно не пропадет из сленга никогда.
Девушка всерьез перепугалась и сделала шаг к двери квартиры. Да и Рамиль хорош – застыл как вкопанный. Эй, парень, пора бы и проснуться! Глаза бедолаги выражали растерянность. Был бы на лестничной площадке настоящий гопник, мой татарский приятель бы сбежал, да еще бы и пятки сверкали! Ну, или, может, предложил бы обобрать свою даму вместо себя. Больше решительности нужно!
- Привет, пацан, - Рамиль сунул руки в брюки, стараясь выглядеть наглым. – Ты знаешь Кота?
- Ну, - буркнул из-под козырька я.
- Так это мой брат.
Хочет соскочить татарчонок! А вот фигушки ему. Все в соответствии с планом должно быть!
- Он русский вообще-то, чернь, - презрительно произнес я.
Глаза у девушки еще больше расширились. Похоже, она поняла, что с таким парнем ей ничего не светит. А вот денег лишиться может. Стоило ей сделать еще шаг по направлению к квартире, как я тут же занял место в проеме.
- Ух, какая девчонка, - произнес я и противно заржал.
Сигнал к действию получен. Рамиль размахнулся и со всей силы ударил меня в щеку…

*****

«Как ты?» - вот такой текст пришел в сообщении от Рамиля.
Я находился уже в своей квартире и переодевался в привычную одежду. Скула не болела, кровь залечила повреждение. Но Рамилю знать об этом не обязательно. Он в драке тоже пострадал, я слегка рассек его бровь. В этом-то и заключался хитрый план. Я поддался Рамилю, позволив татарину ударить меня в живот, а затем позорно сбежал. Вот только кровь, вытекавшая из брови, заставила девчонку заверещать от ужаса. Хорошо еще, что я не поддался искушению и не кинулся пить кровь прямо на ее глазах. Шучу, самоконтроль вырабатывается у бессмертных довольно быстро. Так вот, девушка склонилась над Рамилем и заявила, что ему нужно оказать медицинскую помощь.
«Нормально. Пластырем заклеили бровь?» - ответил я. Стоило только одеть ботинки, как пришло очередное сообщение. «Да. Теперь она меня героем называет. И мы даже поцеловались!» - ответил Рамиль.
Аж на душе легче стало. Вышло у меня все-таки их помирить. Идея Рамиля сработала. Что ж, пора и мне помириться с Люсей.
Я отправился в один из крупных цветочных магазинов. Наконец-то сменил одежду на более цивилизованную. Так что теперь букет мне подберут более-менее приличный. Время как раз близилось к трем часам дня, клиентов особо много не ожидается…
Толкнув прозрачную дверь, я прошел в большой салон, уходящий на многие метры и в ширину, и в длину. Тут же подле меня словно бабочка запорхала девчонка-консультант.
- Здравствуйте! Подсказать вам что-нибудь? – да, не только у гопников есть в арсенале заезженные формулировки. Впрочем, судя по ярко-желтому цвету волос и белоснежной улыбке, хорошо, что девчонка хоть эти слова знает. Ладно, не буду разжигать рознь по блондинистому признаку. Тем более, что ум от цвета волос (да и кожи) никак не зависит.
В общем, принялся я объяснять ситуацию. Девчонка-консультант нахмурила лобик, а затем принялась порхать от цветка к цветку, пробуя составить комбинацию.
- Раз ваша девушка застукала вас с другой… - произнесла девчонка-консультант.
- Не моя девушка, - перебил ее я. Да только кто меня слушать будет…
- …то потребуется что-то грандиозное. Например, букет из двадцати пяти желтых роз. Как вам, а? – девчонка-консультант протянула мне один цветок. – Просто понюхайте.
Я аккуратно взял стебелек между пальцев и принялся принюхиваться. Запах и впрямь был прекрасный, нежный и свежий, благоухающий и мягкий. Думаю, Люсе должно понравиться.
- Беру, - уверенно кивнул я. – Двадцать пять штук таких.
- Замечательно, - девчонка-консультант принялась собирать букет. – Желтый цвет как раз означает примирение.
Фух, какое облегчение. Хоть не страсть или чувства. Не то Люся еще не так поймет… Да и тот парень, с которым ее видел, тоже. Кто знает, какие у них отношения.
- Но одного букета будет мало, - заверила девчонка-консультант. – Нужна еще записка.
- Записка? – удивленно произнес я, возвращая стебель розы. – Зачем?
- Ну как же. Слова примирения, конечно, важны, но мы, девушки, любим дуться. Так хоть на бумаге все выскажете. И помиритесь намного быстрее. Сужу по своему опыту.
Что ж, разумное предложение. Надо бы забежать в канцелярский, присмотреть открытку… Или, быть может, от руки что-то написать? Второй вариант кажется более честным. Хоть сознаюсь в том, что много врал подруге, и прошу за это прощения.
Забрав букет, перевязанный шикарной широкой блестящей лентой, я помчался в канцелярский, где купил девственно чистый альбомный лист. Текст решил написать в кафе, торгующем всякой индийской лабудой. Тихая мелодичная музыка настроила на позитивный лад, и я взялся за сочинение. Порой мимо меня проплывали люди с затуманенным взором. Такие лица я видел у сектантов тоталитарных сект. Помнится, в девяностые приходилось разбираться с представителями движухи «Нью-Эйдж», что-то говоривших о смене эпох… Поздравляю их, Роммель тоже хочет кардинально перестроить мир.
Письмо… Вот что я могу написать? Мелодичная музыка расслабляла нервы, но мне не в первый раз приходится держать себя сосредоточенным. Поддаться течению не могу, а следовательно вынужден врать. Как и тем беднягам-сектантам из прошлого… Так что ограничусь словами извинения. «Извини, что подвел тебя», - старательно вывел я. Подумав, добавил: «Надеюсь, когда-нибудь простишь». Закончив письмо, аккуратно обрезал его лезвием сая и сложил несколько раз, поместив внутрь букета. Часы как раз показали четыре часа дня. Надеюсь, девушка не торчит, как обычно, в библиотеке, и я ее застану.
Путешествие предстояло недолгое. На автобусе нужно проехать пару остановок, а там как раз доберусь до района, где живет Рамиль. Люся проживала чуть дальше, через квартал. Правда, дом в глаза ни разу не видел. Адрес только был где-то записан, на всякий случай. Каким предусмотрительным в своем время я оказался…
На остановке меня поджидал плакат с улыбающимся парнем с зализанными назад волосами, чей большой палец устремлялся вверх, а рядышком красовалась надпись «Сделаем город чище!» Сам плакат был небрежно приклеен к трещавшему по швам стеклу, а рядом находилась переполненная урна, от которой разило за метры. Я отошел подальше, но даже сесть было негде – деревянная лавочка оказалась сломана в нескольких местах. Ага, город наш будет чище. На всех парах к остановке мчался автобус, перемазанный в грязи так же, как и трехлетний ребенок, кушающий кашку. И забрал он меня да помчал по серым и пустынным улицам города.
Вот и пришло время сходить. Я выпрыгнул на опустевшей остановке, поправил букет да медленно пошел по улице, стараясь избегать рытвин и ухабов. Район оказался довольно живописным. Одинокие березки тянулись вдоль тропинки, а вдалеке виднелась даже небольшая рощица из вечнозеленых дубов и тополей. Сами домики оказались бережно отреставрированными своими хозяевами и выглядели не обиженными придатками индустриального мира, а вполне органичными жилищами. Никаких покосившихся избушек и растрескавшихся стен, все весьма прилично выглядит. Возле одного из домов выстрижен газон. Трава уже не кажется насыщенно зеленой, но все равно отрадно ее видеть посреди безжизненных городских пейзажей.
Квартал Рамиля остался позади. Следующие оказались даже более красочными. Возле дома Люси расположилась лужайка, вся залитая солнцем. Отличный вид по утрам, жизнеутверждающий. Сам дом стоял на холме, и со стороны казалось, будто бы он тянется к солнцу, да только никак достать до него не может. Красивые резные балкончики выходили на солнечную сторону, и от такой красоты кружилась голова. Мне оставалось только вздыхать и восхищаться, ведь в этом городе нигде не увижу ничего подобного.
К моей превеликой радости, кодовую дверь открыла какая-то бабулька, а я успел следом втянуться в темный подъезд. Но даже здесь солнечный свет пробивался сквозь кристально чистое окно, так что во мраке довелось пребывать недолго. Люся жила на последнем этаже, так что мне предстоял долгий путь по залитым солнцем площадкам. Бабулька позади кряхтела и ворчала, что «слишком много развелось молодежи, пачкающей подъезд своими грязными берцами». Удачи бабушке в своей борьбе.
И вот я добрался до красивой двери. Все совпадает – именно здесь живет Люся, согласно адресу. Набираюсь смелости и нажимаю на звонок. Ноль ответа. Еще раз, и еще… До ушей не доходит даже мелкого писка, а слух у меня развит хорошо. Неужто отключен звонок? Ладно. Начинаю стучать кулаком в дверь. И вновь ни ответа, ни привета. Похоже, я пришел в неподходящее время. Люси дома нет, так что оставлю-ка букет на коврике перед ее дверью. Девушка вернется из библиотеки и прочтет записку, которую я весьма вовремя написал. Букет останется в целости и сохранности в этом светлом подъезде, так что можно поворачивать обратно. Хотя хотелось бы взглянуть на подругу в последний раз, возможно, иной возможности и не представится… Ладно, не стоит думать о грустном. Тем более, что еще один приятный визит остался напоследок…

*****

На улице начинало медленно темнеть. Еще бы, завтрашний день подходит под такое настроение. Древний праздник Самайн как раз чествовал мертвых, и хотя сабантуй длился целую неделю, основные мероприятия проводились по ночам. Темное время суток соответствовало духу потустороннего мира, обители мертвецов. Праздник был выдуман кельтами, но у всякой фантазии есть доля реалистичности. Существуют апокрифичные тексты, повествующие о восставших из могил мертвецов, наказанных за то, что некогда нарушили наставления предков и божественных сил. Впоследствии день мертвых превратился в день всех святых (Хэллоуин), но суть праздника осталась прежней. Идеальный день для того, чтобы стереть мир в порошок.
Я поежился. Так, плохие мысли, отступайте прочь. Сейчас стоит думать о приятном.
Этот дом я помнил по памяти. Даже ночью разглядывал в мельчайших деталях. Сложно его перепутать с другими, ведь здесь обитала девушка, переживавшая за меня. Отправив романтичное смс, я принялся ждать. Минут через пять мне пришел ответ – Альбина просила дать ей немного времени, чтобы переодеться. Что ж, я не против – сегодня некуда торопиться.
И вот дверь подъезда открывается. Симпатичная девушка щурится от яркого солнца, потихоньку начинающего заходить за линию горизонта. Солнечные лучики отражаются на ее волосах, делая их ослепительно яркими. В глазах поселяются небольшие искорки, а на щеках красуется румянец. Вот она, целительная сила лечебных ванн…
- Привет, Миш, - девушка подошла ко мне ближе.
На сей раз она была одета в теплую куртку сиреневого цвета. Такая красивая, такая счастливая… Не хочется портить ей настроение.
- Ты чего такой мрачный? – нахмурилась девушка. – Это завтра твой друг будет устраивать теракт, да?
Мне нечего на это ответить. Я лишь развел руки в стороны. От судьбы не убежишь…
- Ничего не говори больше, - девушка прижала палец к моим губам. – Ты умный парень, но поступаешь весьма глупо. Очень жаль, что ты меня не слушаешься.
Я взял девушку под руку и предложил прогуляться. Спорить не хотелось, говорить о завтрашнем дне – тоже. Альбина тоже таким желанием не горела.
- Знаешь, этот вечер чем-то выделяется среди прочих. Какой-то он мрачный и напряженный, - произнесла девушка, смотря куда-то вдаль. – Нечто нехорошее будто бы витает в воздухе, а мы даже не пытаемся с этим бороться. И мне холодно. Так холодно, как не было уже давно.
Мы остановились посреди парка. Ноги сами вели в царство зелени и скамеечек, но мысли находились в совсем другом, малоприятном местечке. Хотелось бы, конечно, куда-нибудь отправиться потанцевать или перекусить, посмотреть фильм или пошутить на остросоциальную тему. Но внутри и впрямь поселилась тоска. Ожидание конца заставляет переживать не на шутку. Когда времени много, его не особо ценишь. Зато потом пытаешься за один день наивно наверстать упущенное…
- Пожалуй, мне и впрямь страшно, - произнес я. – Не так, чтобы до дрожи. И не до гусиной кожи. Какое-то поганое чувство жути будто бы выбирается потихоньку из потайных уголков разума, - произнес я, останавливаясь подле высокого статного фонаря, облепленного листовками, словно заключенный татуировками. – Кто-то вот объявления оставил, кто-то, надеющийся на лучшее. А мне вот плохие мысли часто в голову лезут.
- Потому я за тебя и переживаю, - Альбина присела на скамейку. – Ты же все-таки не обязан заниматься борьбой с опасными преступниками. Может, мне стоит пойти с тобой?
- Не лучшая затея.
Не знает девушка, с кем связываться собралась. Хотя желание помочь похвально, многие бы струсили на ее месте. Но по Альбине и не скажешь, что она готова малодушно сидеть в кустах.
- Я верю в собственные силы. И мне хочется верить, что все пройдет гладко. Но противный червячок сомнения внутри напоминает о том, что все мы смертны, - покачал я головой. – Да, что-то не клеится у нас разговор.
Альбина в ответ шмыгнула носом. Я повернул ее подбородок двумя пальцами и лишь только тогда увидел ручейки слез, скатывающиеся по щекам.
- Ты мне подарил столько незабываемых минут… Уделял внимание, ценил не за внешность, а за внутренние качества. Я помню то безудержное детское веселье, которому предавалась во время похода в кино. И теперь тоже боюсь это потерять. Боюсь тебя потерять, - девушка внезапно прижалась к моему плечу.
Я не знал, что сказать. Столь трогательный момент заставил остатки циника раствориться в кислоте добра. Я принялся шептать слова утешения, а внутри постепенно разгоралась жажда жизни. Будто бы предыдущие столетия являлись коматозным сном, в который внезапно провалился. И лишь после знакомства с Альбиной сумел пробудиться. Я хотел ощущать каждую секунду этой жизни, чувствовать свою привязанность к друзьям и… любовь к этой краснеющей черноволосой девушке с ясными глазами.
О дивная ночь! Не могла бы ты длиться бесконечно?! Хотел бы я проживать эти сутки каждый день, но время не остановить. Хотел бы разрушить печаль на сердце любимой девушки… Но нет, скоро мне предстоит сражение. Я не могу проиграть, не могу позволить умереть этой чудесной представительнице прекрасного пола. Так что теперь решимость мною владеет в полной мере. Я готов к этой схватке как никогда раньше.
Ночь бережно укутала нас темным покрывалом, и мы просидели бездвижно на уютной лавочке в парке до наступления ночи. Затем я проводил Альбину до дома. Хотелось бы знать, что вижу ее не в последний раз…
- Будь осторожен, - прошептала девушка на прощание, а затем поцеловала меня в губы, мимолетно и нежно. Следом она скрылась во мраке подъезда, и лишь волосы в последний раз взметнулись в воздух, прежде чем девчонка окончательно пропала из виду.
Я посмотрел на Луну. Вестница перемен, как считали древние… Интересно, что бы она сказала про мою судьбу? В древности раскрасневшийся диск считали символом войны и страданий. Сейчас же Луна отливает холодным и тусклым блеском. Может, все останется как есть? Хотелось бы верить.
Скоро уже владычица темноты уступит место Солнцу. Мне почему-то захотелось на это взглянуть. Возможно, больше и не получится застать предрассветные сумерки…
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль http://midnightersworld.profiforum.ru
Midnighter
Admin
avatar

Сообщения : 26
Дата регистрации : 2015-02-01

СообщениеТема: Re: История из жизни одного вампира   Пт Мар 20, 2015 11:53 am

*****

Один из крупнейших небоскребов в городе открывал поразительный вид на город. Мелкие, словно таракашки, машины светились крохотными огоньками фар. Людей ночью превращаются в хрупких невидимок. С высоты птичьего полета открывается неповторимый вид бурлящей событиями ночной жизни. В те времена, когда я еще был человеком, ночь пугала людей, заставляла прятаться в глубине домов. Нынче же эта мрачная стихия оказалась подчиненной. Электрический свет отогнал темноту, сделав темное время суток более безопасным по сравнению со временами ста-двести лет назад.
Я свесил ноги с гладкой крыши. Совсем не страшно находиться на такой высоте, если знаешь, что в любой момент можешь зацепиться за любую поверхность. Безопасность открывает новые горизонты, раскалывает скорлупки страхов и дает ощущение неуязвимости. С этой точки зрения, вампирская жизнь дает множество преимуществ. Но я бы не назвал ее новой эволюционной ступенью, скорее ответвлением человеческого вида. Поборов одни страхи, бессмертные приобретают другие, что роднит нас с людьми. Вечная борьба, покой нам только снится…
Я подставил лицо легкому ветру. Такая безмятежная ночь… Если бы только можно было рассказать всю правду Альбине, то привел бы ее на крышу небоскреба. Посидели бы тут, помечтали о будущем. Раньше было проще – вышел на свежий воздух, да мысли умные в голову пришли. Нынче же город загрязнен, потому и выбираешься куда-нибудь повыше. Японцы пошли дальше – на высотках они умудряются даже овощи выращивать…
Я посмотрел на сотовый телефон. Сигнал нащупывался слабо. Быстро разрядится, а до рассвета еще три часа… Глаза упали на янтарное кольцо. Полезнейший предмет, без него не смог бы наслаждаться восходом Солнца. Наверное, я вообще странный вампир. Обычно бессмертные не любят яркий солнечный свет. Может, со мной происходит что-то не то? Ночная тварь, тянущаяся к свету, выглядит забавно в любом случае… Хотя что это я расфантазировался. Наверное, ночь-проказница так влияет. Первобытные людские страхи заставляют воображение рисовать изумительные картины, заставляющие поражаться даже самого себя.
Потихоньку огоньки начинали гаснуть. Все же люди – не ночные создания, им хочется поскорее окунуться в объятия пушистой и ласковой кроватки, да забыться… Работа, уход за детьми, любовные взаимоотношения занимают много времени и сил. И вскоре бурная молодость отступает, а вместе с ними ночью наступает эпоха покоя.
Интересно, а что было бы, если бессмертие не останавливало время? Хотелось бы посмотреть на себя тридцатилетнего, пытающегося обрести смысл бесцельно прожитой жизни. Или пятидесятилетнего, верно следовавшего законам судьбы и потому добившегося неплохого положения в этой жизни. Но, к сожалению, время остановилось для моего организма…
Лишь неоновые вывески да фонари остались гореть, освещая улицы оттенками всех цветов. Город погрузился в темноту лишь наполовину. Многие фонари в два часа ночи погасли, сделав картину еще более мрачной. Но вывески будут гореть до последнего, так что царство вечной темноты под ногами не увижу. Прямо как я, последний рыцарь света. Да-а-а, такой же нелепый как и эти неоновые вывески, борющиеся с темнотой.
Болтать ногами надоело. Думать тоже. В такие минуты остается просто ждать чего-нибудь. Я пытался вспомнить предыдущие рассветы, но яркие картинки в голову не закрадывались. Наверное, потому, что ни разу не отмечал выпускной и не встречал рассвет с одногруппниками. Радостных событий с восходом солнца я что-то не припомню. Но этот рассвет надолго останется в памяти…
Бледная Луна потихоньку стала пропадать, а звезды гаснуть будто бы перегоревшие лампочки. Огненное марево показалось из-за линии горизонта. Резво помчались по пустынным улочкам солнечные лучи, оповещая о смене ночи на день. Пока что они действовали робко, вполсилы, ибо их время пока еще не пришло. Оранжевый диск постепенно приподнимается над спящей землей так, как карлик, подпрыгивая на стуле, пытается попасть в кадр. И вот он, тот самый момент – огромнейшее Солнце встает над спящей Землей и освобождает дремлющий мир от власти темноты. Я непроизвольно щурюсь, ибо хотя зрение стало лучше, но и оно не способно приспособиться к яркому небесному светилу.
Сейчас мир начнет пробуждение. Появятся на уцелевших листиках маленькие капельки росы, потянутся и встрепенуться кроны деревьев, очнутся маленькие насекомые, не боящиеся холодов… Солнечные лучи побегут по широким магистралям и узким улочкам, загоняя тьму в углы теней. Замаячат в зеркалах машин солнечные зайчики. Красота неописуемая…
А еще я увидел радугу. Огромный разноцветный мост раскинулся чуть поодаль, пытаясь объять различные части города. Яркие пласты одного цвета таяли и смешивались со следующим, образуя настоящее чудо света.
Я посмотрел на часы. Так быстро время прошло… И уже часовая стрелка указывает на отметку «четыре». Что ж, пора бы и наведаться домой.
Солнце взошло, рассвет я встретил. Теперь пора бы сделать все, чтобы увидеть следующий день.

Обреченные

Дома мне предстояло напиться. Был бы я человеком, это бы звучало так весело! А уж потом-то, кинуться в бой предельно накачанным алкоголем… Нет, не он мой друг и помощник. Единственное средство моей физической силы – кровь.
О сколько же сил дарит эта красная жидкость! Без нее чувствуешь себя вялым, все не клеится, в том числе и ноги с поверхностью. Несколько глотков же превращают в «четкого пацанчика». Шутка.
Без крови вампиру действительно никуда не деться. Чем больше крови в организме, тем быстрее реакции. А уж когда противостоять приходится вооруженным до зубов злодеям, волей-неволей начинаешь накачивать организм до предела. Символично, что мир спасать собирается существо, питающееся сладкой красной жидкостью. Да и в противниках такое же…
Все начинается с крови. Жизнь невозможна без нее, поддерживать организм, особенно бессмертный, можно только принимая сладкую красную жидкость. Поначалу любой бой решает физическая готовность, и если запасов крови в организме хватит, то можно потягаться и с серьезными врагами. Но не стоит думать, что вампиры так уж от нее зависимы. Отказ от крови влечет к деградации, бесспорно. Но и мы, бессмертные, можем обходиться малой крупицей, поддерживающей в нас жизнь. До встречи с Марго я один пакет растягивал на неделю. Этим утром опустошил два с половиной пакетика, предназначавшихся мне. Остальное ушло нашему отряду, который, быть может, побывал и на моей квартире.
Но убыстренные реакции появляются именно благодаря хорошему кровотоку и повышенному обмену веществ.
Я смял остатки пластиковых пакетов и выкинул их в мусорный пакет. Надо бы забить его под завязку, чтобы люди ничего странного не заподозрили. Странное дело, вроде бы им собираюсь помогать, а сам прячусь, будто совершаю нечто нехорошее… Что поделать, человеческая кровь является основой моего рациона. Люди ведь тоже едят животных, а в некоторых странах – и обезьян, прямых предков, и угрызений совести не чувствуют. Кушают-то мертвых зверей, никого не убивают. Наш бессмертный вид тоже к этому приспособился. А люди часто умирают своей смертью…
Ну ладно, отбросим физиологические особенности. Не только к пище у людей существует зависимость. Наркотики требуют насыщения, а при отсутствии дозы вызывают ломку и деградацию, ведь все существование упрощается до принципа «найти - ширнуться». С теми, кто добровольно отказался от крови, происходит нечто подобное. Ломка является ужаснейшей. А уж особенно у тех, кто только недавно превратился в вампира… Впрочем, обуздать жажду живительной жидкости довольно просто, как и человеку унять свой голод. Не всегда же испытывать чувство превосходства и лазить по стенам.
Ох, что-то я задумался о жидкости, дарующей жизнь и смертным, и бессмертным. Пора выдвигаться на позиции…

*****

В древности обряд братания также был связан с кровью. Смешивалась кровь нескольких людей, и эта странная смесь выпивалась поочередно каждым участником. Так и становились они кровными братьями или братьями по крови (особой разницы нет). Впоследствии каждый участник такого странного союза приходил на выручку к другому, попавшему в беду. И в бой, и на пир, и в радости, и в горе они стояли друг за друга горой. Могут ли кровопийцы поступить также?
Мы друг друга знаем плохо. Я даже по именам вспомню не каждого. Еще и кровь добыл для них… Буду надеяться, что пойдет она впрок, и мои старания не пропадут даром.
Графитовое небо нависало над головой, всем весом вдавливая в землю. Размазывались текстуры облаков, распадался на миллионы крошечных осколков солнечный свет. Погода навевала грусть и тоску, и бодрый героический настрой куда-то испарился.
И вот уже я пришел в место сбора. Первым делом в глаза бросился грузный черный трейлер с лакированными боками. Вот оно, средство передвижения команды вампиров. Стильно, ничего не скажешь. Вся команда, по всей видимости, уже находилась внутри прицепа. Только Марго с Тарасом что-то обсуждала возле кабины.
- Вот и ты пришел, и года не прошло, - вяло обронила вампирша.
От былой наглости не осталось и следа. Марго выглядела побледневшей, но в глазах ее горела решимость. Тарас же выглядел слишком спокойно. Хотелось бы думать, что он поведет себя как удав, спокойно заглатывающий грызуна, а не как черепаха, пытающаяся доползти до финиша.
- Кровь выпил? – спросил приятель Марго. Как будто этот вопрос стоит первым на повестке дня.
- Конечно. К бою готов, - я слегка потряс плечами и размял кисти рук, всем видом показывая, что слова подкреплены делом.
Тарас одобрительно кивнул. А Марго не преминула напомнить, что мое место – в прицепе, вместе со всеми.
Обогнув трейлер, я запрыгнул внутрь фуры. На несколько секунд мне пришлось погрузиться в темноту. Да тут еще и створки кузова закрыл… Но вот глаза уже привыкли ко мраку, и я сумел разглядеть своих боевых товарищей.
Мир не будет прежним.
Я видел армян, которых сумасбродные турки распяли на кресте в 1915. Я видел узников концлагерей в Германии. Теперь я видел и других людей, идущих на смерть. Бессмертными их уже язык не поворачивается назвать. Некоторые шутили, что мол, постреляем чуть-чуть и домой пойдем, тряся автоматами. Некоторые гордились тем, что впишут свои имена в полотно защитников человечества. Но большинство сидело с опечаленными и сосредоточенными лицами. Я постарался запомнить их, как в последний раз.
На каком-то повороте мы налетели на кочку. Прицеп здорово тряхнуло, но к своим местам наш маленький отряд будто прикипел. Следом заревел двигатель, прибавляя скорость. Очевидно, мы добрались до аэропорта. Впрочем, уже совсем скоро начали тормозить на каждом повороте. Пробки…
- Ну что, вылезать уже? – спросил Стас.
Кто-то постучал в перегородку. Тут же зазвонил телефон, притом, что странно, у меня. Марго велела сидеть и не высовываться. Не хватало еще преследования со стороны полиции.
- До конечной едем, пацаны, - пошутил я.
Шутка так и осталась висеть в воздухе. Напряжение не спадало, нервы взвинчивались до предела. Стало бы проще, если бы все начало раньше, если бы мы перехватили Роммеля в аэропорте… Ожидание просто мучительно. Нет, так быстро наше дело не завершится, ребята.
Луис нервно ерзает на своем месте. Обеспокоен парень больше всех, ибо в реальных боях, скорее всего, участия не принимал. Стас похрустывает пальцами, превращаясь в комок нервов. Он нетерпеливо ждет приказа, когда можно будет рвануть в бой. Мы все так долго готовились к этому дню, зациклившись только на нем, что уже начинаем чувствовать себя неуютно в этом темном прицепе, пока двое наших товарищей ведут погоню за автомобилем Роммеля. Интересно, его сопровождает кортеж? И что нас ждет в месте, где произойдет открытие новой кафешки? Много ли вампиров Роммель сумел убедить в своей правоте? Сейчас и узнаем…
Вот трейлер остановился, и Марго с Тарасом вылезли из машины, хлопнув дверями. Я открыл двери прицепа, и увидел вампиршу. Жестами она попросила всех вылезти наружу.
Вот мы и оказались даже не возле готического особняка. Обычная трехэтажка, стены которой обиты прозрачным пластиком (видимо, дизайнер хотел сделать нечто похожее на небоскреб). Но, думается, не зря Роммель выбрал именно ее. Наверное, местоположение особенное. Район этот я знал довольно неплохо. Он относился к окраинам города, хотя примыкал к деловым кварталам.
- Нам нужно действовать осторожно, - прошептала Марго. – Роммель уже внутри. Времени у нас особо нет. Охрану он выставил – посмотрите на лоджии.
Пока вампирша объясняла тонкости, я принялся рассматривать дом. В двух окнах и впрямь мелькнули кирпично-непроницаемые рожи охранников. Наверное, есть и другие. На первом этаже возле входа удалось увидеть караул, вскинувшие пистолеты. Видимо, наша атака не является уже тайной. Интересно, когда это мы успели себя выдать? Во время погони за машиной? Или сейчас? В любом случае, придется прорываться…
- Нам нужна стремительная атака, - продолжала Марго. – А затем кинуться врассыпную. Тогда у нас больше шансов уцелеть, ибо мы друг друга не станем подставлять под удар. Каждый берет на себя как минимум одного охранника, как только его устранит – переходит к следующему. Всем все ясно?
Понурые и хмурые, парни молча кивнули. Вот она, развязка, которую они так предвкушали. Былой задор куда-то пропал…
Мы двигались неслышно. Мелкими перебежками занимали места возле входа. Старались пригибаться и вытягиваться в струну, чтобы не быть замеченными охраной с верхних этажей и караула, стоящего возле дверей. И вот все позиции заняты. Марго жестами показала, что первый идет Тарас. Самый крепко стоящий на ногах наш человек должен буквально раскидать стоящую слишком близко ко входу охрану, а следом ворвемся мы все шумной толпой и разбежимся по зданию… Но мало иметь план «а», нужно и запасной вариант держать в загашнике. Ибо все с самого начала пошло наперекосяк.
Во-первых, меня чуть не убили. Пуля просвистела в паре сантиметров от моей головы. Я услышал ее слишком поздно, не успел бы увернуться, если бы снайпер стрелял точнее. Осознание того, что миссия могла закончиться для меня, не начавшись, прямо-таки взбодрило и пробудило дремавшую до поры до времени ярость.
Выстрел положил начало нашей операции. Не успела Марго отдать приказ, как Тарас уже ворвался внутрь здания, срывая двери с петель. Следом помчался и наш небольшой отряд, только не всем скопом, а разрозненно. Я потихоньку приходил в себя после неудавшегося покушения. Так уж вышло, что новой мишенью мне не довелось стать. Другим так сильно не повезло…
Тараса расстреляли практически в упор, однако он успел оторвать головы людям, стоявшим возле двери. Всего лишь смертным! Кто-то со второго этажа методично стрелял из арбалета, и двое наших оказались прибиты к стенам. Нас и так было мало, а теперь мы вовсе оказались в меньшинстве…
Топот ног заставил меня спрятаться за колонну. Наверное, этот зал предназначался для ресепшна. Укрыться смог не только я. Марго перемахнула за стойку и принялась стрелять с двух пистолетов. Один из стоявших на втором этаже вампиров рухнул вниз. Тогда вампирша достала обрез и выпустила монеты прямо в грудь бессмертному. Бесславная смерть.
Зато теперь наши шансы стали подравниваться. Топот ног теперь слышался ближе, и вскоре из одного бокового коридора показались прислужники Роммеля. Луис открыл по ним огонь, затрещали автоматы врагов… Я помчался на выручку приятелю, вытаскивая засунутые в голенища сапог саи. Эти бессердечные твари, стремящиеся к разрушению и убийствам, должны умереть…
Вскипала внутри меня ярость, распаляла мою сущность. Я вспомнил пожар, в котором сгорал город в моем воображении. И почувствовал мягкие губы Альбины на своих устах… Гремучая смесь любви, отваги, решительности и ярости вырвалась наружу, превращая меня в смертоносное оружие.
Мои движения становились все более отчетливыми, более молниеносными. Я принялся перебегать по стенам, резво орудуя саями. Мои соперники поначалу даже не понимали, кто перед ними. Потом было поздно. Быстро разлагались до скелета трупы некогда бессмертных созданий, превращаясь в кусочки праха.
Холодная голова и горящее сердце стали моими орудиями. Вот сай воткнулся в горло очередного вампира. И вот один из охранников стал двигаться быстро, отталкиваясь от стен. Но и его постигнет разочарование. Я бросился ему навстречу, в последний момент резко пролетел под своим соперником, а затем вонзил ему в спину сай. Еще минус один.
Преимущества у нас не наблюдалось. Лысая голова Стаса да короткая стрижка Марго то и дело мелькали в отдалении. Наши ряды стремительно редели. Нужно прорваться на второй этаж и убрать стрелков… Только под перекрестным огнем это сложно сделать.
Думай, Миша, думай… В Первую Мировую ты вообще из окопов не высовывался. И все равно умудрялся выживать. Что же ты тогда делал?
Эх, не работает мозг. Придется прибегнуть к помощи эмоций.
Я побежал по стене, а затем продолжил бег по потолку. Марго прикрывала меня, так что мое появление на перилах второго этажа оказалось неожиданностью для стрелявших. Первому противнику я пронзил горло. Он оказался человеком, наемником, продавшимся за деньги. Неужели золотой металл настолько важнее существования твоего рода? Измельчали благородные воины…
Второго я ухватил за шею и выбил ногой пистолет в сторону. Мои клыки погрузились в яремную вену, насыщая мой организм до предела. Процессом я увлекся, и вовремя подоспела Марго, выпустившая пару пуль в подкравшегося сзади вампира. Сай довершил дело, вонзившись в грудь оппонента.
Я выкинул опустевшую оболочку наемника с балкона, а затем принялся осматриваться по сторонам. Силы Роммеля изрядно поредели. Но вряд ли он оставил с собой большое количество охраны. Так что передышка продлится недолго…
Марго уже бежала по лестнице, как с противоположной стороны второго этажа открыли огонь. Даже меня задела шальная пуля. Пришлось отпить крови еще одного наемника, чтобы рана быстро затянулась. Мелкими перебежками я стал приближаться к вражескому укрытию, и вскоре столкнулся с грузным и массивным вампиром. Он появился вроде бы из ниоткуда, хотя на самом деле сам второй этаж испещряли различные дорожки, и если внимательнее смотреть по сторонам, то можно было бы заметить его раньше. В руке вампира блеснул нож, который, на мое счастье, прошел на пару сантиметров вбок от уха. Боец действовал быстро и агрессивно. Но слишком уж предсказуемо. Включив голову, громила позабыл включить сердце. И расплата наступила. Я выждал момент, когда массивный нападающий выдохнется, и вонзил саи в незащищенные ступни верзилы. Он пронзительно закричал, и вспышка боли заставила его позабыть об осторожности. Рука громилы безвольно опустилась, и я вонзил сай в незащищенную шею.
Что ж, соперник являлся более сильным. Наверное, в личной охране Роммеля найдутся большие оригиналы, которые смогут еще не так удивить.
Стрелки со второго этажа стреляли довольно метко. Они смогли положить еще одного нашего, так не вовремя рванувшего к лестнице. Теперь нас осталось трое. И Стас куда-то пропал… Я дошел до крайней колонны. Дальше идти нельзя – попадешь под расстрел врагов.
Нужно действовать оригинально. Не в обход, и не напролом… Перед глазами предстало разрушенное здание университета, и это наваждение придало сил.
На перезарядку у вампиров уходила пара секунд. На мое счастье, они не скрывались за колоннами, уверовав в собственную неуязвимость. Пары секунд достаточно, чтобы запустить сай прямо в грудь стрелков. И вот они уже оседают на полу, превращаясь в прах…
Вот и выход на третий этаж мне удалось заметить. Из него как раз выбегала очередная группа бойцов. На помощь рассчитывать глупо – внизу появилась очередная группа из четырех существ, которой занялась Марго.
Я же бросился за саями, подобрал их с пола и направился к проходу. Наемники или приспешники Роммеля не стали стрелять. Приглядевшись, я заметил в их руках длинные и широкие ножи, какими неплохо получается разделывать шкуры. Не снимите с меня скальп, господа, живым вам не дамся!
Огонь пожирал город в моем воображении, медленно, методично и неуклонно. Но мне удавалось в последний момент закрыть портал, после чего все возвращалось на круги своя. Но в реальности все так просто не восстановить. Разрушенные города могут оправиться от катастроф, но на это уходит много времени. И до конца нельзя залечить раны от погибших друзей, родственников, знакомых…
Ярость по отношению к наемникам, продавшимся за золото, и к вампирам, решивших вершить судьбы мира, достигла своего предела. Эмоции взвинчены до предела, желание жить самому и всем близким захватило меня с головой. Я не мог проиграть, просто не имел права…
Яростные атаки посыпались со всех сторон. Соперники попались серьезные. Видимо, это и есть приближенные немецкого богатея. Их желание править миром и уничтожить людишек схлестнулось с моей жаждой жизни для всего человечества и иных существ, следующих правилам «театра». Две сильные жизненные позиции, из которых останется только одна.
Подпитываясь эмоциями, мы закружились в убийственном водовороте. Мелькали стены, пол и потолок, свистел воздух в ушах… Как змеи, зачарованно покачивающихся под мелодичное звучание дудочки, мы бросались друг на друга, стараясь ранить соперника. Бесполезно. Слишком одинаковы наши тактики ведения боя.
Что я делал с Альбиной в кинотеатре? Импровизировал, старался удивить девчонку. Притом прибегал только к подручным средствам. Вот и сейчас саи могу использовать в качестве продолжения своей руки… в буквальном смысле. Я перевернул оружие рукояткой к врагу, а сам ухватился за центральный зубец. Колющее оружие превратилось в кастет. Вот она, импровизация!
Но одной задумки мало. Нужно еще и воплотить ее в жизнь. Теперь я саем дрался так же, как и кулаками. Удар в корпус, в голову, в корпус! И по коленям тоже! Вот так вам, супостаты!
Похоже, на кулачный бой они не рассчитывали. Наличие ножа создало у них иллюзию превосходства. Недооценили мою задумку, за что и поплатились. Хотя кулаками не грохнешь вампира… Так что, воспользовавшись заминкой и раскидав врагов, я быстро перекрутил в руке сай и отправил одного из соперников к праотцам. Других уже не успел, и бой пошел по новой…
Тут подоспела Марго со своими обрезами. Монеты пробили груди двоим вампирам, рассыпающимся в прах прямо на глазах. Поблагодарить вампиршу я не успел, так как между нами с потолка спрыгнул еще один враг. С безумным горящим взглядом и длинной катаной он кинулся на слишком спокойную девушку, не успевшую даже перезарядить оружие… Я тоже ничем ей помочь не мог, оказавшись застигнутым врасплох. Хорошо, что Стас вовремя подоспел… Ну как вовремя…
Катана разрубила парня чуть ли не напополам. Но жизни успела лишить. Марго перезарядила обрез, но нападавший впечатал ее в стену. Я же успел прикончить последнего вампира из той группы, и вовремя отпрыгнул к перилам. Катана раскромсала плитку, оставив широкую борозду.
- Вот и встретил я равного соперника, - впервые за все сражение пробормотал я себе под нос. А затем отпрыгнул в сторону. И на перилах теперь тоже красовалась широкая отметина.
Сам нападающий являлся продолжателем дела самураев. Узкоглазый, жилистый, проворный, он наносил удары, не жалея сил. Рано или поздно они закончатся, ведь колошматить с такой энергичностью вечно не получатся. Силу-то кровь дает…
- Тебе-то зачем примыкать к Роммелю? Что он тебе наобещал? – старался словами отвлечь своего оппонента.
- Месть людям, - отозвался самурай на ломаном русском, нанося очередной удар.
- И что они тебе сделали? – я быстро перешел на английский. Надо же с пониманием относиться к тысячелетнему воину, выучившему только самые распространенные языки. Вряд ли он бегло говорит на русском…
- Опустили мою Родину в Ад.
Последняя фраза открыла мне глаза. Нет, не самурай этот вампир, а всего лишь новообращенный. Сотня-две сотни лет ему, максимум. Во времена атомной бомбардировки Японии он еще был человеком. Но как же работает промывка мозгов! Теперь он считает, что это люди бомбили те города. Частично, так оно и было на самом деле. Но приказы отдавали далеко не люди…
- Месть ничего не исправит, - отозвался я. И в этот раз японец уже сумел отрезать лоскуток моих джинсов. В следующий раз может и до крови дойти…
Теперь ясно, откуда черпает свою силу этот вампир – из ярости и желания отомстить роду человеческому, которого видит самым страшным своим врагом. Одолеть такого соперника будет сложно…
И вот наступила пауза. Японец оказался немногословным, в разговор не углублялся и на контакт не шел. Нет, Альбина, твой метод не работает. Словами не переубедить врагов, как ни старайся. Разные стороны баррикад, разные взгляды, разные идеологии… Таким существам нечего делить друг с другом. Как ни пытайся их примирить, к общему согласию они не придут.
Зато я помнил слова другого умного человека. Ляо Тан тоже верил в дружбу между народами, но он также научил и приемам самозащиты. Иногда лучшая тактика для выживания – оборона.
Следующий удар катаны пришелся между зубьев. Саи даже не затрещали, с легкостью выдержав мощную атаку. Идеальное оружие для того, чтобы победить сильного и быстрого врага. Я быстро перекрутил сай и отвел лезвие клинка одновременно вниз и вбок. Следом ногой ударил японца по руке со всей силы, заставив его разжать пальцы. Катана со звуком упала на пол, звонко стукнув по блестящей поверхности. Следом я пнул ее куда-нибудь подальше, и блестящее лезвие покатилось по уже не идеально гладкой поверхности.
Но даже оставшись без оружия, японец по-прежнему представлял собой серьезную угрозу. Он попытался выбить из моих рук саи, однако такой трюк работает только один раз. Я моментально поворачивал их боковыми зубьями, держась за центральный, что создавало защиту пальцам. Наконец мой противник осознал всю бесперспективность своих атак и отошел назад, чтобы придумать новый план. Тут-то я его и подловил, сделав подсечку. Японец растянулся на полу.
- Тебя обманули, - произнес я, вонзая сай в его грудь.
Теперь я мог посмотреть на Марго. Вампирша, по всей видимости, очнулась еще во время боя. Она потирала ушибленный висок. Я протянул ей руку, помогая подняться на ноги. Оставался последний этаж, где сейчас находился Роммель…
Вот скоро все и завершится. Мы только добежали до лестницы, как из бокового хода возникли новые наемники.
- Я задержу их! – крикнула Марго. – Не дай Роммелю скрыться.
С пистолетами наперевес вампирша заняла оборону у подножия лестницы, а я уже мчался по ней, считая ступеньки под ногами. И вот уже показалась прозрачная дверца, толкнув которую я очутился в помещении, задумывавшемся как кабинет директора. Тут-то впервые и увидел своего оппонента в лицо…

Пищевая цепочка.

История человечества знает очень мало примеров, когда до войны дело не доходило. Мирные переговоры и посредничество существовали и в древности, но редко они приводили к чему-то конструктивному. Чаще послов просто казнили.
В последние несколько лет картина поменялась. Многие конфликты стали решаться при помощи слов, а не действий. Сели за столы переговоров непримиримые соперники и враждующие стороны. Отказались от многих видов вооружений передовые державы мира. Так что в чем-то Альбина была права, когда говорила о том, что в войне пострадавшими являются обе стороны. Иногда приходится прикладывать усилия, чтобы идти на компромисс.
Но бывают такие моменты, когда ты не сможешь пойти навстречу своему сопернику, как бы тебе ни хотелось. Во Вторую Мировую Войну с немцами подписали мирный договор только после их полного разгрома. Никто не садился за стол переговоров с этими ужасными преступниками. Конечно, подоплека там была иной… Впрочем, хозяева Роммеля ничем не лучше тех преступников середины двадцатого века.
Ирония судьбы заключается в том, что мне пришлось все-таки попытаться образумить своего врага. Другого выхода не оказалось. Ибо между нами находилась стена…
Как хорошо, что мысли об Альбине помогли мне вспомнить о необъятной силе слов.

*****

Мой враг стоял в паре метров от меня. Вот и она, конечная цель похода. Можно долго не возиться с ней – кинуть сай в голову, да дело с концом. К сожалению, он врезался в прозрачную преграду. Шум привлек внимание Роммеля, повернувшегося ко мне лицом. Сказать, что я был удивлен, значит, ничего не сказать.
Лысый череп бросался в глаза и раньше. Только я не видел, насколько он бледен. Кожа вампира казалась тончайшей, как тельце медузы. Скулы придавали фактуры лицу, сошедшему будто бы со страниц комиксов про вампиров-носферату. Бордовые губы казались сухими и потрескавшимися. Большие мешки под глазами подчеркивали принадлежность существа к ночному миру. Жестокими и холодными очами взирал древний вампир на мир, считая его своей добычей. Ярость горела в них испепеляющим огнем. Японец и рядом не стоял с этим представителем старины.
При этом Роммель был одет в приличный деловой костюм. Как же он появлялся на людях? Наверняка навевал ужас одним только своим внешним видом…
- Ты опоздал, - остранено произнес древний вампир.
Я кинулся на прозрачную преграду, но не смог ее сдвинуть с места. Пуленепробиваемое стекло.
М-да, как ни крути, а сражаться уже не доведется. И придется вести осмысленный диалог с вампиром, собирающимся бессмысленно убивать людей. Тяжелая задачка, как ни крути.
- Того, что меня интересует, здесь нет, - будничным тоном, каким он наверное просит официанта подать ужин к столу, произнес Роммель. – Информацию собрали неверную. Даже если пятьдесят лет назад вселенные тут соприкасались, то ныне они отдалились.
В руках злодея я заметил странную штуку, похожую на компас. Проследить за моим взглядом несложно.
- Этот прибор показывает колебания энергии, - вздохнув, произнес Роммель. – Аномалий нет, все в норме. И это печально для меня.
Я устал колошматить по крепчайшему стеклу и решил перейти к переубеждению.
- Зачем тебе убивать людей? К чему все эти ненужные смерти? – спросил я, стараясь сохранять спокойствие.
- Посмотри на меня, - Роммель подошел поближе. – Бледная кожа досталась мне от человеческого организма. Я болел, серьезно болел. Порфирия – тяжелое заболевание, но и вампирское существование не подарило мне излечения. Я больше не чувствую боли, но многие признаки старой болезни живы до сих пор. Моя кожа никогда не станет нормальной, после превращения она чрезмерно пресытилась кровью, а затем побледнела. Никогда не знаешь, как будешь выглядеть после трансформации.
Роммель смотрел на меня сквозь бронебойное стекло, и в этом взгляде было много… сочувствия.
- Люди – слабые и жалкие существа. Даже бессмертие не способно подарить избавление от множества недугов, от которых страдают эти разумные создания. Тем более, что они больше не являются вершиной пищевой цепи. Даже мы, вампиры, не сможем ее возглавить. Демоны будут стоять во главе. Мы можем только преподнести человечеству в дар очередного Троянского коня, сотворив миллионы себе подобных. Генная инженерия избавит нас от недостатка в крови, так что на земле не останется ни одного смертного. Но не ко всем трансформация будет относиться так великодушно, - в голосе древнего вампира звучало сострадание. И оттого его фразы становились еще более ужасны. Ишь как все продумал, даже в будущее заглянул. Нет, братец, человечество так просто не переманишь на ночную сторону…
- Не так плохо быть смертным, - я тоже приблизился к стеклу. – Чувства, эмоции, осмысленность своего существования… Мы с тобой тоже были людьми… Разве не прекрасно быть человечным?
Роммель повернулся ко мне спиной, считая разговор оконченным.
- Эмоции губят. Они помогли тебе победить моих воинов, среди которых были весьма сильные солдаты. Но долго ты на них не вытянешь, а затем эмоции начнут тащить тебя вниз. Ты думаешь, почему я с тобой тут вкрадчиво болтаю? Ваша шайка не представляла для меня никакой угрозы, - Роммель развернулся, но на губах не играла язвительная ухмылка. – Вы являлись всего лишь назойливой мухой, жужжащей над ухом. Ты способный парень, а вот твои соратники полегли чуть ли не в первой атаке. Но одному тебе не справиться с моей могущественной финансовой империей и не сорвать мои планы, строящиеся столетиями. Ты не можешь тягаться со мной в одиночку, так что я даю тебе возможность передумать. Потому, что в следующий раз между нами не будет стоять преград, и я вырву тебе ребра, щенок.
Также спокойно и буднично древний вампир подошел к столу и нажал на кнопку, спрятанную под столешницу. Медленно стали разъезжаться в стороны створки пуленепробиваемого стекла, отходя вверх и вниз. А Роммель уверенными шагами направлялся к окну. Я поднял саи. Хотелось разозлиться и со всей силы кинуть оружие ему в спину. Но бронебойное стекло так медленно расходилось в стороны…
И вот древний вампир уже выпрыгивает из окна. Неужто выпал посреди белого дня? Но нет, радостно кричать не буду. Роммель спрыгнул всего лишь на лыжи, приделанные к низу корпуса вертолета. Как бесхитростно сбежал, а? И заодно продемонстрировал немаленький потенциал своей фирмы, в которой наемники служат наравне с фанатиками.
Пуленепробиваемое стекло исчезло из виду. Так же, как и надежда на победу.

*****

И вот мы с Марго уселись на ступени перед одной из серых пятиэтажек. Полиция, конечно же, прибудет на место происшествия, но следы уже заметены. Останется им голову ломать над загадкой пары обескровленных трупов. Никогда не подумают они, что монстры из книжек существуют на самом деле.
Бойня в месте открытия кафе (хотя здание явно не переоборудовано под него) породит кучу баек. По городу теперь будут ходить слухи о банде из девяностых, вновь взявшейся за оружие. И пусть.
- Никогда бы не подумала, что выживем только мы с тобой, - честно призналась Марго.
- Мы вообще-то пошли в самоубийственную атаку, так что удивительно, что мы вовсе остались в живых, - фыркнул я. – И на что мы рассчитывали? На то, что древний вампир будет как новообращенный ввязываться с нами в драку? Думаю, если бы мы представляли серьезную угрозу, он бы целую армию с собой привел, а не пятерых сильных вампиров и наемников с новообращенными для массовости.
- Но это же не значит, что мы должны сдаться?
Можешь не всплескивать так руками, вампирша. Разговариваешь прямо как я. Правда, у меня не удалось переубедить Альбину. Твои шансы такие же невеликие.
- Ты будешь мне помогать? – Марго села на мои колени, заглядывая прямо в глубину моего естества. – Поверь, мы найдем единомышленников. Мы остановим Роммеля. Мы защитим человечество и своих близких.
Я схватил девушку за талию и принялся освобождаться от ее объятий.
- Можно защищать по-другому. Я буду находиться рядом со своими друзьями, поддерживать правила «театра» и прикидываться социальным существом. Я не герой, никогда им не был. И выжил лишь благодаря эмоциям, полученным в результате общения с друзьями. Если Роммель приведет сюда свои войска, независимо от того, откроет ли портал, то его тут будет ждать горячий прием. Я защищу своих близких. Но не весь мир. Ибо я не всемогущ, - произнес я, вставая.
Можно было сказать, что я слишком просто сдался. Да что угодно Марго пусть думает, мне все равно. Из-за своих интрижек и желания победить во что бы то ни стало и так полегли наши товарищи. Никто уже не вернет их из мира мертвых. И, отчасти, Марго в этом повинна. Она и раньше бросала близких и знакомых на произвол судьбы.
У нас нет союзников. Бороться против всемогущей организации невозможно. Против нас все – и финансы, и численность прислужников Роммеля, и даже знания… Нет, Марго сильно заблуждается, что способна одержать победу в этом неравном сражении.
- Можешь собирать вещи и уматывать, - жестко произнес я. – Ты опять привнесла в мою жизнь хаос.
Марго ничего не ответила. Слова стали излишними. Она поняла, что потеряла мою благосклонность навсегда.
Я медленными шагами брел к своему дому. Пронизывающий ветер сердито выл над головой, будто бы оплакивал погибших этим утром существ. Альбина права, в бойне нет выигравших.
А еще мне хотелось вернуться к привычному социальному образу жизни. Хватит с меня схваток и боев. Хочется хоть немного пожить в свое удовольствие.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль http://midnightersworld.profiforum.ru
Midnighter
Admin
avatar

Сообщения : 26
Дата регистрации : 2015-02-01

СообщениеТема: Re: История из жизни одного вампира   Чт Мар 26, 2015 8:16 am


*****

Легкая дымка посреди дня – странное явление. Редкое, оттого и более ценное. Как и жизнь, собственно.
Сейчас я хотел жить как никогда. Роммель был прав относительно перспектив моего маленького отряда. От которого в живых осталось только двое. Вытащили мы с Марго счастливые билеты, на которые можно купить новую жизнь. Нужны ли мне новые неприятности? Вряд ли. Так что лучше закачу-ка я вечеринку. Устрою пир горой! И пусть придут все, ради которых я сегодня так доблестно сражался. Надеюсь, в последний раз.
На улицах уже постепенно стали проявляться очертания праздника. Прекрасный Хэллоуин, день, когда чествуют святых. Кое-где уже виден народ, надевший костюмы различных монстров. Пусть пугают друг друга, дурачатся… Не стоит им знать всей правды. Звонкий смех разлетается по улице, за каждым углом таится несравненное «Бу!», а монстрики кажутся невинными и безобидными. Хотелось бы жить в таком мире.
Я достал мобильный телефон. В бою он странным образом уцелел. Хотя товарный вид потерял.
- Привет, - произнес я ровным голосом.
- Привет, - протянула Альбина. Нежный голосок заставил меня встрепенуться. Будто бы я оказался в стране кошмаров и вот только сейчас отыскал тропу, ведущую к свету. – Все закончилось?
- Да. Я выжил, - вздохнул я.
Альбина была права. Не моя забота – спасать мир. Одному вампиру это не под силу.
- Надеюсь, больше ты не наделаешь глупостей, дурачок? – раздался смешок по ту сторону телефонной трубки.
- Тоже на это надеюсь, - улыбнулся сам себе я. – Удалось мне переубедить своего знакомого…
- Что я и говорила!
- …но только его одного. Сейчас полиция зачищает тот дом, где укрывались террористы. Мой друг пообещал больше с ними не связываться и уехал из города.
- Так быстро?
Что ж, вру я очень плохо. Пусть Альбина все спишет на мое стрессовое состояние, в котором легко напутать некоторые детали…
- Наверное… Слушай, я хочу сегодня устроить вечеринку. Придешь ко мне в семь? – предложил я. Хотя на самом деле был не уверен, что Марго успеет забрать свои вещи. Тем хуже для нее.
- Я согласна, - весело и непринужденно отреагировала Альбина. – Жди меня.
И вот уже девчонка отключилась. Тем не менее, я телефон далеко убирать не стал. Теперь уже набрал Люсе. Думаю, вечеринка нас окончательно помирит.
- Да? – ответила мне потухшим, дрожащим голосом Люся.
- Ты чем-то расстроена? – попытался выяснить правду я. Хотя по интонации и так было понятно, что да.
- Нет, - соврала девушка. Шмыгнул ее носик по ту сторону телефонной линии. Ревела минут пять назад, небось. – Ты что-то хотел?
- Пригласить тебя на вечеринку. Будет…
- Я согласна.
Вот так просто? А я думал, что моя подруга припомнит полуголую Марго и пропуски лекций…
- Приходи в семь, - произнес я. Тут же связь оборвалась: Люся дала отбой.
Что ж, теперь осталось еще сообщить Рамилю, и вся компания будет в сборе. Наконец-то я проведу время с близкими мне людьми. За их безопасность же боролся. И буду сражаться дальше, если Роммель или кто-то другой покусится на их жизни.
А пока что отдохну. Просто отдохну. После того, как смерть минула, такая охота к жизни просыпается… И верно, нет ничего на свете прекраснее, чем яркое, пульсирующее, искрящееся, переливающееся, аморфное и безмерное ощущение себя живым.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль http://midnightersworld.profiforum.ru
Спонсируемый контент




СообщениеТема: Re: История из жизни одного вампира   

Вернуться к началу Перейти вниз
 
История из жизни одного вампира
Вернуться к началу 
Страница 1 из 1

Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
Midnighter's World :: Повесть "История из жизни одного вампира" :: Повесть "История из жизни одного вампира"-
Перейти: